Надежда Короны: найти единственную

Размер шрифта: - +

Глава 8.

- Он отказывается. Говорит, что ничего не брал.

Дамиан не моргая смотрел на начальника безопасности Академии. Тот, казалось, окаменел.

- Как?!

Морцавский  с трудом сглотнул, не отрывая взгляда от черных сейчас, гневных глаз принца.

- Мой реджи! Это один из помощников целителя сболтнул, что ничего из личных предметов у пострадавшего не обнаружено. Стража, выставленная у кельи больного, внутрь не заходила, когда тот очнулся. Но к нему зашел помощник лекаря, чтобы дать снадобье. И когда пострадавший спросил, где его вещи,  получил ответ, что никаких вещей не было.

Принц сел в свое кресло, откинулся на спинку и уставился в потолок. Капитан ждал молча. Это был такой момент, когда, он знал это точно, нужно изображать пустое место. Хорошо бы ещё не дышать, но вот этого капитан не умел, поэтому просто старался вдыхать как можно тише и не заметнее.

- Что ещё? – принц опустил взгляд на Морцавского.

- Вы были правы, мой реджи! - рапортовал капитан, вытянувшись в струнку. Взгляд его был преданный, лицо печальное. - Действительно присутствовал ещё один человек, то ли адепт, то ли адъюнкт. Именно он и оказывал помощь пострадавшему.

- Имя? Курс?

- Не выяснили. Имеется только словесный портрет. - Капитан помялся, но всё же добавил: - Один из прислужников утверждает, что видел, как какой-то парень, по виду адепт, но не зеленый, явно старшекурсник, наклонился над бесчувственным телом, что уже лежало на лавке. Пытался привести его в себя: тряс, хлопал по щекам, звал по имени. Потом водил над ним руками.

- Выходит знакомый по учебе… - задумчиво протянул принц. - Что-то ещё?

- Нет, - выдохнул Морцавский. Он явно чувствовал себя виноватым. - Потом старик отвернулся, потому что пришли мы с вами, и больше ничего добавить может. Куда парень ушел и почему, так и не ясно.

- Куда ушел, понятно.

Начальник службы безопасности Академии кивнул.

- Верно. Кроме как вернуться в Академию, иного пути у него не было. А вот почему...

Дамиан задумчиво тер подбородок и смотрел в окно.

- Думаю, именно он прихватил то, что вынес из лаборатории избитый адъюнкт. Потому и ушел. Срочно найти парня. Выяснить кто таков. Установить слежку. Вопросы?

- Никак нет, мой реджи! - щелкнул каблуками капитан.

- Исполняйте!

 

Сегодняшнее утро было ни чуть не проще вчерашнего дня: матушка вызвала Дамиана с самого утра, чтобы сообщить то, что уже было известно от Суземского - прибывает принцесса с Севера. Она вручила сыну грамоту, полученную ею лично от короля Юзеппи, названного при рождении Карху, в которой сообщалось, что он направяляет свою верную дочь соединиться с сыном королевского рода Эталаис Маасса (так они называли Бенестарию). Из письма следовало, что Юзеппи, названный при рождении Карху, без всяких сомнений считает, что его дочь – единственный возможный вариант брака для Дамиана.

Такой демарш был провокацией, но и вынуждал к действиям. Юзеппи, названный при рождении Карху, предполагал, что загнал королевский дом Бенестарии в угол, и выбор у него не велик: династический брак или война. Однако представители этого самого королевского дома считали по-другому – ни этот навязанный брак, ни война их не устраивали. Как строил свой странный план северный король, было не понятно, но и королева Ильдария, и её сын Дамиан были едины в своем стремлении – найти выход из этой ситуации, желательно такой, чтобы Юзеппи, названный при рождении Карху, зарекся применять подобный политический шантаж в своей плитике.  

Оландезия, ещё пять десятков лет назад, когда на престоле был дед нынешнего короля, была сильно закрытой страной. Но всё же из-за гор доходили сведения, что помешанный на своей безопасности правитель с нездоровым упрямством и не менее здоровой жестокостью в своем королевстве уменьшает количество сильных магов. Предлогом была угроза со стороны наиболее сильных, чья верность короне подвергалась сомнению.

То, что такая политика приведет страну к пропасти, не приходилось сомневаться, но страна выжила. Выжила благодаря случаю, вернее даже стечению нескольких случайных обстоятельств. Однажды суровый параноик, старый король, подавился вином и умер прямо за обеденным столом – это была первая счастливая для Оландезии случайность. Затем последствия преследований магов немного смягчились правлением отца нынешнего короля, Юхху, названного при рождении Сиили, который больше радовался свободе от воли своего подавляющего отца, чем правил государством. Правда, правление его было не долгим, всего десять лет. Но вот нынешний король, который был у власти чуть меньше четырех десятков лет, хоть и вел политику противоположную той, что вел его дед, унаследовал его характер. 

И теперь Оландезия была ещё более закрытой страной, в которой маги ценились на вес золота. Расположение страны  не располагала к активным связям с миром –  холодный океан с севера и востока и горный массив Питка-Вуорет с юга и запада, но всё было намного сложнее.

Раньше, более сотни лет назад, олданезцы активно путешествовали по северным морям, снискав славу отважных воинов и мореходов. Тем и жили, торгуя мехами, рыбой, северными диковинками, оружием, которое умели ковать искусно, нанимаясь солдатами в армии других стран. Но теперь слава морской державы была утеряна. Единственный путь на юг, в Бенестарию, лежал через небольшую высокогорную долину, занятую маленьким княжеством Лиикенрука, и  был практически перекрыт.

Проход через Лиикенрука был так тщательно охраняем, что казался последним рубежом стоящей насмерть крепости. Чтобы получить разрешение на пересечение этого княжества, нужно было пройти длительную волокиту. Торговля зачахла первой, потом и жители приграничных территорий  стали реже встречаться. Только дипломатические миссии по необходимости и пересекали негостеприимное княжество, что перекрывало проход между Бенестарией и Оландезией.



Лючия Светлая

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться