Наемники Абсолюта

Глава 11. Ведьма

не вычитано

В то же время. Дубеньчики. Корчма «Три карася». Сэм и Арина

Сэмуил почувствовал изменение эмоционального фона и оглянулся в поисках причины. В дверях стояла высокая худая девушка с длиной косой, стояла и пристально смотрела на сидящую спиной к входу Арину, о чем-то увлечённо болтающую с женой корчмаря. Сэмуил почувствовал где-то на грани телепатического сознания, как нити чужого разума потянулись к голове подруги  и, не раздумывая ни мгновенья, действуя интуитивно,  швырнул в голову незнакомке собранные в тугой комок  волю, злость и страх. Она покачнулась, недоуменно провела рукой под носом, размазывая по худому треугольному лицу кровь, и переведя взгляд с запачканной ладони на Сэма, с тихим стоном осела на пол.

Ташка как раз рассказывала, из каких трав готовится настой для улучшения пищеварения, когда Арина почувствовала резкую боль в затылке, словно ей вставили в мозг раскалённую спицу, перед глазами поплыли круги, в голове появилось стойкое ощущение чужого присутствия. Она решила, что это работа Сэма но, переведя на него взгляд, увидела,  что парень со злостью смотрит ей за спину, беззвучно шевеля губами. Арина захотела спросить, с чего это вдруг он решил покривляться, но в этот момент перед глазами все поплыло, и она свалилась с лавки, сильно ударившись головой о пол. Поэтому девушка не слышала, как одновременно закричали Сэм и Борода:

– Прекрати!

– Это знахарка наша! Не убивай её!

Очнулась Арина от того, что кто-то хлопал её по щекам и звал по имени.

– Геля, очнись, очнись, прошу тебя, – голос Сэма доносился словно издалека, – я убью ведьму, если с подругой что-то случится!

– Сэм, ты ли это? Сколько экспрессии, сколько злости! – Арина нащупала на лбу мокрую тряпку и, стянув её, открыла глаза.

– Слава Велесу, с тобой все в порядке. – На взволнованном лице Сэма отразилось облегчение.

Он протянул руку, и Арина, уцепившись за неё, села, оглядываясь вокруг. Они находились в небольшой комнате с одним маленьким мутным окошком, по-видимому, спальне, освещённой несколькими толстыми бездымными свечами. Кроме двух кроватей в ней стоял большой сундук, выполняющий функцию шкафа, и скамья вдоль стены. На светлом выскобленном полу лежали шкуры. Арина с любопытством  закрутила головой. Рядом со второй кроватью суетилась жена старосты с дочкой. Девушка держала лоханку с холодной водой, в которую старостиха  отжимала белую тряпицу. В неровном свете свечей все казалось апокрифичным, и девушка поймала себя на мысли, что вряд ли скоро привыкнет к новым реалиям.

– Что случилось, почему я грохнулась в обморок? – спуская ноги на пол, поинтересовалась она у Сэма.

– Эта…ведьма решила просканировать твой мозг, причём настолько грубо, что даже я заметил.

– И что? У неё получилось? – Арина, не терпящая вмешательства в свою жизнь, а тем более в мысли и память, вскочила с кровати с нестерпимым желанием хорошенько наподдать средневековой выскочке.

– Успокойся, она своё получила. – Сэм расплылся в широкой кровожадной улыбке и, понизив голос, с восторженным недоверием добавил. – У меня как-то получилось перенаправить энергетический поток и отразить её силу обратно. Вон теперь лежит, отдыхает на соседней коечке, – он самодовольно  прищурился, скосив глаза вбок, – Лирина с матерью её обхаживают.

– Ты её случайно не сделал растением?

– Да нет, вроде, – Сэм растерянно захлопал длинными ресницами. – А если и сделал, черт с нею!

– Ты всего день в средних веках, а уже избавился от гуманизма, что же будет дальше? – Арина заглянула через плечо старостихи, склонившейся над лежащей на кровати женщиной. – Оба-на! Так она молодая! Сколько же ей лет? Хонька говорил, что она пришла при его деде…

– На то она и ведьма, – ответила жена Бороды, выпрямляясь и движением руки отправляя Лирину вон из комнаты. Арина подумала, что впервые слышит её голос. В беседе женщина участия не принимала, молча сидя рядом с мужем. – Она не меняется с тех пор, как я была в возрасте Лиринки.

– Уважаемая…– Сэмуил запнулся, не зная как называть женщину.

– Наира.

– Очень приятно. Странные у вас с дочерью имена, совершенно не вписываются в местный этнографический  профиль.  Я всегда увлекался ономастикой…

– Сэмуэль! – Арина сделала «страшное» лицо, указывая глазами на стоявшую с открытым ртом Наиру, – Не обращайте внимания уважаемая, это он головой ударился, когда маленький был, вот теперь и разговаривает иногда на птичьем языке. Просто Сэм хотел узнать, почему ваши имена так отличаются от местных?

– Ага, так я с Ковьхара. Борода меня сосватал, когда служил в дружине барона, – как нечто само собой разумеющееся пояснила Наира. – Вот и деток назвали Лирина и Богорад, в честь предков моих.

Она собрала вещи и вышла из комнаты, тихонько притворив дверь. Сэм и Арина остались стоять у кровати ведьмы, в недоумении глядя друг на друга.

– Надо бы пойти вещи притащить, пока не растянули, – неуверенно начала девушка.

Сэмуил кивнул и вышел из комнаты. Арина присела на край кровати,  с любопытством рассматривая ведьму и злорадно подмечая, что та не настолько молода, как ей показалось изначально. Худая, словно измождённая тяжёлым трудом, бледная, тонкие лучики  в уголках глаз, вертикальные морщины на лбу, которые бывают у людей, имеющих привычку часто хмуриться. Обычная уставшая женщина. А ведь ей пришлось намного тяжелее, чем им. Оказаться одной в незнакомом мире, без друзей, без родных, без шанса вернуться  – это было страшно. Она же не сломалась, нашла в себе силы жить, работать, стала для местных  непререкаемым авторитетом. Злость на ведьму как-то прошла сама собой, но неприязнь осталась.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться