Наемники Абсолюта

Глава 1. Знакомство

Хатайя. Сэм

  

Сэмуил со стоном поднялся с кресла и, стянув с головы виртуал-очки, помахал руками, затем с хрустом покрутил шеей, в который раз давая себе обещание заняться спортом. Последние шесть часов дались очень тяжело. Соперники подобрались сильные, не раз участвовавшие в виртуальных боях и знающие множество уловок и ходов. Сегодня, чтобы победить, пришлось поступить подло…

Сэм улыбнулся, вспоминая, как его Некромант вывернулся из, казалось бы, патовой ситуации и принёс ему победу и две тысячи кредитов в придачу – неплохие деньги за одну игру. Теперь можно прикупить кое-какое железо и наконец-то поменять виртуал на более продвинутую версию. 

   Зажав подбородком банку энергетика и ухватив обеими руками, чтобы не развалился, огромный сэндвич со всем, что было в холодильнике, Сэмуил вышел на балкон. Пристроив напиток на плоское ограждение, он с трудом откусил кусок от бутерброда и не спеша начал жевать, щурясь на заходящее светило и тихонько мурлыча от удовольствия.

    Вызов пришёл, когда парень стряхивал крошки и пытался попасть смятой жестяной банкой в утилизатор, впрочем, как всегда, угодив мимо.

    – Сэм! – заорал в голове восторженный голос Красса. – Ты меня слышишь?

    – Слышу, не ори, а то у меня блоки выбьет, – скривился Сэмуил, потирая уши. 

    – Мы тут собираемся на пикничок, на берег Океана. У нас в «Красотке» есть одно свободное место, и нам катастрофически не хватает душевного музыкального сопровождения для романтической обстановки! – Голос друга потонул в дружном вопле нескольких лужёных глоток. – Тебя просят присоединиться!

Последовал ещё один вопль.

 Сэм пару секунд подумал и, решив, что заниматься все равно нечем, кивнул. На периферии сознания тут же появился довольный мыслеобраз товарища.

    – Отлично! Скоро будем. Гитару не забудь!

Подмигнув, Красс отключился.

    Сэм окинул нежным взглядом залитый последними лучами заходящего Ярила город, раскинувшийся внизу. Высокие шпили с взлётными и парковочными площадками, отражающие закат зеркальные поверхности, зелень парков и причудливо смотрящиеся с высоты шестидесятого этажа дорожки. Красиво и завораживающе. Он видел город в разное время суток, в разные сезоны, но не переставал любоваться его таинственными аллеями, лёгкими, словно летящими, современными зданиями и многочисленными вечнозелёными парками.

Сэм называл себя урбанистом и не представлял свою жизнь вне большого города. Он никогда не понимал страсти однокурсников к пешим походам. Ну что за удовольствие тащить на себе рюкзак с грузом, затем примитивными средствами добывать огонь, готовить какую-то бурду в котелке сомнительной чистоты и, что самое ужасное, из того, что сами поймали или нашли? Спать в палатке на жёсткой земле и ходить по нужде в кустики? Брррр! А летающие твари! Максимум, что мог выдержать его мозг, это пикник на берегу Океана с обязательным условием возвращения вечером в город. Половины дня на природе хватало Сэму на полгода. В таком отдыхе больше всего он ценил дорогу домой.

    Полюбовавшись ещё пару минут на город, он пошёл собираться.

    Через час весёлая компания с хохотом и криками вывалилась из многоместного флаера, ласково названного его хозяином «Красотка небес».  Пока летели, Сэм успел задремать и поэтому прозевал момент посадки. Проснулся он от тычка в ребра и позывов мочевого пузыря. Тычок подарила сидящая рядом девица с огненно-красными волосами и ярко-зелёными глазами – писк моды этого сезона.

    – Прилетели. Выходим, – недовольно пробурчала она, обижаясь на несостоявшегося кавалера, который, даже не познакомившись, сразу после взлёта завалился спать.

    Сэмуил втянул и без того плоский живот и попытался вдавиться в кресло, чтобы дать попутчице возможность пробраться мимо него. Та фыркнула и практически перевалилась через ноги парня к проходу, на мгновение прижавшись к нему весьма упругой немаленькой грудью. Сэмуил, уставившись в иллюминатор, покраснел и сделал вид, что ничего не заметил. Девушка недовольно скривилась и, задрав маленький носик, гордо прошествовала к выходу.

Выждав, пока она скроется в проёме двери, Сэм со вздохом добавил громкости в приглушённую на время сна инструментальную подборку и, закинув за спину чехол с гитарой, выбрался следом, озираясь в поисках тех самых ненавистных кустиков, в которые его настойчиво звал организм.

Пока друзья разгружали летун, вытаскивая на берег надувную мебель и ящики с едой и напитками, он удалился в сторону густых зарослей высокого кустарника,  по пути утащив из ящика бутылку воды. На ходу открутив крышку и отпив глоток, Сэмуил привычным жестом сунул бутылку в боковой кармашек гитарного чехла и оглянулся по сторонам.

 На берег опускались сумерки. Ярило уже почти полностью скрылось за горизонтом, освещая воды океана последними красными лучами. На небосклоне ярко светила незнакомая одинокая красная звезда.

Найдя в густой полосе кустов проход, новоявленный турист вышел на небольшую зелёную лужайку, заросшую мелкими ярко-жёлтыми цветами. Пристроившись у невысокого кривого деревца, с облегчением опустошил переполненный мочевой пузырь и, на ходу застёгивая болты на брюках, повернул назад. Перейдя через полосу кустов, вышел на большую поляну. Покрутил головой, пожал плечами и пошёл дальше, решив, что взял немного влево. В любом случае, заблудиться он не мог, поскольку точно помнил, что прошёл только один ряд кустов.

Постепенно лужайки сменились высокими деревьями, и Сэм, начиная паниковать, отключил музыку и прислушался. Тишина. Ни шума набегающих на берег волн, ни пения птиц, ни криков друзей.  Он окликнул Красса, затем громко свистнул, попробовал связаться с кем-нибудь в эфире – никакого результата, полное безмолвие. Молчала даже служба спасения, что было в принципе невозможно.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться