Надежда Габриэля Ролена

Размер шрифта: - +

Глава 8. О том, как приятен и свеж ветер свободы

Здание «Лаодики» походило на дорогой брендовый бутик. Даже витрина имелась, с потрясающе правдоподобными манекенами, словно в память о тех временах, когда это было ещё модельное агентство, а не обитель порока и разврата.

Гейб припарковался в предназначенном для этого кармане и обошёл авто, помогая мне выбраться относительно грациозно, а не выпасть, случайно зацепившись за что-нибудь каблуком. А затем подал руку, и именно так, со стороны производя впечатление парочки, мы отправились внутрь.

— Доброго дня, чем могу вам помочь? — идеально накрашенные глаза рыжеволосой девицы с аккуратным каре метнулись с демона на меня и обратно — видимо, непривычно было лицезреть мужчину, пришедшего сюда не за девочкой, а уже со своей.

— Мне необходимо переговорить с мистером Ренико, — подобного тона у Габриэля я отроду не слышала и едва удержалась от того, чтобы вздёрнуть бровь. Такой апломб, такая самоуверенность, откуда что взялось. — Он здесь?

О, поняла, кого он напомнил интонациями. Клариссу, бывшую жёнушку. И оглядывалась у меня в приёмной она точь-в-точь с таким же пренебрежением.

Правда местная секретарша ограждать начальство от посетителей не спешила и, с наигранной улыбкой сняв трубку, поинтересовалась:

— Как я могу вас представить?

— Габриэль Ролен.

Зелёные глаза блеснули узнаванием:

— Одну минутку.

Обманула — в кабинет нас пригласили спустя двадцать секунд.

 

Я уже видела Бернара на фото в интернете, но всё равно оказалась не совсем готова встретиться с ним реальности. Глядя на поднявшегося из-за стола брюнета, можно было понять Диметрис, если приписываемый им Аскуром роман имел место на самом деле. Одна обаятельная улыбка на слегка пухловатых для мужчины губах чего стоила.

— Габриэль, рад вас видеть, — изумительно сделав вид, что знать меня не знает и ведать не ведает, он протянул Ролену ладонь для рукопожатия. — Но не могу не сказать, что несколько удивлён. Обычно вы предпочитаете встречаться на своей территории.

— Обычно, — привычным движением расстегнув пуговицу пиджака, Гейб без приглашения опустился в кресло для посетителей, и Бернару ничего не осталось, как вернуться в своё, — дело касается чужих просьб, а сегодня — моей.

— Признаюсь, вы меня заинтриговали.

Бернар всё-таки соизволил одарить меня беглым взглядом. Должно быть, ему было весьма любопытно, какого чёрта я здесь делаю, особенно в сопровождении, точнее сопровождая демона. Причём сам демон в этот момент будто только вспомнил обо мне и коротко кивнул на второе кресло:

— Сядь.

 

Если честно, я бы не постеснялась сесть у его ног, но Гейб, пока мы обговаривали детали, на это предложение поморщился и велел не переигрывать.

Собственно, план был прост, как тапок, но одновременно изящен и логичен: сделать вид, что это не я пришла расторгать контракт по собственному желанию, взяв нового начальника для моральной поддержки, а Габриэль — сообщить, что поступившая к нему в собственность девица теперь будет работать на него. И если в первом случае меня могли попытаться уговорить (вдруг я неверно трактовала его слова о подходящем к финалу сотрудничестве?), а может даже предпринять попытку шантажа, то сейчас это полностью теряло смысл.

Как я поняла из полученных от Фриды сведений, метки вампиров и метки демонов не сильно отличались по виду, зато абсолютно — по сути. Клеймо первых выступало этаким талоном на питание, разрешением сосать энергию жертвы в разумных пределах, не подвергая её жизнь опасности, ибо в противном случае можно заполучить огромный штраф или загреметь за решётку. Последнее, впрочем, чаще применялось в тех случаях, когда жертвой становился человек, своего согласия на отъём энергии не дававший вовсе. Казалось бы, в чём проблема затащить понравившуюся девицу в койку и полакомиться ею параллельно с другими приятными действиями? Но нет, следы на ауре от такого рода действий могли не пройти в течение нескольких дней, видны были любому магу или тому же вампиру, и этот любой мог накапать в правоохранительные органы. А там расследование, поиски виновника и прочие прелести жизни.

Зато демоны… Нет, в какой-то мере они тоже нуждались в энергии, как Гейб, к примеру, подпитывался в процессе секса, а какой-то знакомый Фиалки ходил на бокс, впитывая эманации злости и ярости. Но это была энергия другого рода, не жизненная, а уже переработанная, отторгнутая. И чтобы использовать её, не нужны были ни разрешения, ни татуировки.

В случае с демоном принять его метку — означало полностью вверить свою жизнь в чужие руки. Я отнеслась к этой информации с большим недоверием, просто не укладывалось в голове, что существуют идиоты, согласные на такое, но Фрида уверила — существуют да ещё как. И даже соизволила извиниться за то, что вообще предложила этот вариант, в качестве лёгкой провокации, как шеф и подумал.

 

Вот одну из таких дурных девиц я сейчас и изображала. Телячий влюблённый взгляд, конечно, передать бы достоверно удалось едва ли, но полное подчинение — вполне. Так что в кресло по соседству с Гейбом я опустилась, едва только услышав приказ.



Юлиана Чернышева

Отредактировано: 09.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться