Наемники Абсолюта

Глава 8. Ну, здравствуйте, эльфы!

ГЛАВА 8.

– Что будем делать? – уныло спросил Сэм, пытаясь рассмотреть  далёкую деревню.– Меня пугает неизвестность. Как бы там ни было, а в лесу мы были в полной безопасности.

– Мне тоже страшно. Что нас ждёт в этом мире? Доброжелательные люди или свирепые монстры? Не хотелось бы влипнуть в неприятности,  –  пробормотала Арина, чувствуя, как в желудке собирается комок паники.

Может, у кого страх и сидел в пятках, а у неё он всегда гнездился в желудке. Не дожидаясь, пока  неприятности найдут их, Арина решила подстраховаться, а именно зарядить свой арбалет  –  оружие в руке, даже  с лёгкими алюминиевыми болтами, придавало уверенности.

– Ельфы! Стойте, подождите! Я сейчас!

 Раздавшийся вопль заставил Арину резко развернуться вокруг себя в поисках невидимых эльфов. Её рука вздрогнула, взведённый арбалет щёлкнул, и короткий болт отправился в полет. Хорошо, что Арина держала арбалет опущенным вниз, и болт ушёл в землю, иначе напугавшему их подростку пришлось бы залечивать дырку.

– Привет, ельфы! Вас опять  за брагой послали?

Подросток с откровенным любопытством вылупился на застывшую в недоумении парочку. Те в свою очередь с не меньшим  интересом  рассматривали первого  хомо сапиенса этого мира. Высокий, угловатый, с длинными неровно остриженными русыми волосами, которые постоянно приглаживал ладонью, он был похож на тысячи подростков любого мира.  Одежда тоже не вызывала удивления – чёрные холщовые штаны, поверх них светлая рубаха с вышитыми по вороту красными птицами. Но вот обувь! Обувь ввела Арину в ступор.

На ногах парня были знакомые по земной жизни  розовые домашние шлёпанцы с  голубыми атласными сердечками в центре. Тапки были протёрты на носах и сквозь дырки выглядывали грязные пальцы босых ног. Заметив, что девушка не может отвести взгляд от его обуви, парень заулыбался.

– Это батя в прошлый раз у ельфов за брагу выменял. Называется обувка –  тапочки с вин-ти-ля-ци-ей!

И он гордо пошевелил выглядывающими из дырок пальцами.

Это была последняя капля. Арина рухнула на колени в приступе гомерического хохота. Рядом согнулся Сэм. Подросток недоуменно посмотрел на них, а потом присоединился к веселью.

 Как известно, совместный смех, как и совместная драка, сближает людей. Поэтому, когда  представившийся Хонькой парень предложил  познакомить  их с местным корчмарём, по совместительству оказавшимся отцом  говорливого подростка, они без раздумий согласились. 

Подобрав с земли болт, Арина закинула за плечи рюкзак, Сэм подхватил гитару и пакет с остальными вещами, и они направились за  трещавшим без умолку Хонькой, который, захлёбываясь от восторга, обрушил на парочку попаданцев водопад  информации. У Сэма сложилось стойкое мнение, что пацан говорит ради самого разговора, не особо нуждаясь в ответах на задаваемые им вопросы. Он перепрыгивал с темы на тему, жестикулировал руками, смешно шаркая по пыльной дороге немного  маловатыми ему шлепками.

– Ага, так в прошлый раз ельфы тоже из Леса вышли. С него вечно что-то лезет. Хорошо, когда люди, а то мамка рассказывала, когда она дитём была, пятно чёрное  вылезло. Так полдеревни сожрать успело, пока мужики его водой залить не догадались. Лес-то наш с Пустыми землями граничит, вот с них и лезет всяка нежить. А вы  через  Скального Горца  прошли? Ваша империя  на другой стороне шара  находится? Это у нас как-то  из лесу зелёного мужика выкинуло, он и рассказал, что мы на шаре живём. Сначала парни наши его прикопать хотели, да староста заступился. Хороший мужик оказался – умный, даром, что с тремя глазами и зелёный. Он много чего интересного рассказывал. Мельницу на реке поставил,  научил нашего кузнеца Макая  всякий струмент делать. Тепереча к нам купцы  толпами ездят. Хотел в кузне что-то переделать, все к Макаю с картинками ходил, ругались они знатно, а потом пиво вместе пили. Да... башковитый  был. Да токмо не успел. Помер. Знахарка говорит, что ему наш воздух чистый слишком оказался – не хватало ему грязного дыма в нашем воздухе.

Арина и Сэм многозначительно переглянулись, оба понимали, что зеленокожий мужчина был выходцем из неизвестного им мира.  Хонька же ничего не замечал, продолжая сыпать словами.

– А знахарка  тоже из Леса пришла. Давно пришла. Ещё когда дед мой малым был. Так у нас и осталась. Знатная ведьма. К ней со всей округи народ ходит. Даже благородный приезжал, с собой звал, да токмо она от Леса не хочет уходить. Все ждёт чего-то. Лес, он жа заколдованный. Не всех назад пускает. Ельфов вот пустил, а ведьму не принимает. Она  уже много разов в Лес ходила. Побродит, побродит да взад возвращается.   Ага, так вот ведьма  осталась у нас. Токмо мужика у ей нет. А че нет? Так боятся её мужики. В голове она копаться умеет. Как глазищами сверкнёт – так сразу видит, что в голове думается. А какому мужику это понравится, когда она заранее знает, что он в корчме пиво вечером с товарищами пить собирается, а ей сказал, что лес сплавлять будет. 

Сэм хмыкнул, он очень хорошо понимал местных мужиков, жить с менталом –сомнительное удовольствие. Парень открыл рот, чтобы задать Хоньке пару вопросов о ведьме, но не смог и слова вставить в словесный поток, льющийся из уст общительного подростка.

–  Ага, так про ельфов!   Я тута скотину пасвил, гляжу, мужики идут, точно в такой одёжке, как у вас, токмо ухи у них были острыми и твёрдыми. Я потом в корчме, когда они с батей браги на-де-гус-ти-ро-ва-лись, потрогал у одного. Твёрдые и  холодные. А ваши ухи где? Сняли? Витаэль говорил, что их снимают, а то, мол, спать неудобно. Вот бы мне такие. Может, у вас запасные есть? Так я бы выменял. У меня зуб демона с Пустых земель спрятанный в схоронке лежит. В том сезоне охотники тута проходили, так один обронил, когда его мужики из корчмы выкидывали, чтоб, значится, к девкам нашим  не лез. Токмо он все равно ночью к Ришке в окно залез. Я сам видел. Она мне потом за молчание полуфеечку дала. Я целую просил, так зажилила, белобрысая.  Так как насчёт ухов? Я ельфов, когда нашёл, они ругались страсть как,  что у нас  глухомань, даже  связаться со своими не могут. Говорили, что у нас тута первозданная природа  и никакой ци-ви-ли-за-ции. Это значит, повозок самоходных нет, и ведьманство ельфов не работает. А когда  попробовали в корчме наше пиво и брагу, один начал выражаться  очень заковыристо. Кричал, что Галандриэль их убьёт. Говорит, их за добавкой послали, а тута мало того, что ма-га-зин не нашли, так ещё умудрились на  каких-то староверов выйти, которые даже вино нормальное делать не умеют, и что таким слабым напитком им орков точно не подкупить. Батя осерчал, как это услышал. Наша брага  лучшая в округе считается. Он от расстройства даже слегка намакал этого ельфа лицом его благородным в  кружку с брагой, чтобы, значитца, он распробовал лучше.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться