Началось в колхозе утро

Размер шрифта: - +

глава 5 или о том, как полезно слушать свое начальство

Стояла тихая украинская (в литературном понимании) ночь. Огни давно погасли в окнах домов и даже фонари тускло горели, экономя средства колхозников. Надежда Сергеевна, агроном колхоза и просто молодая привлекательная женщина тщетно прятала голову под подушками. Природа наградила ее тонким слухом и этот дар стал для нее проклятьем, так как Митя Тракторов еще долго пел песни под окнами своей зазнобы. Всем было хорошо пение и игра на гармони радовала слух, но только от волнения тракториста заклинило на одной песне и «одинокая гармонь» имела все шансы быть закиданной сердобольными односельчанами в лучшем случае помидорами. 

- Снова замерло все до рассвета… 

Опять затянул Митя в сотый раз песню.

- Ааааа… Это же невозможно! Сколько можно?

Словно услышав ее гневный рык, «одинокая гармонь» замолчала. Не веря своему счастью, Надежда вытащила голову из подушек. На улице стрекотали кузнечики, какие-то ночные птахи издавали звуки, но пения не было. Совершенно счастливая девушка легла на кровать. Морфей начал раскрывать перед ней свои объятья. Кусочком бодрствующего сознания она уловила какой-то назойливый шум, напоминающий трактор, но царство Морфея было столь желанным и манящим. 

Утро встретило колхозников обычной суматохой: по селу металась баба Клава, выражая недоумение своим пронзительным голосом. Причиной недоумения стала бригада трактористов, молчаливо намывающая до блеска своих железных коней. Но Клавдия Юрьевна, стараясь донести до селян своевременно информацию, не всегда эту информацию передавала правильно.  В вольной интерпретации бабы Клавы выходило, что бригаде дали новые тракторы или трактористы заболели, иначе чего они все вкупе с бригадиром молчат и тупо намывают машины? Вторая ее версия была, что их подменили. Но приверженцев первой версии было больше, вспоминая ночные пения Митрия. 

Агроном стойко боролась с искушением запустить в «сарафанное радио» подушкой и продолжала тщетные попытки поспать еще немного. В конце концов, когда уровень децибел голоса бабы Клавы превысил нормы, из соседнего дома доярки послышались гневные рыки. Клавдия Юрьевна благоразумно замолчала и пошла бить тревогу под окна председателя. 

- Клавдия Юрьевна, с чего вы взяли, что колхоз купил новые машины?

- Людмила Ивановна, так новые же тракторы стоят и вся бригада вместе с Марьей Ндреевной моют их. Да и глаза у всех стеклянные ни на что не реагируют, будто как их? Во, зомби. Да, и Митрий вчера ни с того ни  сего петь начал под окнами Любки, и все одну песню пел. А сам весь белый, глаза тоже стеклянные… - Баба Клава в ужасе замолчала. - Людмила Ивановна, горе-то, какое! Их пришельцы забрали и опыты над ними делали!!!! Ааааааа! Спасайся!!!!

А она побежала разносить по селу страшную новость.

- Клавдия Юрьевна, стойте! Куда вы? Перестаньте, кому говорят!

Но баба Клава обладала не только иерихонским голосом, но и быстрыми ногами. Люся устало вздохнула и пошла к гаражам узнавать, что на самом деле происходит. Пока несознательные колхозники отказывались верить «достоверной» информации доярки на пенсии, которая лично видела и пришельцев, и тарелки, и похищение трактористов, бригада домыла последний трактор и уселась перед гаражами. Бессонная ночь не прошла даром. Глаза у всей бригады были тусклы и красны, вся их бесшабашная энергия улетучилась и они молчали, наслаждаясь отдыхом. Бригадир «радовала» взор мрачным взглядом с темными кругами под глазами, Митя молчал и с отвращением смотрел на гармонь. Остальные выглядели не лучше.

- План то мы выполнили, но в таком виде нам нельзя появляться перед гостями. 

Маша посмотрела на часы.

- Поспать нам не удастся, но надо хотя бы освежиться. Что-нибудь придумаю, чтоб нас отпустили на пару часиков. 

Мужчины с надеждой направились к домам.

- Нет, нет, нет. 

На уставших и помятых лицах образовался вопрос.

- Не домой…. на речку. Дома слишком большой соблазн… там кровати стоят.

Трактористы обречено вздохнули и побрели на речку. Замыкала шествие бригадир. 

Когда вся бригада вернулась с реки (что может быть более бодрящим, чем купание в ледяной воде?), то смогла наблюдать интересную картину. Председатель колхоза Людмила Ивановна безмолвно взирала на гараж. Ее рот открывался и закрывался, но звуков никаких не исходило. Привычно грязное и захламленное помещение гаража сверкало чистотой и порядком. 

- Людмила Ивановна? Здравствуйте.

- Мария Андреевна.., - Наконец обрела голос Люся. - Что это?

Трагическим голосом спросила она.

- Гараж, - как можно невиннее ответила бригадир. 

- Но вчера вечером здесь был… он был… свинарник с вашим гаражом выглядел пятизвездочным отелем, а сейчас…

- Людмила Ивановна, ведь скоро гости приедут. Вот мы рано утром встали и пришли сюда, уборку делать. Вы сами не раз указывали на захламленность гаража, мы и приняли вашу директиву к действию. 

Сзади бригадира с такими же честными глазами стояла вся бригада. 

- Ладно,  - Люся перевела дыхание, оправляясь от шока. - Молодцы, похвально. 

Уходя из гаража, она под нос себе тихо говорила:

- Надо больше отдыхать, а то всю ночь шумы какие-то слышались. Все пение слышали, а мне шумы. Ох, примем гостей, сдадим посевную и отдыхать…

- Мария Андреевна, Машенька.

К девушке повернулся Борис Ямов.

- Вы всех нас спасли. Не перебивайте! Благодаря вашей светлой голове и чуткому руководству… план выполнили, никто ничего не заподозрил. А идея убрать гараж была поистине гениальной! Хотя конечно сначала мы ее не восприняли таковой. 

- Ну да, сначала вы меня хотели убить за нее.



Марина Василевская

Отредактировано: 01.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться