Надежда

Размер шрифта: - +

Часть 1. Дом Радости

Пробуждение – и узкие пустые коридоры, залитые голубым светом. Потом провал комнаты, где тебя ждёт с завтраком для ума и его вместилища владелец твоего тела и всего, что к нему прилагается: разума, желаний и потребностей, достоинства, которого уже, наверное, не найти под солнцем этой проклятой земли. Быть может, и рохо, данное мне в наследство мёртвыми Богами моей мёртвой земли, тоже в его власти?

Медленно иду по гладкой голубизне, а в душе поселяется пустота.

Ещё один день. Реальность ярче в снах, как и жизнь. А здесь – существование.

День, день-день… День – это что-то звонкое, струящееся и светлое, может даже радужное, похожее на пыль под огнём звезды. А это… Это пустое.

В голове отбивает дробь мечущееся сердце. Ну что ты, глупое, опять боишься? Не устало? Босые ноги каждым шагом вскидывают ворох прозрачных лент. На лентах звенят и тихо поют бубенчики. Пол кажется ледяным. Голова в огне.

А может, я всё же умру? И этот счастливый сон действительно унесёт в глубины Материи и страшные встречи, и лишние знания, и бесконечную боль?

Зря мечешься. И ты это знаешь. Бесконечно долго знаешь. Всё повторится. В разных вариациях, но повторится.

Поворот. Ещё один. Голубой камень коридора сменился витиеватыми узорами: змейки, змейки, змейки переплетались в невиданные листья и цветы, хищно подсматривали за мной своими острыми глазками. Тишина.

Холодная скользкая рука почти нежно, по-отечески, касается моего подбородка - и рывком откидывает голову назад. 

Орзуд. 

Хозяин Дома Радости недовольно щурится, не спешит. Но наконец тихий шипящий свист переходит в слова:

- Ты забыла, грязная ашева, своё место? Я быстро тебе напомню, кто купил твою жалкую рохо и сохранил тебе жизнь! Отработай своё жалкое существование! 

Кольца боли сжимают в тугой узел моё вдруг ставшее неподвижным тело. Змеиное отродье проклятой земли.

-Ты не повторишь вчерашних ошибок, Аасахан? - шипение мягко переползает с одной стороны на другую. - Я снова потерял одного из лучших олумов. А он платил немало.

Зато я узнала цену свободы - жизнь.

Олумы были разные. За много лет приятного знакомства с Домом радости Орзуда я многих повидала. Кто-то питался болью и страхом, кто-то жизненной энергией, иным нужна была ласка и нежность… Формы получения удовлетворения были необычны и многообразны, в соответствии с разношёрстной толпой, готовой облегчить запасы добра на этом кочевом перевале вурханов.

Сбежать от них было невозможно, потому что этот народ умел пользоваться даром своей холодной прародительницы – управлять телом и сознанием, ментально. Правда, воинами они не стали, да и не смогли бы: слабое пухлое тельце стало насмешкой над честолюбивыми монстрами - против одарённых идти не могли, так как дар пропадал. Жили как могли. Цеплялись за любое грязное дельце, приносящее выгоду. Для этого вурханы - потомственные работорговцы, скупщики всего прекрасного, умного и полезного в человеческом эквиваленте – коллекционировали представителей разных миров и народов: тем дороже и изысканнее были предлагаемые услуги. Они знали, как заработать на желаниях.

Таких как я было немного. Совсем немного. Я одна.

О боги, где вы? Неужели наши жрецы не были настолько праведными или вверенный вам народ не оправдал ваших ожиданий? Мёртвые Боги может вы ещё существуете, если я жива? По каким Туманным Долинам бродят рохо моих, отца и матери, братьев, родичей, ожидающих последнюю из когда-то существовавшего народа? Боги молчат. Они плетут паутину моей Судьбы, в середине которой бьюсь я. 

 



Лог Евва

Отредактировано: 29.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться