Начальство бывает разное

Размер шрифта: - +

-20-

***

- Ну и где мы были? – спросила Оливия, которую Хоффман резко дернул назад, отодвигая от края обрыва.

- Встретил старых друзей и потерялся во времени.

Джонсон поравнялась с мужчиной, намереваясь молча пройти мимо, как вдруг заметила на его плече длинный светлый волос, а на щеке тонкую почти зашившую царапину.

- Надеюсь, твой друг остался доволен встречей, – снимая с одежды посторонний предмет и демонстрируя его вампиру, поддела брюнетка Виктора. – Я пойду, попрощаюсь с Касторами.

Проводив спину напарницы пристальным взглядом, Самаэль дождался, пока она скроется за поворотом, и тут же переключил все свое внимание на Рыкова. Тот как-то быстро подобрался, избегая смотреть Смерти в глаза и снимая маску показного веселья. Бастиан за пару шагов преодолел разделявшее их расстояние и замер, свысока глядя на оппонента.

- Ты узнал то, что я просил?

- Да, пришлось повозиться, но в итоге мне удалось разыскать то, что тебе было нужно, – выуживая из кармана сверток и протягивая его Хоффману, отрезал охотник. – Как ты узнал, что они хранят его здесь?

- Меньше знаешь, крепче спишь. Идем, не стоит злоупотреблять гостеприимством господ Кастор.

Мужчины прошли несколько метров и вновь очутились в зале приемов, где Оливия оживленно о чем-то щебетала с Григорио. Его сестры, Люции, не было видно, видимо, брат отправил ее отдохнуть, а сам временно занял пост Мейстра.

Стоило Виктору попасть в поле зрения Кастора, как тот ненавязчиво кашлянул и развернулся к гостям, отвлекая Джонсон от рассказа. Последовав его примеру, Олив поймала кивок Григорио, которым ищейка наградил Рыкова. Значит, тем аристократом, что предложил Люции и ее брату работу в Архиве, был он, но почему тот не рассказал об этом?

Решив оставить этот разговор на потом, детектив позволила Самаэлю перекинуться парой слов с Григорио и отошла назад, встав рядом с шатеном. Беседа получилась немногословной, а потому, еще раз попрощавшись с новым главой Архива, сыщики вместе с нюхачом отправились к выходу.

В качестве сопровождения им были выделены трое поисковиков: Ромео, юный ищейка, пришедший на службу месяц назад, и ранее знакомые Арно и Ангус. Доведя теперь уже официальных гостей до выхода, вампиры коротко поклонились в знак прощания и разошлись, как только посетители ступили за порог, а дубовые двери со скрежетом захлопнулись. Пришло время возвращаться обратно в Москву, где детективов вновь ожидало неоконченное расследование.

Обратная дорога пролетела незаметно, что, впрочем, не удивительно. Стоило Джонсон оказаться на заднем сидении, как она тут же уснула, подложив под голову свою куртку. Разбудили девушку холодный ветер, пробравшийся в автомобиль, когда Виктор открыл дверь, и прикосновение к плечу ледяной ладони Смерти, от которого мурашки дважды промчались по спине Лив.

Особняк за три с половиной дня ничуть не изменился, разве что опавших листьев на земле прибавилось, а нахохлившаяся ворона, избравшая своим пунктом наблюдения одинокую березу возле крыльца, вместо привычного громкого карканья ограничилась взмахом облезлых крыльев.   

Поднявшись вверх по ухоженным ступенькам, троица прошла в холл, где их встретил мрачный как туча Иван Воронов. Глядя на его осунувшееся лицо и лихорадочно блестящие глаза, можно было подумать, что граф постарел лет на двадцать. Переполох в доме не оставлял сомнений, что за время отсутствия детективов произошло что-то плохое.

- В чем дело, господин Воронов? – с порога задал вопрос Бастиан, стягивая с рук кожаные перчатки.

- Моя старшая дочь, Лиза, пропала!

Новость неприятно удивила всех, но стоило Оливии случайно взглянуть в сторону, как она столкнулась взглядом со служанкой, которая неотрывно глядела в ее сторону. Извинившись перед мужчинами, Джонсон тихонько удалилась, зная, что горничная непременно последует за ней. Так и вышло – стоило Олив очутиться одной в оранжерее, как из-за угла вынырнула тонкая фигурка в коричневой платье в пол.

- Вы что-то хотите рассказать?

- Елизавета Ивановна не пропала.

- Откуда вы это знаете?

- Я видела, как вчера ночью она собрала сумку и ушла через черный ход.

- Она была одна?

- Да, но за воротами ее ждала машина.

- Вам удалось разглядеть водителя?

- Нет, но машина мне знакома.

- И чья она?

- Моя! – низкий хриплый голос заставил служанку вздрогнуть, сжимаясь в комок, и пулей выскочить из оранжереи.

Прежде чем Олив успела понять, кому принадлежит голос, ее ударили чем-то тяжелым. Девушка рухнула на холодные плиты, а с виска тонкой струйкой на пол закапала горячая кровь.

 

***

Самаэль допрашивал отца семейства Вороновых, интересуясь мельчайшими подробностями тех дней, когда они отсутствовали в доме, однако, сам Воронов ничего дельного сообщить не смог. Виктор отправился изучать следы в доме, попутно ругая кого-то по телефону.

На время своего отъезда охотник оставил трех своих парней наблюдать за особняком, и те позорно провалили задание, за что сейчас выслушивали огромное количество нелицеприятных эпитетов от своего командира. Хоффман, в свою очередь, уже отчаялся услышать внятный ответ на свой последний вопрос, когда вдруг остро почувствовал короткий укол в область затылка.



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 10.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться