Надежда

Размер шрифта: - +

Глава 11

«Надежда. Это как капля меда, весеннее поле цветущих тюльпанов. Это свежесть дождя, обещание, произнесенное шепотом, безоблачное небо. Это идеальный знак препинания в конце предложения. И единственное в этом мире, что продолжает держать меня на плаву.»

– Тахира Мафи. Разрушь меня.

 

Алекс не задерживается на втором этаже. Тут всё банально и понятно даже мне. Пять одинаковых спален с ванными комнатами. В одной спят родители, в другой – я, в третьей – Алекс. Остальные свободны.

Мы идём вниз, и, хотя Алекс больше не держит меня за руку, я чувствую себя так, будто мир сузился до нас двоих, не оставив шанса на побег. Мне хорошо сейчас. Будто я всегда была такой… открытой. И живой.

Раньше слово «жизнь» имело ужасное для меня значение. Жизнь была стервой. Она лишила меня даже надежды, не взирая на данное мне имя. И я ненавидела это имя.

Теперь жизнь стала гораздо более значимым определением. Жизнь – это жар, вечное пламя в груди. Жизнь – движение. Жизнь – свобода. Боль никуда не делась, я ощущаю её постоянно, но то состояние, которое преследует меня второй день кажется таким волшебным. Я перестала бояться, что всё это сон. Я наслаждаюсь этим.

– Ты знала, что мои родители не умеют экономить деньги? – Алекс хрипло хихикает, а я застываю.

Наши. Наши родители.

– Каждую комнату они обставляли так, будто им за это будут платить. Ты заглядывала в холодильник? – он продолжает говорить, а я осознаю одну очень важную вещь.

Алекс ведёт себя, как идиот, только, когда рядом мама с папой. Он не против меня – как гостя, как человека. Он против меня, как члена семьи. Он не признаёт меня, как свою сестру. Не хочет видеть меня в роли равного ему. Он всегда был один.

– Скажи, тебе здесь не одиноко? – спрашиваю я. Это получилось так внезапно, что Алекс не сразу сообразил, и лишь через пару мгновений улыбка сползла с его лица мне под ноги, – Ну, дом такой большой, родители наверняка часто уезжают. А ведь я теперь буду здесь чуть–ли не постоянно, – говорю я, ничуть об этом не пожалев.

И когда у меня раскрылся рот? В детском доме у меня никогда не появлялось желания говорить, а, тем более, задавать вопросы. Там царила жуткая тишина. Все боялись наказания.

– Чего ты добиваешься? – взрывается Алекс, – Я не понимаю. Нет, я действительно не понимаю! В чём дело? Зачем ты вообще здесь появилась? Что тебе от меня надо?! – он резким движением берёт со стола телефон и распахивает входную дверь, – Можешь осмотреть дом сама. Я вернусь сюда с друзьями.

Я не успеваю охнуть, когда дверь со стуком захлопывается. Боже, я здесь совершенно, абсолютно, бесконечно одна. Быть того не может. Снова. Снова одна. Невероятно.



Кэтрин Юк

Отредактировано: 30.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться