Начало главы

Отчаянный поступок

Последние моменты пережитые Альбертом, которые описывались ранее, отложили смутный, тёмный и горький осадок на его сердце. Ему хотелось как можно скорее покончить со всеми этими его приключениями.

По началу ему показалось что этот день, который безошибочно и безостановочно повторяется, это день полный возможностей, сколько всего можно было совершать не опасаясь при этом последствий, сколько всего можно говорить, высказывать, доказывать и знать что твой собеседник совсем скоро просто всё забудет, или вернее просто не будет знать, а в случае если он обидеться то система повторения всё исправит. Почти все границы для Альберта исчезали. Только одна, самая большая черта границы стояла перед ним каждый раз, это стрелка часов на 13:25. Во всём же остальном ему было дозволено очень и очень много, но лучше правильней сказать, он себе позволял очень и очень многое.

Сейчас-же он понял что всё в точности наоборот. Этот день, это день полный ограниченных возможностей, ведь всё что он бы не делал, всё в конечном счёте аннулируется, любые действия, любое дело, всё в конце концов теряло смысл. Всё кроме одного… опыт и уроки которые он получал на протяжении всей этой истории, они всегда оставались при Альберте и скорее всего останутся ещё на долгое время, а то и на всю жизнь.

С одной стороны он получал опыт от ошибок для своего конкретного дела, он учился на них, исправлял, всё для того что-бы предотвратить беду. А с другой стороны был опыт жизненный, своеобразные уроки жизни. Они учили Альберта всему тому что в дальнейшем помогло бы помочь ему в жизни после того как всё закончиться. Ведь даже вечному ребёнку когда-то придётся стать взрослым.

Альберт твёрдо решил для себя покончить со всем этим. Возможно вы скажете «он уже второй раз сделал для себя такое решение» я скажу вам что, нет. В прошлый раз оп поставил для себя цель, найти решение стоящей перед ним проблеме. А в этот раз он сказал себе что решит эту проблему. Как ни крути а разница тут всё-же большая.

Альберт во всей этой заварушке был как боксёр принимающий, отбивающий и наносящий удары. Обстоятельства наносили ему сильные удары, в виде того, что он терпел неудачи. Он принимал эти удары, в виде печали, грусти и отчаяния, от этого у него падали руки. Затем он пытался наносить новые удары, но противник будучи крупнее и сильнее его отражал их. В конце концов сильнейший удар пришёлся Альберту изнутри. Это был удар в виде горечи от того, что из за всех этих мистических происшествий, он не мог жить своей нормальной жизнью, своей новой жизнью, в которой он, много понявший мог бы начать другой образ жизни, уделять нужным людям должное внимание, браться за дело так как его научили обстоятельства, то есть с ответственностью и уверенностью. И в конце концов просто ценить настоящий момент, потому-что теперь знал, что повторить всё в точности как когда-то было, возможно, но почувствовать при этом те-же эмоции никак не удастся. И так он, стоявший на ринге уже множество раундов, не стерпел, последний удар убил в нём последнюю каплю терпения и наш боксёр перестал бить врага привычным способом. Он весь от злости, в отчаяние и гневе достал большую деревянную биту, решил ударить ею по своему сопернику что есть силы. И наверное это был один из тех случаев, когда поступок совершённый в отчаяние, на удивление ещё и оказался верным.

 

Альберту на ум пришла одна безумная мысль, этот план который он и не планировал вовсе, а просто сделал в порыве гнева, показался Альберту дельным и если был довести его до ума, всё могло бы получиться.

Он сделал две попытки прежде чем сейчас мы найдём его в том месте где он сейчас и находиться. А именно на парковке полицейского участка в котором Альберт и работал. Он не пришёл на роботу, нет. Он был в гражданской одежде, и никто его из сотрудников не видел.

Альберт находился в одной из служебных машин, в первой которая ему попалась на глаза. Он сидел на сидение водителя. Окно двери со стороны где он сидел было разбито. всюду по салону были разбросаны осколки стекла. Пластиковая крышка которая находиться под рулём и прикрывает проводку тоже валялась, на соседнем сидении. Машина в которой он сидел издавала громкую сирену сигнализации. Альберт, оголив проводку нужных ему красных проводков, усердно чиркал ими друг об друга пытаясь добиться зажигания.

Вскоре автомобиль завёлся. Альберт проделал работу очень ловко и быстро, по этому сотрудники полиции только успели выйти из здания на зов сирены автомобиля. Всё что они успели заметить, так это выезжающая из парковки, уже угнанная полицейская машина. Стефан был среди, тех выбежавших сотрудников.

— Угнали, прямо из парковки! — возмутился он.

Он тут-же подтянул ко рту рацию, которая по обычаю была закреплена у него на груди.

— Приём! — Крикнул он. — Мсье Жюраль… У нас чп, только что была угнана служебная машина.

— Что? — Орал в микрофон начальник. — Остановите! Схватите его! Вы хоть представляете что это такое! Служебную машину угнали… прямо из парковки участка!

На поимку угонщика направили пять таких-же машин. Стефан весь в азарте и возбуждении жал на газ крепче всех. Он ехал впереди всех своих товарищей.



Пьер Дантес

Отредактировано: 26.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться