Начать сначала

Размер шрифта: - +

Глава 1. Один день из жизни Кларк Гриффин

— С тобой точно всё в порядке? — на лице Гриффина-старшего читалось явное беспокойство. Оно и понятно. Любимая и единственная дочка похоже переела искусственный шоколадный мусс или просидела в шлюзе до состояния кислородного голодания, ибо уже минут пять как висела у него на шее и бормотала что-то вроде: «Папочка! Ты жив! Я так скучала, так скучала». Кларк бы тоже на его месте записала сама себя на прием к психиатру. Но ей удалось убедить его, что все нормально, что просто приснился плохой сон. Очень плохой сон, если честно. Не стоило расстраивать отца своими проблемами, даже если он ей всего лишь снился.

      Несколькими минутами позднее они всей семьей втроем сидели за завтраком в родном отсеке. Именно там Кларк и проснулась до этого. Но почему-то не смогла сразу узнать то место, где провела большую часть своей жизни. Во время переодевания девушка обнаружила, что ей снова шестнадцать лет. Снова ли? Осознать данный факт помогло зеркало и часы с календарем. Будто бы последние два года просто стерлись. Было так непривычно видеть своё лицо без царапин и грязи. Волосы аккуратно подстрижены и уложены. Как будто их не полоскали полгода в речке. Отражение в зеркале было таким чётким. Она могла рассмотреть каждый миллиметр своего лица. Всё слишком реально. Насколько Кларк помнила, во сне с этим обычно проблемы. А сейчас всё такое настоящее. Она пощипывала себе руку до синяка, но ничего не изменилось.

      Джейк и Эбби обсуждали свои планы на предстоящий день. Их разговор явно имел смысл. Они казались настоящими. Как и воздух. Как стул, на котором сидела Кларк. Противный вкус протеиновой пасты тоже вполне реальный. И как она могла её есть всю жизнь?

      Допустим, она всё же не спит, тогда где она? Как объяснить происходящее?

      Есть очень простое объяснение. Кларк умерла. И попала в рай. Не совсем понятно почему он похож на Ковчег, но если тут находится её отец, то это точно не ад. Её отец этого не заслужил, в отличие от младшей Гриффин.

      Есть, конечно, и другое объяснение. Ей действительно приснился кошмар. Очень долгий и жестокий. Казнь отца, тюрьма, ссылка на Землю, выживание, земляне, гора Везер. Это просто было работой воображения. Её больного воображения. Нет, та часть жизни тоже выглядела довольно реальной, по крайней мере в воспоминаниях. Высокие деревья, вкус ягод, пение птиц. Первый вдох земного воздуха, наполненного запахом цветов, первые капли дождя на лице, красные отсветы заходящего солнца. Такое даже богатая фантазия юной художницы из космоса не способна придумать. Как и представить обжигающую боль от ядовитого радиоактивного тумана или звук стрелы, разрывающей человеческую плоть, или запах обугленных от ракетного топлива тел. Кларк была уверена, что пережила всё это, а не выдумала. Почти уверена.

      А может она сошла с ума? Самый простой вывод. Наелась галлюциногенных орехов или грибов и сидит сейчас в Аркадии на полу в углу, уставившись в одну точку на стене или истерически смеется. Скорее всего второе. А в это время армия землян подбирается все ближе к поселению или уже всех перебила.

— Кларк, о чём задумалась? Ешь быстрее, — Эбби вытащила её из печальных мыслей. Девушка аж вздрогнула и понадеялась, что не рассуждала вслух. А то ей точно грозит провести некоторое время в изоляторе в смирительной рубашке.

— Просто думаю, чем заняться сегодня. Выходной же, — быстро ответила она.

— Видимо, чем-то приятным раз витаешь в облаках, — улыбнулся Джейк. Кларк не смогла не улыбнуться в ответ. Она уже и забыла какой он всегда добрый и милый. Но, к сожалению, её «витания» в данный момент происходят в самом центре торнадо, а не в светлых облачках.

— Ладно, мне пора на собрание совета. А тебе, дорогой, следить, чтобы наш дом и дальше не разваливался на части, — прозвучал привычный деловой тон Эбигейл. — Кларк, ты вроде вчера говорила, что проведешь этот день с Уэллсом, забыла?

— Угу, — только на это блондинку и хватило. Конечно, забыла. Она вообще, похоже, много что забыла. Уэллс! Хотя если в этой "реальности" жив её отец, то почему бы лучшему другу тоже не быть. О, параллельная реальность. Это еще одно объяснение происходящего. Она как-то в книжке читала, что существует множество миров похожих друг на друга, и тем не менее различающихся некоторыми происходящими событиями. Что же, в таком случае было бы не плохо, если они с Уэллсом всё еще крепко дружат.

 


— Ну скажи уже что-нибудь? — с упрёком пробормотала Кларк Уэллсу, который выслушал её рассказ и теперь просто смотрел на девушку, забыв при этом закрыть рот.

— Я не знаю, что, из всего что ты рассказала, удивляет меня больше всего. То, что мой отец отправил детей на зараженную планету или то, что ты оказалась преступницей. Да еще и буйной, раз сидела в одиночной камере. Может тебе начать писать книги? Страшилки для детей Ковчега. Будете плохо себя вести — отправитесь на землю, на съедение злым землянам. Буууу! — её друг пытался сохранить серьезное лицо, но к концу сказанного уже не мог сдержать улыбку. — Кларк, ты чего?

— То есть ты мне не веришь? — расстроилась девушка. Ну, а на что, в принципе, она рассчитывала. Сама себе не особо верит. Точнее не знает, во что именно пытается поверить.

— Но, Кларк, это…

— Нет-нет, я услышала тебя. Просто прошу тебя, тогда найди мне объяснение происходящему, которое ты считаешь реальным, доказуемым. И желательно, раньше, чем я окончательно свихнусь, — пробормотала она с мольбой.

      Уэллс тяжело вздохнул, убедившись, что Кларк вполне серьезно верила в то, что говорила и явно не пыталась его разыграть. Жаль, что серьезность не является доказательством адекватного психического состояния.

— Значит, ты была на Земле и… — начал Уэллс.

— Ты тоже.

— Хорошо. Мы были на Земле. И там есть выжившие. И мы с ними воевали. И многие погибли. В том числе и я. А ты стала местной знаменитостью и прославилась умением убивать людей. А теперь мы опять в космосе и все живы, как будто ничего не было. Всё так?

— Да, — устало согласилась Кларк. Со стороны это звучало еще более бредово. Весь его вид говорил, что он ей не верил. Совсем. 

— Так это всё очень просто объясняется. Теми самыми тремя словами.

— О чём ты, Уэллс? Не время для загадок! Не видишь я уже почти на грани?

— Путешествия во времени. Помнишь, твой папа читал нам в детстве разные истории об этом? В той книге еще были примеры и доказательства из прошлого. Что-то вроде фотографий людей в одежде и с предметами в руках, которые еще не были изобретены в то время.

      Кларк зачарованно слушала своего друга. Именно об этом она и не подумала. Нет, это невозможно. Она скорее поверит в жизнь после смерти. В отстойную жизнь после смерти, если быть честной.

— Ты не помнишь случайно какую-нибудь вспышку света перед пробуждением? Или как оказалась внутри странного механизма? Капсулу? Челнок? И там обязательно должна была быть панель управления. Нужно же как-то выбирать время перемещения.

— Ничего такого, — задумчиво произнесла девушка и тут обратила внимание на ухмылку. — Всё еще издеваешься надо мной? Спасибо, тебе. Ты — настоящий друг.

— Но я…

— Я не могу заставить тебя мне поверить. Прошу хотя бы об одном — сохрани наш разговор в тайне. Не хочу тратить лучшие годы своей жизни на психиатров. Хорошо?

— Конечно, но мне кажется, что… — пытался продолжить Уэллс.

— Спасибо. Мне пора. Увидимся позже, — перебила его Кларк и выскочила из игровой комнаты. А раньше они проводили в ней почти все вечера. Играя в шахматы и болтая о всякой ерунде. Казалось, это было в прошлой жизни.
 



Моника Ландау

Отредактировано: 09.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться