Наемники Абсолюта

Глава 17. Игра на опережение

 Сарат пришёл ночью. В своём неизменном сером плаще, он был  практически невидим на фоне дрожащих на стенах веранды теней. При виде соотечественника травница встрепенулась, сердце в груди радостно забилось. Она едва сдержалась, чтобы не броситься ему на шею. Все эти дни знахарка ходила под впечатлением от долгожданной встречи, иногда ей казалось, что все привиделось, и дорога домой все так же недосягаема, как свет далёкой звезды Арутикариты, которая освещала путь её народу на протяжении веков существования их мира. Единственный наследник старинного рода, высокомерный, уверенный в себе гордец Сарат был мостиком, дарующим надежду на возвращение. Травница искренне радовалась его приходу, несмотря на слегка снисходительное отношение собрата. Когда-то они начинали вместе путь в ордене Света,  в один день перешли на седьмую ступень и получили из рук Магистра разума янтарные изображения символа их служения – цветка Света. Потом, когда дорога домой резко закрылась, Сагресса застряла в этом мире, а честолюбивый собрат за  двести лет успел сделать неплохую карьеру и уже носил голубой цветок. Только две ступени отделяли его от звания Магистра.

– Есть новости, сестра? – вкрадчиво поинтересовался эльф, когда они уселись с чашками ароматного чая у маленького круглого стола.

– Сэмуэль делает огромные успехи. Честно говоря, мне уже нечему его учить. Все остальное он может развить в себе сам при помощи медитаций и погружений в состояние транса. Он бегло читает и сносно пишет на сорто – это местный язык. И он в меня влюблён. – Знахарка следила за реакцией гостя сквозь длинные полуопущенные ресницы.

– Это великолепно! – Сарат ухмыльнулся. – Так ты сможешь ещё больше привязать его к себе. Чары?

– Нет, – отчего-то смутилась травница.

Гость бросил на неё внимательный взгляд и, поставив чашку на стол, саркастически посоветовал:

– Бери его пока он тёпленький, сестра. Это достойное приобретение, хотя, конечно, жаль, что не эльф.

Девушка промолчала.

– Кстати! А как же его подруга? Эта, как её …Гел’труда, кажется.

– С нею произошёл занятный случай. Эта дурёха  связалась с приезжим благородным из-за мальчишки-раба. У них, видите ли, рабства в стране нет, – знахарка пренебрежительно фыркнула. – Так благородный заметил в ней зачатки  мага смерти. Хотя я не вижу в этой девчонке никакой магической силы. Обычный человек.

– На этом можно сыграть!

– Ты меня недооцениваешь, – в голосе эльфийки прозвучало недовольство, но она  попыталась его скрыть. – Я использовала эти знания, чтобы посеять чёрный цветок недоверия в душе Сэмуэля. Но даже не это главное. Тот незнакомец приезжал в село ко мне. Он искал кое-какие травы, используемые в очень редких обрядах воскрешения и исцеления. Очень редкие травы…

– И? – Сарат, прищурившись, внимательно слушал девушку.

– Ему хватило секунды, чтобы увидеть моё истинное лицо и ещё секунды  на то, чтобы попытаться меня  убить! Произнесённые при этом оскорбления звучали на смеси староэльфийского  диалекта рассветных кланов и какого-то неизвестного мне языка!– Знахарка зябко пожала плечами. – Я никогда не испытывала такой к себе ненависти. Это было страшно, Сарат, очень страшно.  Если бы не  Гельтруда, боюсь, сегодня тебя было бы некому встречать.

– Что он сказал? – по бесстрастному лицу эльфа, невозможно было прочесть, что за эмоции обуревают посланника ордена Света, только всполохи белого огня в светлых глазах выдавали его возбуждение.

– Насколько я смогла понять, обозвал меня  эльфийской шлюхой, выкормышем рассветных кланов и пообещал выпустить кишки при следующей встрече. Очень сетовал, что рядом нет его брата, который тоже был бы не против пустить кровь проклятой эльфийке, – внешне равнодушно процитировала Сагресса.

– Отлично! – Сарат удовлетворённо откинулся на спинку стула.

– Отлично? – недовольно воскликнула травница.

– Успокойся, сестра! Это хорошая весть! Мы нашли ещё двоих выходцев из Леса. Говоришь, он сцепился с этой подругой мага?

Сагресса кивнула.

– Очень хорошо! Надеюсь, что при следующей встрече между ними не сможет возникнуть симпатии.

Он вскочил и, потирая руки, прошёлся по комнате.

– Ещё его раб…

– А что с рабом?

– На нем был ошейник, скрывающий сущность.

– Анга’улайри[1]? Ты уверена, сестра? 

– Я не самая сильная магиня, но прочесть ауру смертного  могу легко. Так вот, ни ауру раба, ни ауру его хозяина я увидеть не смогла. Сэмуэль что-то рассмотрел, но не смог объяснить, что именно.

Сарат продолжал ходить по комнате, полностью уйдя в свои мысли.  Знахарка молча пила чай, глядя на красную звезду, сияющую на небосклоне.

– Пока не стоит забивать  голову малолетними рабами. Что ты предпримешь с  подругой Сэмуэля? – гость оседлал стул и положил подбородок поверх сложенных на спинке кистей рук. Сейчас он очень напоминал того юного и задиристого эльфа, каким помнила его Сагресса. 

– Через несколько дней ярмарка. Сюда съедутся купцы и наёмники со всего Приграничья. Гельтруда давно изнывает от тоски, в отличие от Сэмуэля ей нечем заняться. Думаю, я смогу подтолкнуть её к определённым действиям, например, к далёкому и опасному путешествию… 

 

***

На следующее утро после возвращения из Дубеньчиков рэквау в сопровождении раба покинули село.

Вечером накануне Сотеки  по приказу брата привязал Кейко к столбу в конюшне, сдёрнул с него рубаху и задал  вопрос:



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться