Надежда Короны: найти единственную

Размер шрифта: - +

15_5

***
Оба безопасника, Корецкий и Суземский, выслушали новость с интересом, и тут же организовали воссоздание ситуации. Вызвали гувернантку, выспросили все детали, заставили пройти по коридорам, восстановив путь, рассказав и показав всё в подробностях о том, где и как двигалась предполагаемая принцесса. Нашли среди горничных девушку по росту и комплекции похожую на принцессу Тойво и, отсчитывая минуты, провели обеих по нужным коридорам дворца. 
Всесторонне обсудили возможно ли было узнать девушку в плаще или нет с такого расстояния по осанке и повороту головы; оценили, насколько просто было бы перебраться девице с одного балкона на другой, заставив ту же горничную проделать этот акробатический трюк. Это было шумно и в чём-то даже смешно, но девушка, хоть и не имела такого мощного мотива, как принцесса Тойво или Лалианна Релюсьен, но справилась с заданием; проверили помещения, где жили послы, на остаточную магию пространственных порталов, что явно было излишне – время, прошедшее с момента побега принцессы, было существенно. 
В результате с достаточной долей вероятности решили, что девушка в коридоре, на которую обратила внимание гувернантка, и была принцессой.  Это косвенно подтверждалось и тем, что во время бала никто из слуг тем выходом не пользовался, а найденные дежурившие в то время у выхода гарды вспомнили девушку, представившуюся камеристкой одной из гостий. Она заблудилась во дворце в поисках выхода к каретному двору, где был экипаж госпожи.  Да, она успела покинуть королевскую резиденцию ещё до того, как было произведено покушение на принца Льва и заблокированы все выходы. И, значит, в покушении она участия никак принимать не могла.
От этого известия принц, удивившись сам себе, почувствовал облегчение. И даже задумался – почему? Задумался и понял – принцесса вызывала у него сочувствие. Не жалость, как промокшая Перла, не желание, а после и неприязнь, как Лали, не тепло и уют, как Милэда. Он, оказывается, с уважением относился к её стойкости и сочувствовал, потому что его судьба, которую он вовсе не считал счастливой, была намного, намного легче, чем у неё. И то, что принцесса Тойво, названная при рождении Ило, не была виновата в покушении на его брата, очень его радовало. 
Не покушалась, и значит, можно поиски перевести в разряд несрочных и не важных дел. Если она не в Академии, куда бы она ни подалась, её скоро обнаружат. А в Академии она в безопасности. 
***
Суземский после информации, полученной от графини Релюсьен, с задумчивым видом сказал:
- Ты знаешь, дружище, эта девчонка, когда искренняя, вовсе неплоха.
- Ты о ком?
- О графине.
Дамиан уставился на друга, с намёком на удивление приподняв бровь. 
- Ты шутишь?
- Я не призываю тебе к прощенью, о нет! Учитывай мою оговорку – когда она искренняя! Сейчас она не лукавила – она очень переживает о том, что между вами произошло. И заметь – у неё есть чувство собственного достоинства. А это внушает уважение.
Над этими словами друга Дамиан размышлял вечером в своей гостиной после длинного и трудного дня. Ему хотелось тепла, хотелось расслабиться и отпустить сегодняшние переживания. К княжне Маструрен ехать было уже поздно, хоть и очень хотелось, – время вежливых визитов закончилось часа два назад. Принц нехотя подумал о том, какой алкоголь мог бы ему сейчас помочь. Стоило, наверное, попросить слугу принести чего-нибудь крепкое, но представив вкус того или другого напитка, Дамиан махнул рукой и вызвал к себе Лали. Пожалуй, она заслужила прощенье, а он – тепло и ласку. 
Вечер закончился очень уютно, и когда девушка уже тихо дышала рядом, он продолжил гладить её по теплой гладкой коже бедра и думать



Лючия Светлая

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться