Наёмник из Терца

Глава 3

3.

 

 

"Ингнар Норд"

 

 

В предрассветной тишине, Ингнара разбудило чувство тревоги, раздражавшее не хуже скрипа старой колоды. Прислушавшись, он услышал песню цикад, а принюхавшись – приятный запах шалфея. Он не хотел открывать глаза и ждал, пока проклятье Хеллара, не вернет ему человеческий облик.

На этот раз, он пришел в себя на дне оврага, недалеко от своей деревни. Аромат высокой травы щекотал ноздри, и это был самый приятный запах после ночной охоты.

Поднявшись на ноги, Ингнар побрел в заросли кустарника, где прятал одежду. Собираясь смыть с себя следы крови, он присел у небольшого ручья, который протекал по дну оврага. Зачерпнув руками прохладную воду, он хотел умыться, но тут тревожное чувство вновь дало о себе знать.

Он торопливо надел штаны и полез по заросшему кустами склону наверх, на ходу соображая, что причиной тревоги были едва различимые крики людей. Выбравшись из оврага, он издали смотрел на толпу, освещенную десятками факелов. Ему показалось, что вся деревня в этот момент стояла у околицы отцовской кузницы.

- Отец! – он увидел, как деревенские жители тащили связанных родителей на огромный костер.

- Ингнар, беги! – кричал отец, яростно пытаясь вырваться из рук.

- Нет, мама! – позвал Ингнар, а из глаз его потекли слезы.

- Беги сынок, беги и не оглядывайся! – кричала мать.

Полуголый, перепачканный кровью, сын похож на упыря. Вид у паренька в этот момент был устрашающий, но жителей  деревни это не испугало.

- Вон там, хватайте! Это их выродок! Он отмечен проклятьем Хеллара! – выкрикнул кто-то из толпы, сразу же десяток дюжих мужиков кинулись ему наперерез.

- Ингнар, беги! Спасайся! – в один голос вторили родители.

Парень понимал, что пытаться отбить у жителей деревни отца и мать – равносильно самоубийству. В одиночку ему это не под силу, а проклятье Хеллара как назло ушло с первыми лучами солнца. Повинуясь инстинкту затравленного хищника, он резко остановился. Светлый полупрозрачный дым поднимался поверх языков пламени.

- Ингнар, не смотри на огонь! Уноси отсюда ноги, и не оглядывайся! Ты должен сделать это сын, спасайся!

Обернувшись, он побежал в сторону оврага в поисках убежища. Прочь от бегущих к нему деревенских мужиков. Скатившись по склону, он укрылся в корнях кустарника, растущего на краю обрыва.

Подбежав к обрыву, мужики заглянули вглубь оврага, но не заметили затаившегося Ингнара.  Разглядывая заросли, один из преследователей сказал:

- Ушел, гаденыш! Шустрым оказался! – судя по терпкому запаху муки, это был голос деревенского мельника.

Схватив подвернувшийся под руку камень, он бросил его в кусты, проверяя, не спрятался ли в них беглец. Остальные последовали его примеру. Они с азартом начали забрасывать ими овраг в надежде обнаружить проклятого.

Один из брошенных камней больно ударил Ингнара в бровь и рассек кожу. Кровь, попав в глаза, заставила зажмуриться. Следующий камень попал ему в грудь, выбив воздух из легких. Ингнар стиснув зубы, надолго задержал дыхание, лишь бы не выдать своего присутствия, ибо это значило смерть.

- Точно ушел! – злобно прохрипел голос мельника с обрыва, прямо над головой Ингнара. – Идем обратно мужики, а то самое интересное пропустим. А коли вернется выродок, так мы его поджарим, отправим вслед за кузнецом и его бабой!

Подождав, пока шаги преследователей утихнут, парень осторожно пробрался к краю обрыва и наблюдал за расправой над его родителями.

 Между ветвей кустарника он рассмотрел отца, привязанного к столбу. Вокруг полыхал огонь. Отец что-то говорил, но Ингнар не мог разобрать его слов. Сквозь крики толпы, до него доносился лишь голос, в звуке которого он слышал надежду. Надежду на то, что хотя бы ему, Ингнару, удастся спастись от разъяренной толпы и костра. В то же время Ингнар увидел как пламя, перекинувшись на облитые маслом одежды родителей, вмиг окутало их целиком.

И крик…..

Крик, в котором он слышал полный боли и отчаянья вопль матери.

Ошеломленный жестоким зрелищем, он отвернулся от костров. Слезы стекали по лицу и, перемешиваясь с кровью, падали в траву.

Проклиная людей, он пообещал самому себе, что непременно отомстит всему человеческому роду. Яростно сжав кулаки, он побежал. Не разбирая дороги, с каждым ударом сердца Ингнар убегал все дальше и дальше. Прочь от этого кошмарного места.

 

Холодная роса бриллиантами застыла на траве. В предрассветной тишине можно услышать пробуждение насекомых. Солнце едва успело показать первые лучи, когда проклятье Хеллара выпустило Ингнара из своих объятий.

Один и тот же сон уже тринадцать лет. Ингнар больше не ронял слез по этому поводу. В его сердце глубоко гнездилась горечь утраты, которая отзывалась болью, стоило ему лишь вспомнить о родителях.

Многие годы скитаний по землям Древнего Народа научили его прятать свои чувства. Изредка все же попадались существа, от которых не спрятать ничего сокровенного, в таких случаях скрыть боль утраты помогал боевой топор. Оружие героя древности, которое ему удалось добыть еще в первое посещение Долины Мертвых. Ингнар научился умело им обращаться, служа наемником в приграничных землях.

Тот, кого Ингнар ждал тринадцать лет, наконец-то пришел.

Но пришел не один. Его сопровождал паренек, принадлежащий к незнакомой Ингнару восточной расе, о которой он лишь что-то слышал из рассказов караванщиков. На вид обоим не больше семнадцати лет. Возможно, спутник был немногим старше, хотя выглядел он также как и обещанный. Парня с востока выдавали глаза. Ингнар видел в них прозорливость и опыт. Аура его переливалась цветами различных стихий. Ингнару хватило одного взгляда, чтобы понять, с таким бойцом шутки плохи.



Олег Лим (Львович)

Отредактировано: 11.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться