Начальство бывает разное

-5-

Утро следующего дня началось для Оливии с громких воплей соседского ребенка и его неугомонной мамаши. Маленький проказник не нашел ничего лучше, чем развеселить себя путем обрушения на соседскую дверь серии мощных пинков, сопровождая их громким смехом и руганью матери.

Честер от греха подальше спрятался под кресло, бросая из укрытия злой взгляд на закрытую дверь.

Разлепив веки, Джонсон приподнялась на локтях и взглянула на будильник. Шесть утра. Что может быть хуже, чем подъем в такую рань, да еще и таким способом?! Отключив будильник и отставив часы в сторону, Олив села на край дивана, откидывая в сторону одеяло и втискивая голые стопы в домашние тапки, и побрела на кухню ставить чайник.

Бодрящий душ и чашка крепкого чая помогли снять сонливость и обрести силы на новый рабочий день. Диктор по телевизору вещал о том, что погода будет еще холоднее, чем раньше, а весна, видимо, окончательно решила поменяться местами со своей сестрой осенью.

Накормив кота остатками курицы, купленной вчера по дороге домой, Оливия переоделась в брюки и рубашку, собрала сумку и, быстро натянув на себя длинный черный плащ и наказав Честеру охранять квартиру, отправилась на работу.

Сегодня в метро народу изрядно прибавилось. Кое-как проскользнув в переполненный вагон и заняв место у окна, Джонсон принялась обдумывать планы на выходные. Нужно было провести генеральную уборку, постирать белье, оплатить счета, сходить в магазин и вымыть Честера. В принципе не так уж и много дел, однако, что-то не давало девушке покоя, но вот что - Олив никак не могла понять.

На подходе к агентству, первое, что бросилось Оливии в глаза, это черная тонированная хонда у самого входа. Огромный лысый бугай в черных очках за рулем уверенности не прибавил, а еще два «человека в черном» возле двери так и вовсе заставили поверить, что Джонсон явно ошиблась адресом.

Стараясь вести себя уверенно, Олив поднялась по ступенькам и вошла внутрь. Охрана ее не задержала, что уже было хорошо. Пройдя по коридору и заглянув в комнату, первое, что отметила Лив, так это наглухо зашторенные окна. Большая люстра с четырьмя плафонами в виде шаров из матового стекла мягко освещала офис.

За столом, спиной к занавешенному окну, сидел Ангел Смерти и внимательно слушал посетителя. Когда Оливия вошла в комнату, оба собеседника обратили на нее свое внимание. Смерть коротко кивнул на ее рабочее место, в то время как гость пристально впился в фигуру девушки темно-вишневыми глазами.

Стараясь не шуметь, да и вообще прикидываясь частью интерьера, Лив прошмыгнула к своему столу и, прикрывшись папкой, позволила себе украдкой изучить незнакомца, когда тот вновь обернулся к ангелу. Ему едва ли можно было дать больше сорока. Бледное лицо с орлиным профилем напоминало хищную птицу. Густые волосы цвета сажи, собранные в низкий хвост, доходили владельцу до середины лопаток.

Фигуру скрадывал дорогой костюм черного цвета, разбавленный алым пятном в виде шелковой рубашки и таким же платком в наружном кармане. Руки, с хорошо заметными прожилками вен, были сложены поверх трости с металлической рукояткой в виде птичьей головы. Из-под рукава пиджака выглядывал браслет дорогих швейцарских часов, а на узле черного галстука красовалась алмазная булавка.

Завершали образ начищенные до блеска лаковые туфли, поблескивавшие при неярком освещении, стоило только их обладателю чуток сдвинуться с места. В завершении ко всему помощница заприметила кашемировое пальто с фетровой шляпой, которые нашли свое место на вешалке у входа. Все это открытым текстом говорило о том, что неожиданный посетитель обладает не дюжим состоянием. Интересно, что он мог забыть в такой убогой дыре, как эта? 

Постаравшись сосредоточить свое внимание на бумагах, которые лежали у нее на столе, Олив отгородилась от неприятного клиента стопкой папок и углубилась в чтение. Краем уха девушка пыталась вслушаться в разговор начальника и гостя, однако, спустя минуту их общения, Джонсон поняла, что они общаются практически шепотом, и разобрать, о чем идет речь, не представлялось возможным.

Плюнув на бесполезное занятие разобрать хоть одно слово из общего потока, Лив вытащила из нижнего ящика стола большую разлинованную тетрадь и принялась делать заметки по поводу изучаемого документа.

Уйдя с головой в работу, Оливия даже не заметила, как разговор между Смертью и клиентом подошел к концу, и только тихий шелестящий голос, пожелавший удачного дня и бросивший пару слов на прощание, заставил Джонсон оторваться от бумаг. Ее зеленые глаза встретились с темными очами гостя, и ни с того ни с сего по спине у помощницы детектива пробежала стайка мурашек. Было в этом взгляде нечто такое, отчего кровь стыла в жилах, а инстинкт самосохранения неоновым транспарантом вопил о том, что отсюда надо бежать без оглядки! 

Как только за неизвестным закрылась дверь, оцепенение тут же спало, а на смену страху пришли опустошенность и сильная усталость. Мотнув головой из стороны в сторону, Олив сдвинула папки на край и перевела взгляд на начальника. Тот сидел мрачнее тучи, погруженный в свои мысли, и, видимо, обдумывал дальнейшие действия.

На свой страх и риск девушка встала из-за стола и прошмыгнула на кухню, где заварила крепкий чай для себя и блондина, добавив в обе чашки пару кусочков сахара. Водрузив посуду на поднос, помощница вернулась в комнату и молча поставила на стол блюдце и емкость с листовым отваром.

Вторую она зажала в руках, согревая озябшие кисти, и вновь уселась за свой стол, утыкаясь носом в отчеты. Тихий звон фарфора оповестил Оливию о том, что мужчина взял чашку в руки и сделал глоток.



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 10.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться