Начало Бездонья

Размер шрифта: - +

Вазмор Адориус

За окном светило солнышко. Это была поистине редкая удача в это время года, и его нежные утренние лучи, ласкающие затылок профессора Адориуса, подарили тому заряд позитивной энергии на весь день. (Во всяком случае, так он думал с утра.) Вазмор потянулся, посмотрел сначала на спящего Айзора, а затем перевел взгляд на часы. Было чуть больше десяти, по подсчетам профессора, его беспамятный друг должен проспать минимум до двух, так что у него вдоволь времени, чтобы не спеша позавтракать за чтением утренних новостей (как он делал обычно, но в последнее время не мог себе этого позволить в силу объективных причин), сходить в душ и одеться, а также сделать для Айзора дивный антипохмельный коктейль.

К двум часам дня, отбившись от нескольких настойчивых стуков в дверь и оборонив тем самым покой своего потерянного, но найденного друга, Вазмор Адориус сидел в кресле, поставив стакан «дивного снадобья» на тумбочку возле кровати и ожидая пробуждения Айзора. Ожидание это ничуть не было ему в тягость, так как он с удовольствием коротал время чтением столичных новостей. К двум часа дня уже поспели выйти колонки самых рьяных работников пера, и профессор Адориус с интересом узнавал трактовку ночных событий с точки зрения репортеров. Оказывается, дело обстояло куда хуже, чем ему показалось, а на журналистов напали не коги, а твари-из-Бездонья. Было несколько обидно за последних. Однако журналисты призывали закрыть Ивилон и разводили панику среди масс, убеждая в опасности обучения в таком жутком месте. Вазмор был в корне не согласен! Сердце кольнуло беспокойство: оберегая Ивилон от Йогоста, профессор малефицистики никак не мог предположить, что судьбу колледжа могут решить жители Столицы. А между тем дело шло именно к петиции. Пока что профессору оставалось только надеяться, что широкие массы пропустят эти жалкие статейки мимо ушей.

Айзор между тем открыл глаза, потянулся и первое мгновение был полностью доволен. Однако затем навалилась слабость да такая головная боль, что хмуриться было больно.

Поохивая, он сел в кровати, прислонившись спиной к стене, и мрачно посмотрел на жизнерадостного Вазмора.

- Выпейте – полегчает, - сочувственно улыбнувшись, предложил тот расположенный на тумбочке напиток.

Айзор, надеясь на чудо, поверил Вазмору и залпом выпил все содержимое стакана. На глаза его навернулись слезы.

- Можно воды? – прохрипел он, махая ладошкой перед лицом, будто бы это могло погасить разыгравшееся внутри пламя.

Вазмор, предугадавший такое развитие событий, указал на тумбочку с другой стороны кровати. На ней стоял высокий стакан, до краев наполненный водой. Айзор кинулся за стаканом и какое-то время оставался молчалив.

Допив воду, он возмущенно повернулся к Вазмору.

- Предупреждать нужно, что он острый такой!

- Однако же сработало?

- Да! – признал капитан. – Теперь я думаю только о том, как мои внутренности сгорают в огне!

Вазмор усмехнулся. И стал серьезен.

Айзор эту перемену заметил и тоскливо вздохнул. Упреждая уже готовые, как ему казалось, сорваться с Вазморовских губ обвинения, он произнес:

- Думаю, мне пора уехать из Ивилона.

Вазмор возмущенно задохнулся от подобного заявления. Все благодушие, которое профессор готовился проявить по отношению к его вчерашнему походу к Сердцу замка, как рукой сняло.

- Думаете? – сухо переспросил он.

- У меня нет причин продолжать доставлять вам хлопоты, - осторожно подбирая слова, продолжил Айзор. – Этот остров неблагоприятно ко мне настроен.

- Нет причин? – переспросил Вазмор.

Он думал, что ни за что его не отпустит. Думал, что ухватится за него, заставит вспомнить все и вновь обрести его потерянную жизнь. Но это его «нет причин» в мгновение заставило Вазмора почувствовать нахлынувшую усталость и апатию. Как ты можешь говорить, что у тебя «нет причин»?! Ты реально считаешь, что их нет?!

Айзор тем временем на него не смотрел, покаянно уставившись в покрывало.

- И когда? – заставил произнести себя Вазмор. Голос предательски срывался, хлестая ледяным бичом. Спросить это ровно и индифферентно не вышло от слова «вообще».

- Думаю, перед ужином. Часов в шесть.

- Понятно, - произнес профессор и поднялся с кресла.

Продолжать находиться рядом внезапно стало для него невыносимым. Более не произнося ни слова, он вышел за дверь.

 

Тут же на него налетела бумажная пищалка-валентинка от ректора, которая ждала, воткнутая в дверную щель. Пищалка развернулась, и голос ректора загремел на весь пустой коридор:

- ПРОФЕССОР АДОРИУС! НЕМЕДЛЕННО ЗАЙДИТЕ В КАБИНЕТ РЕКТОРА! – И так несколько раз, пока взбешенный профессор не поймал валентинку рукой и не разорвал бумагу в мелкие клочки.

Однако идти все же было необходимо, и Вазмор зашагал по коридору, от злости на Йогоста на мгновение позабыв о злости на Айзора.

Гостиная для преподавателей все еще представляла собой удручающее зрелище: окна были разбиты, диваны порваны, а ковер – в большие пропаленные проплешины. Вазмор прошел мимо, походя удивляясь такой некомпетентности – убрать доказательства разыгравшейся ночью драмы можно было меньше, чем за час. Однако никто не спешил.



mrgtghost

Отредактировано: 20.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться