Надежда Габриэля Ролена

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 1. О том, что «запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда» — это иногда совсем не метафора

Вообще-то ни один из моих запретов самой себе не звучал как «нельзя спать с начальством». И нет, наиболее смущающим было не то, что начальство имело женский пол и совершенно меня по этой причине не привлекало.

Проблема крылась совершенно в иной плоскости — я очень не любила, а если точнее, на дух не переносила, шантаж. Поэтому, как только многозначительные взгляды и попытки водрузить тонкую ручку на колено перешли в словесную стадию, а именно высказанную в ультимативной форме фразу «или ты едешь ко мне, или больше здесь не работаешь», я высказалась ответно, с предложением пойти на тот самый орган, который малоуважаемую Инну Аркадьевну, похоже, совсем не интересовал. И сделала это достаточно чётко, не задумываясь о последствиях, а точнее, заранее готовая к ним.

Спустя день я имела на руках трудовую книжку со стажем работы секретарём пять лет и деликатной отметкой о расторжении трудового договора по соглашению сторон. Впрочем, стороны и впрямь были согласны в одном — продолжать трудиться вместе они не испытывали никакого желания. Нетрадиционно ориентированная Инночка явно жаждала заполучить себе кого-то более покладистого, а я предпочла рассматривать это как знак свыше (хотя ни на секунду не верила, что там, наверху, кто-то есть) к смене опостылевшей должности на нечто поинтереснее. Знать бы только, кому нужен сотрудник со средним специальным образованием и отнюдь не модельной наружностью.

Нет, я не была склонна к уничижению или самокритике и небезосновательно находила свою внешность по меньшей мере интересной. Только потенциальные работодатели считали иначе и к симпатичной мордашке предпочитали иметь вдобавок фигуристые изгибы, вместо набора костей. Но больше всего, наверное, их смущала короткая стрижка выкрашенных в синий цвет волос, а с этим я расстаться была вовсе не готова.

Я никогда особо не тяготилась отсутствием друзей среди коллег, а сейчас так и вовсе порадовалась этому факту, забросив в сумку скудный скарб и отчалив с бывшего уже места работы, вместо того, чтобы выслушивать сопливые заверения о том, как несправедливо со мной обошлись. Правда одно выступление выслушать всё же пришлось, но оно было высказано на загляденье желчным тоном и из цензурных слов содержало в себе только «бесчувственная стерва». С чем я, разумеется, была абсолютно согласна. Особенно с первой частью.

Естественно, на такой мажорной ноте идти домой вовсе не хотелось, поэтому я решила отметить знаменательный день не только красным в календаре, но и пивом в любимом баре. И отправилась туда сразу после окончания рабочего дня, который, по настоянию всё той же малоуважаемой, пришлось досидеть до конца. А потом, поглощая копчёный лагер под копчённые же свиные ушки, провела несколько приятных часов, устроившись в уютном уголке и почитывая в меру любопытную книжицу.

На самом деле, подобные истории были не только средством развлечься, но и учебниками. Своеобразными и иногда на редкость паршивыми, но всё же. Лишённая способности испытывать большинство привычных для других людей эмоций, я до сих пор пыталась понять, что же они из себя представляют. Но понимала далеко не всегда. Хотеть кого-то в сексуальном плане — это было заложено природой. Хотеть кого-то кормить ужином — совсем нет. Разве что в целях восстановления сил…

Героиня же конкретно этой книги и вовсе периодически вводила в ступор. По ночам она отжигала в лучших традициях кабельных каналов для взрослых, а утром смущённо заворачивалась в простыню, прежде чем идти в ванную. А ещё она постоянно завидовала, буквально всем и вся.

И эти люди называют ненормальной меня? По-моему, как раз испытывать всё это — вот, что по-настоящему ненормально и попросту бессмысленно.

Но, так или иначе, история сумела захватить, а официантка не забывала вовремя обновлять кружку, так что гостеприимные стены бара я покидала буквально бегом, силясь не опоздать на метро. И лишь миновав бодрой рысью турникеты с бдительными мужчинами в форме и заскочив в вагон за секунду до закрытия дверей, выдохнула.

Прежде мне не приходилось посещать подземку в столь поздний час (при необходимости предпочитала пользоваться услугами такси), поэтому я не могла сказать точно нормально ли, что больше в вагоне никого нет. Зато здесь было светло и тепло, а поезд, судя по надписи над дверью, обещал доставить до моей станции, так чего желать ещё. Разве что выбрать из всего разнообразия мест наиболее понравившееся, опять-таки в углу, и расположиться на нём со всем возможным удобством. И, обняв сумку, дать себе подремать эти полчаса, мимолётом подумав о том, что третье пиво было определённо лишним. Ну да ладно, не без повода ведь.

 

Проснулась я одним рывком, словно кто под руку толкнул. Распахнула глаза, осоловело оглядываясь по сторонам и не сразу осознав, где и почему нахожусь. Лампочки, указывающие на название станции, не горели, а сам поезд стоял, распахнув двери и будто предлагая выйти прямо здесь и сейчас.

Я завертела головой, заозиралась по окнам, но и там никакой новой информации увидеть не удалось. Ну, и? Товарищи, домой хочется, между прочим.

Рука машинально поднялась к лицу, убирая щекочущую кожу прядь за ухо, да так и замерла. Длинные волосы. Полное отсутствие семи серебряных колечек в левом ухе. Укороченные потёртые джинсы и шифоновая кофточка, вместо брюк и хлопковой рубашки мужского кроя. И небольшой кожаный рюкзачок на коленях, взамен моей сумки, в которую, при желании, можно уместить упитанного кота. Что, чёрт возьми, тут происходит?



Юлиана Чернышева

Отредактировано: 09.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться