Начальство бывает разное

-17-

Как оказалось, здание Архива включало в себя несколько блоков, один из которых располагался на поверхности земли в облике старой, полуразрушенной церкви, а остальные нашли свое место под землей, разграничивая три комплекса.

Маленький отдел отводился под камеры, куда ищейки, игравшие роль охраны, помещали незаконно проникших нарушителей, второй отдел отводился под библиотеку, куда складывались бумажные варианты личных дел всех одаренных вампиров, и, наконец, третий – там находились кабинеты Наблюдателей, комнаты поисковиков и зал совещаний, где проводили инструктаж и обсуждали изменения в работе архива. 

По мере того, как стражи и пленники спускались глубже под землю, тем ярче становились светильники на стенах. Лампы блестели от бликов свечей, делая заметной даже самую тонкую трещинку на каменных блоках стен. Спустившись вниз по винтовой лестнице, уходящей на глубину пяти этажей, взору детективов открылось поистине завораживающее зрелище.

Первое, что бросалось в глаза - высокий потолок с шарообразным куполом как у церкви, которую сыщики видели ранее. Глядя вверх на высеченные прямо в камне колонны и арки различных эпох и культур, скрывавшие за собой проходы, по которым туда-сюда сновали Наблюдатели в синих, серых, черных, зеленых и других мантиях, можно было представить себя в музее, чьи двери открывались только для самых избранных.

Пройдя по мосту из дымчатого кирпича, компания вышла на широкую круглую платформу с мозаичным узором мраморных плит синего, серого и белого оттенков. От нее в разные стороны уходили три дороги, скрытые темными провалами тоннелей. Возле каждого стояло двое охранников, заложив обе руки за спину.

Оливия из любопытства заглянула за край платформы и тут же отскочила назад, чуть не налетев на светловолосого ищейку. Глубокая пропасть, подернутая белыми клубами тумана, напоминала пустующий колодец, у которого нет дна.

- Не советую проверять ее на глубину, – безразличным тоном отчеканил МакКалистер, чуть повернув голову назад.

- И в мыслях не было, – передернув плечами, возразила Джонсон, не сводя глаз с края обрыва, чем вызвала короткую усмешку у капитана.

Теперь, когда Олив знала, что находилось за краем платформы, то у нее вдруг невольно возникло чувство, что пол вот-вот накренится, и они все скатятся вниз в объятья котлована. Дойдя до развилки, сопровождающие разделились на две части: Ангус и пожилой мужчина, поклонившийся Хоффману и назвавшийся Григорио, ушли в правый тоннель, наказав Арно и его товарищу, Тодеушу, сопроводить нарушителей в подземелье, хотя, казалось бы, куда еще глубже под землю? Мужчины кивнули в ответ и повели парочку прямо по коридору.

Идти пришлось недолго, миновав два поста охраны, ищейки остановились перед железными дверями, за которыми скрывался грузовой лифт. Пропустив вперед себя Бастиана и Оливию, мужчины нажали на одну из кнопок, на которой вместо цифр был изображен странный иероглиф, похожий на те, что Виктор показывал на других зданиях, находящихся под контролем вампиров.

Самаэль все это время молча анализировал происходящее. Тот бессмертный, он вспомнил его лицо, однако, как давно это было. В тот раз ему едва ли исполнилось шестнадцать лет. Он был слугой в доме богатого вельможи, когда в их город пришла чума. Смерть бродил по улицам, раздавая указания жнецам, когда увидел на улице мальчика, сжимавшего в своих объятиях маленькую девочку.

Болезнь не щадила никого, от маленьких детей до взрослых мужчин и женщин. Григорио потерял родителей еще ранней весной, оставшись один с младшей сестрой на руках. Через месяц после похорон заболела и она. Люция из последних сил боролась за жизнь, но вирус отчаянно отвоевывал себе все новые и новые участки тела. Ангел уже было хотел протянуть к девочке руку, когда брат вскочил с земли и закрыл малышку собой.

- Не тронь! – отчаянно вскричал мальчик, преграждая путь фигуре в черном плаще. – Она еще не умерла, а значит, ты ее не получишь!

Казалось бы, что может сделать обычный подросток против могущественного бессмертного существа, веками наблюдавшего за тем, как гибнут люди? Однако что-то в душе у Самаэля дрогнуло, когда он заглянул в светло-карие глаза мальчугана.

- Я могу помочь ей, но плата за это будет слишком высокой.

- Мне все равно, я все сделаю, чтобы Люция осталась в живых!

Выпрямившись во весь рост, Смерть пару минут раздумывал над чем-то, а потом запустил руку в карман, извлекая оттуда флакон с черной жидкостью. То, что он собирался сейчас сделать, шло в разрез со всеми существующими правилами, и возможно, грозило самому ангелу жестоким наказанием, но чувство сострадания, все еще живущее где-то в глубине души, тихонько шептало о том, что этот ребенок заслужил второй шанс.

Опустившись на колени возле девочки, игнорируя напряженный взгляд ее брата, Хранитель мертвых откупорил колбу и влил в рот Люции зелье. Лекарство быстро впиталось в ткани, проникая в кровь и расходясь по всему организму. Когда девочка открыла глаза, ее сапфировые очи постепенно сменили цвет на ярко-алый.

- Твоя сестра выживет, но тебе придется нести ответственность за нее и за те дела, которые она совершит.

- Я обещал матери заботиться о сестре, и я выполню это обещание.

На этом их разговор подошел к концу, и вот спустя много лет они вновь встретились. Григорио никогда не забывал того обещания, и терпеливо помогал сестренке освоится в новом обличие. Девочка стала первым вампиром, обретшим бессмертие в возрасте семи лет. Она навсегда останется ребенком, застряв в детском теле, обреченная наблюдать за тем, как мир вокруг нее меняется.



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 10.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться