Надежда

Размер шрифта: - +

Глава 6

«Он потерял надежду, а это убивает задолго до наступления смерти.»

– Рик Янси. 5–я волна.

Мария заезжает в гараж, и мы заходим в дом. Он ещё больше и уютнее, чем я думала. Мы только вошли в гостиную, а мне кажется, что я попала в музей. На полу расстелен пушистый ковёр. Мне уже хочется разуться и пройтись по нему босыми ногами. На одной из стен висит картина с изображением Эйфелевой башни.

– Вы бывали в Париже?

– Да. Однажды мы полетим туда вместе с тобой, – я удивлённо хлопаю ресницами, но молчу.

На второй этаж ведёт деревянная лестница с изящными, лакированными перилами. Мои глаза мечутся от одного предмета к другому, стараясь запомнить все детали. Слева большая арка, ведущая на кухню. Справа уголок отдыха с длинным кожаным диваном и телевизором. Между телевизором и диваном расположен кофейный столик с кучей журналов и пультом, а по бокам расставлены два таких–же кожаных кресла. Мне здесь определённо нравится. И я буду здесь жить. Надо же!

– Здесь очень красиво, – шепчу я.

– Ты ещё не видела свою комнату…

– У меня будет собственная комната? – вскрикиваю я и прикрываю рот рукой.

– Конечно, детка, – Мария смеётся. У неё приятный смех.

– Ну что, привела рыжую? – теперь я замечаю Ваню. Он спускается по лестнице. Почему он называет меня рыжей? Я и сама в курсе, какого цвета у меня волосы!

Он выглядит каким–то растерянным. Когда он замечает меня, и наши глаза встречаются, по телу проходит лёгкая дрожь. Мне приходится напомнить себе, что теперь он мой брат. Никак иначе.

– Не будь таким грубым, юноша. Поприветствуй свою сестру.

– Привет, Надежда. Но она мне не сестра, – Ваня качает головой и смотрит на меня своими неестественно–голубыми глазами, – Она мне не сестра, – повторяет он, только тише.

Кажется, только что мне ножом разрезали душу, задев самолюбие, вырезав улыбку и оставив сквозную дыру. Мне не хватает воздуха. Я чувствую, как веснушки начинают гореть одна за другой. Это не столько обидно, сколько печально. Он же не обязан быть мне братом. А тем более другом. Я пытаюсь втянуть в себя шею и спрятать голову. Мне кажется, я занимаю слишком много места в этом доме. В его доме. Я никогда не буду с ним на равных.

– Ваня! Что ты себе позволяешь?! Немедленно извинись, – возмущается Мария.

– Извини, но я действительно так считаю, – бросает он.

Даже не взглянув в мою сторону, он идёт к выходу. Теперь я могу честно объявить, что у него прекрасная фигура и отличный стиль одежды. Он очень красивый. Слишком красивый, чтобы быть моим братом. И он мудак. Дамы и господа, вот оно, совершенное сочетание эгоизма, грубости и идеальной внешности.

Мария вздыхает, когда входная дверь закрывается.

– Мне жаль. Он такой заведённый сегодня. Он должен привыкнуть. Это всё очень неожиданно для всех нас.

– Всё в порядке. Я понимаю.

К ней возвращается прежняя лёгкая улыбка. Она смотрит на меня с неприкрытой любовью и ведёт на второй этаж. Обстановка здесь ничем ни хуже, чем на первом. Широкий коридор, освещённый двумя красивыми люстрами. Я насчитала не меньше десяти дверей. Похоже мне не дано узнать полную величину этого дома.

– Твоя комната будет рядом с комнатой Вани, но она ещё не готова. Мы должны обставить её мебелью, которую ты выберешь. Все комнаты на этом этаже оснащены ванными, имеющими выход в коридор.

Я киваю, хотя почти не улавливаю суть разговора.

– Ты можешь взглянуть, если хочешь, – сказала Мария мягким голосом.

Я неуверенно подхожу к стильной дубовой двери и дрожащей рукой касаюсь ручки. Холодный метал немного успокаивает. Я не хочу просыпаться.

Дверь с щелчком открывается, но не скрипит, как я ожидала. Отсюда хорошо видно полупустое освещённое помещение. Я ахаю от удивления. Эта комната просто огромна! Она больше нашей общей спальни в детском доме! Здесь можно было бы разместить на ночлег три дюжины бездомных. И это всё мне?

Я делаю шаг вперёд. Огромное окно открывает волшебный вид на рассветное солнце. Как же здорово, что моя комната расположена с восточной стороны дома! Я обожаю рассветы.

– Я хочу жёлтые занавески, – срывается с моего языка.

Я смотрю на Марию, извиняясь взглядом, но она лишь улыбается и кивает, одобряя моё решение. Моё сердце наполняется таким тёплым чувством к этой женщине, что я просто не способна его вместить. Я подхожу к Марии и крепко её обнимаю. Она отвечает мне такими же крепкими объятиями. В этот момент моё сознание пронзает мысль: «Она моя настоящая мама.» Я поднимаю взгляд и вижу слёзы.

– Мам?

– Я всегда хотела иметь дочку, – с улыбкой и слезами говорит она, – Ну, что скажешь? – мы снова переводим взгляд на голые стены.

– Тут не хватает кровати и шкафов, – хихикаю я.



Кэтрин Юк

Отредактировано: 30.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться