Наемники Абсолюта

Глава 14. Дела повседневные

(немного быта)

Деревня Глушки  гудела. Куда бы ни пришёл Кейко, везде он становился героем дня. Все вокруг хотели услышать подробности о гостях, остановившихся в доме бывшего хозяина. Даже дочка корчмаря, привередливая, румяная и круглолицая, до сих пор воротившая нос от «подкидыша», сегодня впервые обратилась к Кейко по имени. Вот и сейчас у колодца, куда Кейко прикатил тележку с бочкой, чтобы набрать воды для нэрков, собралась толпа.

– Эй, подкидыш, а правда, что благородные прискакали  на крылатых конях,  которые перелетели через частокол аки птицы?

– Да не бреши, Тесар, я как раз из Заболотья от свояка возвращался – ворота ещё открыты были, они через них и пронеслись. Да с такой скоростью, что я и не понял сразу, кони это али демоны какие. Сразу к корчме поехали, да на полдороги у дома старосты остановились. Раненый у них один. Так, подкидыш?

– Так, дядька. Только мне велено молчать, – и Кейко сноровисто стал вытягивать из колодца ведро с водой.

 

***

 

– Тебе не кажется, что мы расслабились и засиделись в этом сонном месте?  Или никак не можешь расстаться с новой подружкой?

Артуари презрительно фыркнул.

– Через день. Мне нужно пополнить запасы трав и добыть карту. Кейко!

– Да, милорд.

– Травница в селе есть?

– Да, милорд, только она старая и совсем из ума выжила. Лучше в Дубеньчики съездить. Там знатная знахарка живёт. К ней даже из города приезжают.

– Дорогу знаешь?

– Да, милорд.

– Поедешь со мной. Завтра на рассвете.

– Как прикажете, милорд.

– Возьмёшь Ночь, ей полезно будет размять ноги. – Сотеки лениво перевернулся на живот.

– Хорошо, милорд.

Кейко чуть сдержался, чтобы не заорать от радости. Ему позволили прокатиться на нэрке! Это был самый счастливый день за все его годы жизни в Глушках. Он опять отполз в тень куста, за которым прятался от жары и со счастливой улыбкой прикрыл горящие возбуждённым красным огоньком глаза. Кейко никогда и никому не признавался, какие мечты и видения иногда пролетают перед закрытыми глазами. Мечты – это все, что было у подкидыша и все, что есть у раба. Кейко верил, что фантазии, когда-нибудь исполнятся. Ведь Многоликий не оставит верных детей без внимания. Просто сейчас у него нету времени на маленького подкидыша из Приграничья, но когда-нибудь, когда бог вернётся…  И сегодня, лежа в тени  большого куста, подросток представлял себя летящим на белоснежном нэрке над синим морем. Длинные волосы  собраны в косу, как у милорда Сотеки, внизу мелькают маленькие белые парусники. Кейко одет в белоснежные одежды, а на боку у него золотой меч…

– Ты ведь тоже заметил?– задумчиво спросил Сотеки у брата.

– При первой же встрече.

– Поэтому ошейник?  Убьём? – голос воина звучал совершенно бесстрастно.

– Возможно, позже. Пусть пока живёт.

Артуари потянулся всем телом, из положения лежа легко вскочил на ноги, несколько раз подпрыгнул, покрутил шеей и с разбега нырнул в реку. Сотеки лениво приподнял голову, проследил взглядом, как брат ласточкой входит в воду, и улёгся обратно. Было жарко. Оба солнца нещадно палили землю. И это в межсезонье. Что же здесь творится летом? На Атарияте климат намного умереннее, и такие жаркие дни выпадали раз в несколько лет.

Крестьяне, недавно молившие светлого Суроса о тепле, во всю поминали чёрную Вету за чрезмерную жару. Воистину, людям не угодить. Над водой, словно маленькие волшебные существа, порхали цветные стрекозы. Тихо шелестел осот, обдуваемый лёгким жарким ветерком. Старый  сом, живущий в омуте у камышей, лениво плеснул хвостом и ушёл в ил на глубину, где били холодные источники.

Большеухие коровы местной породы, которые  паслись на лугу,  вяло отмахивались хвостами от таких же разморённых жарой слепней,  равнодушно пережёвывая свою жвачку. Они бы с радостью забрались в прохладную  воду, но бдительный, загоревший до черноты белоголовый пастушок не  позволял стаду  приблизиться к реке. Её берег, а точнее пологий песчаный пляж,  был оккупирован демонами, как в селе называли постояльцев Техика. Благородные, срам-то какой, лежали на песке  без порток и лениво переговаривались. Пастушок с любопытством следил за ними издали, особенно его интересовал чёрный  воин с белой косой, да такой длинной и толстой, что  бабы в селе от зависти выли, хотя, конечно, вздохов и томных шепотков было больше в адрес его светлокожего брата. Все девки в деревне, да что там девки, и молодые бабы тоже, только и обсуждали завидное положение Настани, которая ходила по селу задравши нос, свысока посматривая на менее смелых подруг. А ведь  подкидышу пришлось, чуть ли не силой, тащить к старосте девок, когда благородные искали служек. А теперь  сестры Кичко  - Витка и Витала  из бесприданниц стали  богатыми невестами. За два дня  работы на белокосого получили по десять серебрёных цепней! И бабы у колодца  талдычили, что стока же получат, как служба их закончится. Правда, вдова Еника со смехом добавила, что, наверное, хороший якорь у благородного, коли девок так зацепил. Но что это значит, пастушонок не понял. Он подслушивал, спрятавшись за срубом, поэтому переспрашивать не стал, а с умным видом повторил фразу служкам, когда  те, возвращаясь с работы в поле, остановились попить воды, чем вызвал дружный смех мужиков и несколько сальных шуточек.

Мальчишка, почёсывая облупленный нос, поглядывал в сторону кустов, за которыми спрятался в тень подкидыш. Вот бы пойти расспросить о новых хозяевах Кейко, но пастушок боялся благородных, а сам подкидыш не появлялся.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться