Начало

Начало

Снежинки, пушистым роем. Снова и снова бились в окно. Бессильный преодолеть преграду, рой разбивался и опадал вниз. В ночную тьму скрывающую землю, уже выстланную ледяными телами белых мух. Я в задумчивости провел пальцами по подоконнику, стряхивая не существующую пыль. Быть может, в последний раз взглянул на первый в этом году снег. Мысленно собрался. Нацепил свою самую ехидную улыбочку. И повернулся к гостям.

Пара не званых гостей. Мужчина, более чем вольготно расположившийся в моем кресле у пышущего жаром зева камина. И женщина. Точнее, совсем юная особа с ещё детским, пепельно-серым цветом меха по всему телу. Что сидела у его ног. Согревая в маленьких мохнатых лапках бокал с местным тягучим вином.

Мой убийца и рабыня. Даже хуже. Рабыню может освободить хозяин или выкупить родные. Наконец она может сбежать. И если повезет, найти новый дом и семью. Судьба этой девочки печальна и мрачна. Всю жизнь ее место будет на полу и в самых грязных углах дома хозяина. Хотя, судя по форме хвоста, она более знатна. И не ему бы здесь командовать. Сложно все у этих проклятых кошек.

           

И чего я думаю об этой Нгха. Тут бы выжить. Десять лет поисков, мучений, бессонных ночей. И что? Я маг! Один из сильнейших. Но, только среди "Еды" как нас презрительно зовут нынешние хозяева империи. Пятьсот двадцать лет изоляции от истинных знаний. Сокрушительное поражение в войне Алых клыков. И лишь крохи знаний. Брошенные, словно издевка, Нгха к ногам людей.

Человек - маг имел право пользоваться, лишь отмерянной природой мощью. Что по сути ничто. Лишь дикий талант, искра и заключенная в теле сила. "Еду" лишили доступа к Святыням. Кто хоть раз коснулся одной из них, обретал связь с миром и источник могущества способный творить миры. Нгха всегда были слабы в магии. Но вот уже как пятьсот лет они практически боги.

- О чем задумался Схаад? - С легким взрыком пробасил гость.

Я вздрогнул. Оказывается, не заметил как замер на пути от окна.

- Думаю, как оторвать тебе голову Марот и сохранить свою. - Съехидничал я в ответ.

- Ты разговорчив перед смертью. Но ведь ты, еда. И я дам тебе видимость надежды.

- Марот дернул кончиком хвоста лежащего на коленях. И девчушка тут же протянула бокал с вином.

- Играешь? Как домашняя киска? - Вновь уколол его я.

- Скоро твои кишки достанутся падальщикам. Беззлобно сказал он, отхлебнув из кубка.

- Хорошее у тебя вино маг. Вот только холодное. - Выплюнув фразу. С пренебрежением сунул кубок скукожившейся рабыне. Забрызгав густыми крупными, словно виноград каплями испуганное личико.

- Рабыня вывела могучего Марота из себя? - Улыбнувшись произнес я.

- Она должна быть счастлива, что жива. - Сказал он. Грубо оттолкнув ее ногой. - Если б не дурной папаша. Жила б себе припеваючи во дворце. Подними кубок тварь! - заорал Марот.

Девушка, дрожа всем телом, потянулась за вылетевшим при толчке кубком.

- Перестань! - наливаясь лютой злобой, произнес я.

- И что ты сделаешь человек? Убьешь меня? - развеселился Марот, одним плавным движением вставая с кресла.

Он знал, что великолепен, быстр, силен. Темная как ночь шерсть, покрывающая могучее тело мерцала искрами звезд. Грудь же и живот бронзовели загоревшей кожей, что лишь подчеркивала тугие связки и бугры могучих мышц.

- Я смотрю, ты злишься Схаад. Из-за никчемной самки? Я мог бы подарить ее тебе на часок. Но сам хочу вскрыть этот нетронутый бутон. Чем вскоре и займусь в этом, уже моем доме.

Взглянув в испуганные по-человечески детские глазищи этой кошачьей девчонки. Я просто озверел. Что-то сломалось, словно рухнули в раз сгнившие перегородки страха. Будто незнакомая ранее сила наполнила меня. Стало всё равно. В голове засела лишь одна мысль застилаемая пеленой жгуче красной ярости. Убить! Убить его! Пусть не возможно. Пусть он касался Святынь, в отличии от меня. Да! За последние пятьсот лет маг человек ни разу не убивал Нгха. Он пришел убивать меня. Но я цепляясь, зубами, руками, срывая ногти - утащу его за собой.

С диким яростным, словно буря ревом. Я бросил в него поток силы. Тут же рванул следом, на ходу доставая кинжал. Изумрудно зеленый вал ударил Марота, отшвырнув к стене, и расплескался о щит. В краткий миг затишья я ударил клинком.

Кошачьи рефлексы помноженные на везенье. И сталь пробила лишь правое плечо. Я же оказался на полу с располосованной в лохмотья грудью.

Пытаюсь встать. Оскальзываюсь в липкой крови. Все плывет. Пол будто взбесившись, сбивает меня с ног. Падаю и вновь попытка подняться. Сил хватило лишь не падать стоя на коленях. И подняв голову увидеть врага.

Его правая рука свисает плетью. Шерсть пропитана алой, почти человеческой кровью. Глаза, раскаленными углями жгут меня. Здоровой рукой стискивает поясной молот.

Несколько шагов разделяет нас. Несколько шагов до моего конца. Но что-то словно свербит в мозгу. Ускользает и вновь пробивается на поверхность. Мысль. Ощущение. Поднимаю руку. Успеваю отметить тень изумление в желтых кошачьих глазах. Вспышка пламени срывается с ладони, накрыв буквально все передо мной.

В одно мгновение мир сужается до зыбкой тьмы перед глазами, мерзкой вони паленой шерсти и глухого звука упавшего в шаге от меня молота.



Александр Лебедев

Отредактировано: 08.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться