Надежда на прошлое, или Дао Постапокалипсиса

Размер шрифта: - +

Гексаграммы 60 и 61

 

 

Гексаграмма 60 (Цзе) – Ограничение

Высшее проявление внутренней свободы – это умение распознать нужный момент

 

Ровно за месяц до праздника жертвоприношения архиерей снарядил торжественное шествие к священной поляне, что находилась за речкой почти в двух тысячах шагов от стен Богополя. Впереди на белых жеребце и кобыле ехали Юл и Хона, за ними следовали Авраам Шестой, Сара Девятая и главные послушники с хоругвями, а позади конников ползла длинная пешая процессия, состоящая из напевающих гимны и славящих Элохима разномастных людей. По бокам ехали воины в полном снаряжении: в кольчугах и шеломах, с мечами на боках и длинными копьями в руках.

На поляне – Юл догадался, что именно здесь во славу господа ему перережут глотку – молодожены, преклонив колени, воздали молитву всевышнему. Парень сделал борозду малой лопатой и бросил крохотную щепотку зерна в землю. Затем, после коллективного песнопения, процессия, точно гигантская змея, развернулась и лениво поползла обратно в свое логово.

- Так мы никогда не сбежим, - шептала Хона поздней ночью, лежа на перине и прижавшись к Юлу.

- Это только в первый раз так, - успокаивал ее парень, поглаживая порядком подросший животик, - посмотришь, завтра людей будет меньше.

Младший правнук оказался прав, в следующую ходку на поляну сопровождающих действительно поубавилось. А потом и вовсе с ними выезжали шесть воинов и кто-нибудь из высшего духовенства: Авраам Шестой, Сара Девятая или один из старших послушников. Но Юл все тянул с побегом.

- Я видел, как упражняются воины, - говорил он Хоне, - мы не одолеем шестерых. Нужно ждать. Терпи, у нас еще есть время.

- Я хочу на свободу, я не буду рожать среди баггеров, - говорила байкерша.

- Если мы поторопимся, мы никогда не освободимся, мы погибнем, - возражал парень, - надо все рассчитать и выждать удобный момент.

Но удобный момент все никак не наступал. Прошла неделя, за ней вторая, а потом – и третья, и вот пришли последние дни перед праздником жертвоприношения.

- Если ты не решишься, я сделаю это сама, - говорила Хона, - просто рвану на байке куда глаза глядят, и будь что будет!

- Хорошо, - согласился Юл, - если в течение трех дней ничего не изменится, мы так и сделаем.

- Если… если… если… - девушка тяжело вздохнула и отвернулась от мужа.

Утром на голову молодоженов свалилась неожиданная новость. Юл встретил Иеровоама.

- Знаешь, что произошло? Такого уже тридцать лет не было! Сегодня с тобой поеду только я, Сара Девятая и еще два воина господня, - юный аврамит говорил полушепотом, опасаясь, что его кто-нибудь услышит.

- Что случилось, Ров?

- На священный караван, который ехал к Закатному граду за данью, напали безбожники и убили шесть воинов господних и трех рабов рабов божьих.

- Вот это да! – Юл от удивления цыкнул. – А кто это сделал?

- Не знаю, - Иеровоам пожал плечами, - люди Закатного града божатся, что не они, и наместник подтверждает, что никто не покидал деревню. Поэтому Авраам Шестой, да благословит его Элохим, собирает всех воинов, разобьет их на отряды и во главе их прочешет западные владения, чтобы найти безбожников.

- А кто будет охранять Богополь?

- Послушникам выдадут оружие, а мы быстренько съездим на священное поле, помолимся и быстренько назад.

Юл открыл было рот, чтобы задать еще один уточняющий вопрос, но Иеровоам, махнув рукой, затараторил:

- Мне пора, мне пора, потом поговорим, а то мне выговор сделают…

 

После утренней молитвы Авраам Шестой объявил о том, что некие безбожники посмели покуситься на караван всевышнего, и Элохим покарает их руками воинов господних. Юл и Хона переглянулись. Наступал момент истины.

Никогда еще Юл не видел возле дома молитв такого количества всадников. Суета приготовлений воистину завораживала. В глазах воинов мерцали огоньки удалой радости. Сегодня они стали охотниками. Целых три десятилетия у них не было повода повеселить себя настоящей войной. Никто не смел бросить вызов Богополю. Последнее завоевание пять лет назад обошлось и вовсе без крови. На севере, в двадцати тысячах шагов от столицы, деревня на речке Сухой Самбек подчинилась без сопротивления. И вот впервые со времен последнего восстания Степных Псов случилось нечто экстраординарное: шесть воинов господних были убиты среди бела дня. Кольчужники настолько привыкли к покорности податного населения, что сопровождали обоз без щитов и копий, с одними легкими мечами. За что и поплатились, отправившись в рай на винные берега в окружение прекрасных гурий.

Не имелось ни капли сомненья, за сие злодеяние умрут тридцать недругов. Как и положено по законам возмездия с пытками на глазах у близких и родных, а также с компенсацией в виде рабов, наложниц и товаров.

Только лицо Иеровоама омрачала печаль. Юнец ехал на скучное задание: сопровождать безобидных и удивительных своей кротостью Исаака и Ревеку, нареченных детей архиерея и господа бога.

«Тебе тоже будет весело», - подумал Юл, помогая беременной жене сесть на белую кобылу.

- Действуем по плану номер три, - шепнул он на ухо Хоне.

Байкерша, нежно потрепав лошадиную гриву, улыбнулась уголками губ.

Армия в двести с лишним воинов покинула Богополь через западные ворота, Сара Девятая, три кольчужника, каплан и молодожены отправились в противоположном направлении.

- Нужен ли зверь на священном поле? – спросил Юл Сару Девятую, с опаской поглядывая на большую пятнистую кошку, вносившую неприятный элемент случайности в детально разработанный план бегства за номером три.

Стареющая женщина улыбнулась омерзительной улыбкой, какая бывает только у религиозных фанатиков, глубоко посаженные глаза ее мерцали темной радостью:



Евгений Шкиль

Отредактировано: 02.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться