Начать сначала

Размер шрифта: - +

Глава 19. Обещание

      Дрожавшие руки отказывались попадать по нужным цифрам. Казалось, что похолодало, но это было невозможно – температура на Ковчеге поддерживалась системой жизнеобеспечения и была одинаковой круглые сутки. Наконец, дверца шкафчика распахнулась. Кларк застыла, страх парализовал её, здравый смысл пытался достучаться и заставить девушку бежать из мед отсека со всех ног. Но перед глазами снова возник тот взгляд. Пронзительные большие синие глаза, с чуть покрасневшими от температуры веками, уставшие и смотрящие с надеждой. С надеждой на исцеление. К сожалению, болезнь уже глубоко проникла в мальчика и та норма лекарства, что была ему положена по закону распределения ресурсов, могла лишь облегчить симптомы. А ведь всего одна дополнительная доза, принятая через три дня, спасла бы его. Но закон суров, на то он и закон. Кларк, помогавшая матери в тот день принимать больных, чуть не расплакалась, когда ребенок на прощание улыбнулся ей и проговорил: «Спасибо, тётя-доктор». 

      Девушка глубоко вздохнула, чтобы успокоиться и сделать то, для чего она пришла в лазарет поздним вечером. Пусть она не может изменить систему, но мальчика она спасёт. Дежурный врач вышел в столовую за своей порцией ужина, и у Кларк было всего минут пять до его возвращения. Отыскав нужную ампулу, она сжала в кулаке свое бесценное сокровище. Снаружи послышались голоса, кто-то приближался. Гриффин инстинктивно отступила назад и, врезавшись в столик, опрокинула инструменты на пол. «Эй, у вас всё в порядке?» — испугавшись, девушка со всей скорости выбежала через запасную дверь, как раз за секунду до того, как охранники вбежали через основную. Увидев распахнутый шкаф с запасами медикаментов, они бросились вдогонку за вором. 

      Кларк пыталась оторваться, петляя по коридорам, но стук ботинок позади не стихал. Скрываясь за очередным поворотом, прежде чем они бы её заметили, девушка отвлеклась на указатели, чтобы понять куда ей бежать дальше, когда почувствовала, что врезалась в кого-то. Отлепив лицо от «препятствия», горе-преступница подняла голову и встретилась с ошарашенным, видимо, как как у неё, взглядом казавшегося знакомым парня. 

— Кларк? — услышав его голос, она вспомнила. Это был тот самый странный охранник, с которым она виделась на прошлой неделе. — Что ты... — кадет заметил упаковку лекарства в её руке, всё еще упиравшейся ему в грудь после столкновения.

— Это не для меня, — неизвестно для чего начала оправдываться девушка. Ведь это бессмысленно. Преследователи должны были достичь разделяющего их угла через пару секунд.

— Не говори ни слова, — прошептал кадет Блейк, заламывая руку Гриффин и придавливая её к стене. Ампула с препаратом перекочевала к нему.

— Не двигаться! — охранники направили на них оружие, ослепляя фонариками. 

— Вот же вы нерасторопные, — усмехнулся Беллами. — Если бы не эта блондиночка, никогда бы не догнали меня.



      Кларк никак не могла успокоиться. Прошлый час допроса был самым долгим в её жизни. Правда, ей даже не пришлось что-либо говорить. Чистосердечное признание Блейка и украденный препарат в его руках сделали всю работу. Девушка всего лишь кивнула (после долгого неотрывного взгляда Блейка, подсказывающего правильный ответ) на вопрос, видела ли она подозреваемого в мед отсеке. Всего один кивок, который будет стоить человеку жизни. Одна секунда, один обман. Кларк ощутила подкатывающую к горлу тошноту. Почему он это сделал? Добровольно пожертвовал собой ради незнакомой глупой (это еще мягко сказано) девчонки. И те его слова при их первой встрече не давали ей теперь покоя. Чем больше она думала о них, тем... Нет, она конечно не верила не единому слову, но его взгляд, его голос, решимость, с которой он забрал лекарство, не давали ей покоя. Он точно псих. Но она не может позволить ему умереть только из-за этого. Не из-за неё.

— Милая, как ты? — Эбби заглянула к дочери, чтобы проверить. Заплаканное лицо, поджатые дрожащие губы отвечали вместо. — О, бедная, ты так испугалась.

Кларк замотала головой:
— Его казнят.

— Почему ты так расстраиваешься из-за обычного преступника? — спросила Эбигейл, присаживаясь рядом на кровать.

— Потому что он не виноват, — девушка бросилась ей в объятия. Сквозь всхлипы едва был слышен её рассказ: про больного мальчика, ограбление и неожиданное столкновение. Эбби была шокирована случившимся. 

— Вы с ним знакомы? — уточнила Гриффин-старшая, когда дочь замолчала.

— Нет, — помотала она головой. 

— Я не знаю, чем этот парень руководствовался, но я благодарна ему, — Эбби пригладила растрепавшиеся волосы девушки.

— Я тоже, и даже не могу этого сказать, — ответила Кларк, поднимаясь с постели. Чувство вины и стыда, казалось, готово разорвать её грудь.

— Думаю это можно устроить, — задумчиво произнесла Эбигейл.

      На следующий день, в обед, они вдвоем стояли перед камерой осужденного Беллами (теперь Кларк знала его имя). Советник Гриффин убедила охрану, что преступник может знать и дать информацию о черном рынке лекарств, ведь должен же он был куда-то сбывать украденное. 

— Зачем ты это сделал? — быстро, шепотом спросила Кларк, пока её мама разговаривала с сопровождающими и их никто не слышал.

— Я пообещал себе, что не позволю опять чему-нибудь случиться с тобой, - ответил Беллами серьезным тоном. Девушка опять не поняла, о чем он говорит, но по его лицу было видно, что парень не шутил. Эбби окликнула Кларк и сказала, что им пора уходить.

— Кларк, — она обернулась. Пара карих глаз не отрываясь смотрела на неё. — Обещай, что будешь держаться подальше от неприятностей, — слова более были похожи на мольбу, нежели на просьбу. Девушка сглотнула и, ничего не ответив, поспешила к выходу из камеры. Когда дверь позади неё закрылась, Кларк ощутила еще большую тяжесть внутри, чем до этого разговора.



Моника Ландау

Отредактировано: 09.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться