Начальство бывает разное

Размер шрифта: - +

-22-

***

Подъем по лестнице проходил в полном молчании. Копош шел впереди, освещая дорогу фонарем, а его слуги продолжали тащить Оливию под руки. Широкие ступени с годами облупились и местами осыпались, но по-прежнему будоражили воображение.

В былые времена эта лестница наверняка вызывала зависть у всех архитекторов, имевших честь посетить этот дом. Дойдя до конца, сопровождающие свернули влево, где обнаружилась боковая дверь.

Коридор, представший перед Олив, напомнил ей один из тоннелей замка с приведениями, куда она когда-то ходила вместе с родителями: каменная кладка также не могла похвастаться новизной, занавесы из паутины и корней, растущих на поверхности деревьев то и дело норовили вцепиться в волосы, а снующие туда-сюда крысы бросались в рассыпную, когда луч света выхватывал их из темноты. 

Казалось, этому тоннелю нет конца, но вскоре Джонсон в компании вампиров добралась до арки, скрытой занавесью из свисающих пожухлых лиан, которая служила потайным ходом, ведущим на старое кладбище. Здесь туман был еще гуще, и от этого очертания надгробий и искривленных стволов смотрелись еще более зловеще.

Кладбища - весьма загадочные места, наполненные тишиной, где бы они ни находились. Это же выглядело запустелым и мрачным. Ряды из могил с памятниками и надгробиями из черного мрамора в большинстве своем заросли сорняками, а некоторые так и вовсе являли собой подобие цветочной клумбы, что казалось диким и в некоторой степени неприличным.

Безвкусные пластиковые цветы, запачканные грязью, дешево смотрелись на гранитных плитах с позолоченными буквами и цифрами. Когда-то величественное место скорби превратилось в пустоту, и только некоторые могилы еще сохранили вид ухоженных и не забытых уголков.

Остановившись на перекрестке из выложенных камнем троп, Ион пару минут раздумывал, а потом свернул влево, углубляясь все дальше в голую чащу. Улучив момент, Джонсон обернулась, и ее взору предстал старинный полуразрушенный замок.

Его стены, некогда служившие надежной защитой для его обитателей, сейчас едва ли могли выдержать хотя бы один удар осадных орудий. Пустые глазницы окон с разбитыми витражами черными провалами смотрели на бескрайние просторы, усеянные могилами.

Ворота из цельного дуба полувисели на ржавых петлях, поскрипывая в такт ветру, развевающему потрепанные флаги и знамена, чей цвет померк и истлел. Острые шпили кирпичных кровель как пики чернели на фоне темно-синего неба, подернутого серыми рваными тучами.

По мере приближения к пункту назначения, Оливия все явственнее улавливала тихие голоса. Шепот звучал отовсюду и в тоже время из неоткуда. Разобрать то, о чем рассказывали невидимые шептуны, не представлялось возможным, но, судя по произношению, читали текст на румынском языке.

По обеим сторонам от тропинки, которая стала шире чуть ли не вдвое, появились стойки с факелами. Дорога вела к еще одной каменной лестнице, сохранившейся намного лучше своей сестры в недрах замковых подземелий и позволяющей спуститься с крутого склона к низине, где в окружении статуй располагалась гробница, выполненная из белого мрамора.

Вокруг плиты на одинаковом расстоянии в круг были вкопаны пять столбов с перекладинами, делавшими конструкции схожими с крестами, на подобие того, где когда-то распяли Христа, и под каждым кто-то разложил дрова для костра. У подножия лестницы стояло двое монахов в черных рясах и серебряными цепями на шее, однако, висели на них отнюдь не кресты, а медальоны: белый дракон в кругу.

В руках у одного была зажата толстая потертая книга в кожаном переплете с причудливыми рунами и вязью молитвы, а у другого покоился длинный изогнутый кинжал в богато украшенных драгоценными камнями ножнах. Перед надгробием виднелась пюпитр, предназначенный для древнего фолианта, а на каменном столе, выполненном из куска старой колонны, в ряд выложены пять амулетов из железа, а также золотой кубок с узором из сапфиров.

Не хватало только будущих участников ритуала, но раз Оливию привели сюда, значит, в скором времени все актеры выйдут на сцену, дабы позволить спектаклю наконец-то свершиться.

 

***

Хоффман вышел на крыльцо особняка, на ходу застегивая свое черное пальто и доставая кожаные перчатки из кармана. Минуту назад Севастьян сообщил ему адрес замка, числившегося за Копошом как фамильное гнездо. Владения находились недалеко от Рышнова, куда Смерть и собирался отправиться, причем далеко не привычными для смертных людей способами. Раз договор не позволял владыке мертвых использовать свою полную силу, то он вполне может воспользоваться посторонней помощью, а именно вновь дать поручение своему верному слуге.

Нергал в рекордные сроки добыл для господина амулет, в точности повторяющий его собственный. Будучи не такими сильными духами, как Самаэль, жнецы перемещались по миру с помощью артефактов, сделанных из освещенного серебра с вкраплениями дьявольской крови и пера ангела. Тем самым они подтверждали свой нейтралитет, не помогая и не препятствуя силам тьмы и света.

Сжав побрякушку в кулак, Смерть сконцентрировался на пункте отправки, и уже через секунду его фигура материализовалась прямо перед воротами замка.

Пройти через охрану труда не составило ввиду ее отсутствия, а потому блондин вынужден был прибегнуть к другому способу поиска своей напарницы. Вытянув перед собой руку ладонью вверх, Бастиан извлек из воздуха коробочку, внешне схожую с пудреницей.



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 10.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться