Наемники Абсолюта

Глава 5. Подарки богини

ГЛАВА 5

– Нэрки… – задумчиво произнёс Сотеки. – Мифические кони-птицы?

Артуари безразлично пожал плечами, мол, увидим – разберёмся и, кивнув в сторону тропы, невозмутимо произнёс:

– Похоже, нам туда, брат.

Тень, не говоря ни слова, присел на корточки, перебирая и откладывая в сторону выбранное им оружие. Артуари, улыбаясь, следил, как брат с детским восторгом радостными восклицаниями приветствует каждую новую находку. Затем, заметив в куче прекрасный изящный клинок, расположился с противоположной стороны арсенала, присовокупив свой голос к восторженным комментариям Тени. 

Сотеки со вздохом сожаления отложил семизарядный револьвер и распрямился во весь свой немаленький рост. Артуари, который закончил экипировку раньше жадного брата, в стороне пристреливал новый блочный лук, выпуская стрелы по видимой только ему мишени. Заметив, что Сотеки смотрит на него, он опустил оружие и подошёл к Тени.

 – Неплохая игрушка, – приподняв лук, констатировал Артуари. – Но для скорострельной стрельбы не подойдёт, да и непривычно лёгок  для меня. Зато его можно перевозить в собранном виде. Возьмёшь? – Дождавшись кивка Тени, он продолжил: – Я всё-таки больше привык к нашему национальному луку. Кстати, я захватил парочку бронебойных стрел, мало ли куда нас выведет дорога, а на твоём месте я бы взял ещё меч. Не уверен, что в новом мире ты сможешь пополнить запас патронов. Зато со стрелами проблем не будет, богиня сделала мне поистине божественный подарок – неиссякаемый колчан. Стрелы, взятые из него, всегда возвращаются.

Тень кивнул и вытащил из изрядно уменьшившейся кучи короткие парные клинки в золочёных деревянных ножнах, затем аккуратно убрал лук в кожаный колчан и закинул его за спину, где уже висела штурмовая винтовка. Вообще, Сотеки использовал возможность вооружиться на полную катушку. Помимо винтовки он прихватил  пистолет-пулемёт, огромный тесак, перевязь с гранатами и большой нож в кожаных ножнах. Тяжёлый патронташ небрежно валялся на траве. 

 В отличие от брата, наследный принц предпочитал холодное оружие, поэтому выбрал узкий чуть изогнутый меч в заплечных ножнах и в пару к нему длинный кинжал. Завершали экипировку чехол с луком, перевязь с ножами и набор метательных колец, которыми принц владел с поразительной ловкостью. Подпрыгнув пару раз, чтобы проверить, как сидит снаряжение, Артуари вопросительно глянул на брата. Тот в ответ кивнул, подхватил патронташ, и они направились по уходящей в лес тропе.

 Обещанные богиней нэрки нашлись в паре километров от начала пути, приведя Артуари, который являлся признанным знатоком лошадей, в неописуемый восторг. Он замер на краю опушки, любуясь легендарными конями, которые, в свою очередь, прекратили объедать еще недавно пушистый куст и с интересом рассматривали двуногих.

Довольно большого роста, с благородной головой на грациозной, горделиво изогнутой шее, небольшими заострёнными ушами и выразительными глазами зелёного цвета, нэрки производили впечатление некой парадности. Однако принц отметил выносливые крепкие ноги с маленькими аккуратными копытами, широкую грудь и мощный круп. Кони были полностью осёдланы и готовы к дальней дороге. То, что издали братья приняли за передние перемётные сумки, оказалось при ближайшем рассмотрении собранными в тугие складки кожистыми крыльями.

Положив на траву чехол с луком, Артуари полез в карман. Порывшись, вытащил пару завалявшихся сухариков, запас которых всегда держал для своего жеребца, один из них тут же, не глядя, перекинул брату. Сотеки ловко его поймал.

Не отрывая взгляда от мышастого жеребца, Артуари протянул к нему раскрытую ладонь и медленно направился к настороженно застывшему нэрку. Конь коротко заржал, наклонив голову с длиной чёлкой, и забил копытом, словно предостерегая нежданных гостей. Типа – не лезьте, самому мало.

– Красавец, смотри, что у меня есть! – Протягивая угощение на раскрытой ладони, Артуари смело подошёл к нэрку. – Какая у тебя роскошная шерсть – серебристо-стальная, гладкая, вся переливается на свету, словно змеиная шкура! Как тебе кличка Змей?

 Жеребец внимательно посмотрел на сухарик, подумал мгновенье и, видно, что-то для себя решив, мягкими подвижными губами аккуратно принял взятку.

– Это можно расценивать как согласие?

Артуари погладил его по шее, провёл рукой по холке, потрогал сложенные крылья, и, легко вскочив в седло, тронул пятками бока нэрка. 

 Змей двигался величаво, словно танцуя. Глядя на него, у Сотеки сложилось ощущение, что центр тяжести нэрка смещён ближе к задним ногам. Залюбовавшись на  жеребца, он не заметил, как иссиня-чёрная с  многочисленными белыми пятнами кобыла, видно, что-то почуяв, неторопливо подошла и уткнулась тёплыми губами в сжатый кулак. Сотеки улыбнулся и разжал ладонь, демонстрируя солёный сухарик. Она с наслаждением его схрупала и вопросительно посмотрела в янтарные глаза Тени.

– Нет больше, – развёл тот руками, поглаживая кобылу по белой полоске на хитрой морде. – Но если мы подружимся, то я буду кормить тебя вкусненьким каждый день. Как ты на это смотришь?

Кобыла внимательно посмотрела в глаза Тени и ответила тонким игривым ржанием.

 – Я буду звать тебя Ночь, – ласково поглаживая нэрка, сообщил Сотеки. 

Заполненные седельные сумки принцев тоже порадовали. Богиня предусмотрела все: лепёшки и вяленое мясо для рэквау и мешок овса для нэрков, несколько комплектов одежды, всевозможные дорожные мелочи, так необходимые путешествующим мужчинам, и, самое главное, увесистые мешочки с золотыми монетами и блестящими камешками, ценимыми в любом мире.

Кроме этого, на каждое животное были навьючены скатанные тонкие одеяла, а к луке седел крепились короткие плетёные кожаные кнуты, в которых Арина с удивлением узнала бы нагайки. Закрепив на нэрках вооружение, братья отправились по указанной Ведущей дороге.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться