Наемники Абсолюта

Глава 10. Первая кровь

Рэквау

Они остановились на относительно чистом от камней небольшом пологом плато. Вокруг, насколько хватало взгляда, бесформенными кучами громоздились красновато-серые каменные россыпи, среди которых выделялась одинокая скала со срезанной верхушкой.

 Артуари цепким взглядом окинул  монотонную местность, недружелюбно раскинувшуюся вокруг. Было слишком тихо и слишком безжизненно. Коротко глянул на Тень. Тот понял, спешился и, подхватив в руки винтовку, бесшумно побежал в сторону скалы, одиноко возвышающейся над своими значительно меньшими собратьями.

Интуиция кричала, что нужно как можно скорее отсюда выбираться. А принц привык доверять своей интуиции – отточенная в постоянных дворцовых интригах, она неоднократно помогала изящно балансировать на тонкой грани между  победой и поражением.

Артуари вытащил из чехла лук, натянул тетиву, перевесил колчан со стрелами ближе к руке, проверил,  как выходит меч из ножен, поправил на запястьях метательные кольца, все это время ни на секунду не прекращая внимательно оглядывать горизонт и следить за братом. Тень,  перепрыгивая с камня на камень, добрался до скалы, забросив за спину винтовку, подпрыгнул,  уцепился пальцами за небольшую расщелину и, подтянувшись, сноровисто начал карабкаться вверх. Через полминуты он оказался на плоской вершине некогда высокой горы.

 

– В нескольких километрах неширокая спокойная река. Думаю, легко  пройдём вброд, за ней  в паре часов езды большая деревня, с той стороны виден дым, – спустя пять минут коротко докладывал он брату. – Нужно уходить. У меня плохое предчувствие. – Сотеки положил руку на холку Ночи, готовясь запрыгнуть в седло, но замер, вглядываясь в какую-то точку за большим пирамидальным нагромождением  булыжников. – Ших’эс нах’са! Ложись!

*(Ших’эс нах’са – мужчина нетрадиционной ориентации, вступивший в связь с животным.(рэквау)

Сотеки резко выхватив гранату, по длинной траектории запустил в сторону обнаруженной опасности, одновременно сильным рывком за узду понуждая Ночь лечь. Кобыла, подтверждая репутацию умного животного, беспрекословно подчинилась хозяину,  упав на бок и затихнув. Рядом Артуари уложил Змея, а сам  рухнул за камень.

Беспорядочная россыпь больших осколков вокруг принцев пришла в движение –  часть плавно отъехала в сторону, часть откатилась, обнажая зевы подземных ходов, из которых на поверхность полезли… монстры, отдалённо напоминающие людей. Словно слепой безумный бог в порыве вдохновения вылепил  из глины различные части тел, а затем на ощупь хаотично соединил их между собой и вдохнул жизнь в получившиеся существа.

– Что это?

– Не знаю, но не добрые боги точно! – прокричал Сотеки, отправляя вторую гранату в полет, и тут же от пояса дал короткую очередь из ПП.[1]

 

В воздух полетели куски мяса, запахло кровью. Двое нападавших упали, не добежав до братьев считанные метры, один с разорванной грудной клеткой, второму пули разворотили  голову.  Третья граната взорвалась в воздухе, собирая щедрую жатву. Но монстров это не останавливало. Те из них, кто оказался ближе к погибшим  сородичам, жадно хватали ошмётки окровавленного мяса и тут же начинали жрать,  разрывая  ещё тёплую плоть огромными жёлтыми зубами. За особо лакомые с их точки зрения куски  завязывались жестокие драки.

– Нужно прорываться к реке, их слишком много, в ближнем бою завязнем в телах, – прокричал Артуари, быстро посылая в  лезущих со всех сторон монстров стрелу за стрелой.

Сотеки,  кровожадно оскалив острые зубы, кивнул.

– Попробую проделать проход, держи спину!

Он перекатом ушёл в сторону, веером выкашивая ряд чудовищ, вскочил на ноги и швырнул одну за другой три гранаты. – Сейчас!

Братья подняли нэрков, вскочили в седла и, на ходу посылая стрелы и пули  в ошарашенных такой прытью уродов, понеслись по проходу, образовавшемуся после взрыва гранат. То тут, то там вспыхивали  битвы за куски тех, кто ещё недавно был двуногим существом, что на некоторое время отвлекло внимание монстров от убегающих жертв. Но только на некоторое время.

К моменту, когда уже была видна спасительная гладь реки, Сотеки успел расстрелять запасной  магазин и, метко  кинув бесполезный  ПП, разбить голову монстра, неожиданно выскочившего справа от Ночи.

Артуари оглянулся, прикидывая шансы на успешную переправу. Вслед за рэквау с достаточно высокой скоростью беззвучно бежало около двухсот  существ. Преследователи, наученные предыдущим опытом,  старались не приближаться на расстояние выстрелов, но и не отставали, постепенно беря беглецов в полукруг. По мере продвижения к реке армия монстров разрасталась за счёт новых тварей, которые неуклюже выползали  из щелей в земле, делая попытки достать лакомую добычу, но, неизменно попадая под обстрел,  отставали и присоединялись к основной массе.

 С удивлением Артуари заметил среди них женщин, единственным отличием которых были обвислые тощие груди и некое подобие юбок.  Некоторые монстры были вооружены дубинками и копьями с каменными наконечниками. Где они брали древесину на древки, принц так и не понял. Они не встретили ни одного растения на своём пути.

– Тебе не кажется, что нас загоняют? – прокричал Сотеки, бросая за спину последнюю гранату.

– Кажется, – буркнул под нос Артуари, пришпоривая Змея.

Когда до реки осталось около пятисот метров, шум сотен ног позади стих. Тень,  бросив очередной взгляд за спину, резко осадил Ночь. Та недовольно всхрапнула, приседая на задние ноги, но послушно остановилась. Монстры плотным полукругом расположились  в отдалении. Нависла нехорошая тишина. Сотеки внимательно всматривался в прибрежный песок, пытаясь понять, почему твари прекратили погоню.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться