Надежда человеческая

Font size: - +

Судный день

 

-Седьмой! Ты слышишь?

-Больно… Очень больно…

-Скорее! Ты нам нужен! Волна уже здесь!

-Мы не успели… Больно…

-Седьмой, иди к нам! Мы должны действовать вместе! Нас собрали, чтобы защищать!

-Как?

-Мы – Земляне. А Земля не оставила людей, даже когда они оставили ее. Она дала нам силы, чтобы защищать! Иди к нам, мы справимся!

-Сейчас… Я иду…

 

Удар!

Землетрясения. Цунами. Ураганы. Рушатся здания. Земля уходит из-под ног. Люди пытаются бежать, но бежать им некуда…

 

-Скорее, мы должны ее остановить! Давайте, вместе!

 

Удар!

Земля дрожит.

 

Люди истребили китов. Они охотились на них, пленяли, убивали, потрошили. Они искалечили этот мир.

 

Удар!

Здания рушатся, как карточные домики, и проваливаются в разломы.

 

Люди разделились. Одни стали править, а другие служить им. На колониях. В чудовищных природных условиях. Посреди пустыни. Посреди океана. В джунглях. Они добывали другим людям пищу и ископаемые. Они умирали сотнями, и люди с центральных планет приняли меры. Они перестали выпускать дееспособных людей с колоний. Пока те не отработают положенный срок…

 

Удар!

Цунами обрушиваются на побережья. Смерчи сносят дома. Земля дрожит. Земля уходит из-под ног. Спасенья нет.

 

Люди высасывают из Системы ресурсы. Они засеивают землю и снимают урожай, до тех пор, пока почва не истощится. Они пасут скот, пока пастбище не захватит пустыня. Они выкачивают нефть и газ, пока сама планета не завопит от боли. Они уничтожают. Они высосали свою Землю досуха и пришли сюда.

 

Удар!

Извергаются вулканы. Воздуха больше нет. Только вулканическая пыль и пепел.

 

Люди отрабатывают сам факт своего существования. Перед наступающей пустыней Нут и Себек. В тропиках Нейт, посреди океана Хапи и вечных льдов Птах. Они губят себя среди токсинов Сета, слепнут в темноте Хонсу. Их изувеченные тела пропадают без вести в недрах Сокар. Люди освоили Систему. Люди погубили ее. Люди погубили себя.

 

Удар!

Солнечную радиацию больше ничто не сдерживает.

 

-Не выходит… Ничего не выходит… Слишком много боли и страданий… Неужели это конец?

 

Удар!

 

Поток звездной пыли, две сотни лет бороздящий Систему, внезапно распался. Распался и окутал планеты, смягчая губительное воздействие солнечных лучей. Потому что помнил… Как две сотни лет назад несколько сотен добровольцев пожертвовали своей жизнью, чтобы первые переселенцы добрались до своего нового дома, до «Надежды». Они пожертвовали собой тогда, не останутся в стороне и сейчас…

 

Удар!

 

Призраки с гарпунами окружили пронзенную фигурку мальчика. Они чувствовали, что он один из НИХ, что он не остался в стороне, несмотря на ранение. И снова занесли гарпун!

-Ууууоооо…

Корчащийся в муках кит все-таки сумел преобразиться в свою истинную форму и закрыл собой человека. Напрасно! Однажды призраки уже  истребили его род, справятся и с одним старым китом тоже… Удар! Удар! И кит истекает драгоценной серебристой кровью… Проклятье!!! Невидимые противники набросились на призраков, защищая своего патриарха, а другие зажали его раны, не давая истечь кровью…

 

Удар!

 

Рененет. Здание приюта трясется, дрожат стекла в окнах, подскакивают вещи на полках и тумбочках. Всех детей собрали в одном помещении. Те с удивлением смотрят на подпрыгивающие вещи и не понимают, что происходит. А воспитатели улыбаются детям, по очереди читают им сказку, а, когда те не видят, крепко держатся за руки. Они – единственная опора этих никому ненужных детей. Правительство наверняка не будет устраивать эвакуацию со спутника – приюта. Они остались одни.

-А кто хочет спеть песню? – нарочито радостно восклицает воспитатель.

 

Удар!

 

Гестия.

Разрушенный квартал. Под обломками одного из зданий лежит человек. Его наручный компьютер разрывается от воплей: «Рэй! Рэй, где ты? Ответь!!!», но человек неподвижен. А вот здание готовится обрушиться на него и придавить всей массой. Но есть помеха – между ними стоит киборг, который принимает на себя весь вес обломков. Корпус робота уже изрядно продавлен, а микросхемы искрят. Он не рассчитан на такую нагрузку и скоро начнет выходить из строя. Модель этого искусственного интеллекта очень стара, ей более полувека. В нее не вшиты функции проведения спасательных операций. Киборг не в состоянии оценить ситуацию, у него нет протокола действия. Есть только приказ, вбитый почти тридцать лет назад капитаном Гилом де Ларио: во что бы то ни стало защищать его единственного сына, родившегося слабым и болезненным. Мужчина рассуждал, что, если не смог передать сыну по наследству свой крепкий организм, но он хотя бы обеспечит его защитником…



Ольга Гуцева

Edited: 25.06.2017

Add to Library


Complain




Books language: