Надежда на прошлое, или Дао Постапокалипсиса

Размер шрифта: - +

Гексаграммы 45-48

 

Trigram_duì_of_I_Ching.png

Kon.png

Гексаграмма 45 (Цуй) – Воссоединение

Дорога вдвоем короче, когда идешь вместе с другом

 

Когда Неп Дальнозоркий осознал, что не поймает беглецов, а Хона прокричала, что дарит ему свою кобылу, у президента Вампиров появился соблазн вспороть глотку Стреле на глазах у хозяйки. Но байк – это байк. Убивать его без нужды – недопустимый проступок. И рука Непа не поднялось на такое злодеяние.

Веселая, азартная злость взыграла в груди Дальнозоркого. Он угрожающе захохотал, погрозив плоту кулаком. Сперва он хотел следовать за Хоной и Юлом вдоль берега, но почти сразу осознал бесперспективность данного действа. Чем дальше на запад, тем шире будет Пагубь. Брод не найти. Беглецы, останавливаясь на другом берегу, будут недостижимы, а ночью и вовсе уйдут незамеченными. А уж когда они достигнут моря, их след потеряется в любом случае. Преследование нужно организовывать вплавь.

Неп знал, что аэсы промышляют рыболовством, и решил поискать какую-нибудь деревушку, где можно украсть лодку. Байков придется оставить. Жалко, конечно, но…

«Нет, - решил после недолгого раздумья президент, - одному ехать в деревню выродков – самоубийство. Найду своих, подобью кого-нибудь отправиться со мной. Ведь чаша, это не просто чаша…»

Верил ли Неп в силу эликсира смерти? Он и сам не мог дать точный ответ. Но он прекрасно понимал, что большинство байкеров в эту силу верит. А значит, обладание артефактом даст дополнительные полномочия и лишнюю власть. Быть первым среди равных, разве это не соблазнительно?

Неп Дальнозоркий скептически относился к большинству примет и суеверий, но, как и всякий номад, опасался взгляда черного вердога, и где-то в глубине души боялся оказаться в объятьях адской шлюхи Радиации, хоть частенько и посмеивался над страхами других, и, конечно же, хотел после славной смерти обитать на небесных полях священного табуна. Одно дело язвить в адрес небесных стальных коней и кобыл в дни процветания и совсем другое, когда судьба тебя возьмет за яйца. Тут начнешь молиться кому угодно…

Неп задумался. Скорее всего, сейчас байкеры хоронят павших. Номады не одобрят поступок президента, ушедшего в степь и не попрощавшегося с убитыми в бою. Чего доброго они захотят вернуться в становища, и их не убедить в обратном. Тем более, если ты нарушил традицию. Казалось бы, глупость. Какая разница для мертвых, кто их придаст земле или огню? Они уже пируют на небесных полях, и им не до мелочных заморочек смертных. Но нет! Мнение племени, от самых распоследних шустрил и безотказных давалок из бывших рабынь до вайс-президентов, трежеров и род-капитанов, давит невидимым, но ощутимым грузом на вождя. И вождь, какой бы он крутой и авторитетный не был, ничто против коллективных убеждений окружающих.

«А что, если нет никакого Харлея Изначального? – закралась крамольная мысль. – Что, если священный табун – это только общий взгляд людей семи кланов на мир и жизнь? И как ему противиться, мнению всех обо всем? Ведь у него нет лица, у этого мнения, но оно везде. Незримо, но имеет власть. Попробуй пойти открыто против его воли!»

- Прости, небесный стальной конь, - сказал полушепотом Неп, воздев глаза кверху, - это я вопреки, чтобы ты уважал меня.

Президент засмеялся и, подстегнув байка, помчался галопом на восток. Следом послушно поскакала Стрела.

Вскоре он увидел одинокого всадника, едущего навстречу ему. Всмотревшись, Неп узнал Урала Громоподобного.

- Куда это ты? – спросил Неп, когда пути кочевников пересеклись.

- Хочу поймать дочуру, - угрюмо проговорил Ури, - и вздуть засранку вместе с ее хахалем.

- Благородная задумка. Они ушли на плоту по Пагуби, вон твоя дочура мне байка в подарок оставила, - Неп ухмыльнулся, - а где остальные?

- Ушли на север. Решили, что с них хватит. Девять жмуров и все такое. Харэ, мол, и пора возвращаться домой, а из твоих кое-кто и на тебя положил. Сказал, президенты так не поступают…

- И кто же это?

- Айронхорс, который Рон…

- А-а-а… этот может, - Неп усмехнулся. Злости на соплеменника он не имел. В конце концов, каждый играет за себя.

- Тебе сейчас нужно на северо-восток, к переправам, - Ури медленно вытер лицо, точно хотел избавиться от чего-то невидимого, липкого и противного, - и поспеши, тогда нагонишь наших.

Неп изобразил задумчивый вид, а потом, как бы между прочим, произнес:

- А что, если я присоединюсь к тебе? Вдвоем ведь веселей.

- Чашу хочешь? – с еле заметным укором сказал Ури.

- Хочу, - не стал отрицать Неп, улыбнувшись, - кто ж ее не хочет?

- Кажется, мне она больше не нужна, - сощурившись Ури посмотрел вдаль, в сторону Пагуби, - если мы найдем мою засранку, я уступлю эликсир смерти тебе, Днепр Дальнозоркий из клана Вампиров.

Неп удивился такому повороту событий и резво протянул руку напарнику, чтобы тот не передумал:

- Идет! Я согласен!

- Хочешь быть выше других? Попробуй! – бесцветно и устало произнес Ури, пожимая ладонь Непа. – Только смотри, чтоб голова не закружилась от такой высоты!

 

Kon.png



Евгений Шкиль

Отредактировано: 02.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться