Наемники Абсолюта

ГЛАВА 22. Концерт

 

Тем временем мужчины наконец-то добрались до их столика и Жан, галантно поклонившись, представил спутников:

– Мои соратники – Велко Везунчик и Хотен Меч,– он наклонился к Сагрессе и поцеловал её в щёку, вызвав скрип зубов у Сэма.– Рад видеть тебя, красавица.

Смуглый гигант улыбнулся, обнажая крупные белые зубы,  и протянул руку Сэму, тот с лёгкой опаской её пожал.

– Ты и есть тот  менестрель, который будет сегодня выступать? – голос у Хотена оказался глубокий и раскатистый, под стать фигуре.

– Моё имя Сэмуэль, Сагрессу ты знаешь, а это Гельтруда, – представил девушек Сэм.

– Можно просто Геля,– протянула  руку Арина.

 Меч  аккуратно взял её ладонь и поднёс к губам, нежно поцеловав кончики пальцев, при этом не отрывая жгучего взгляда от лица землянки. И этот взгляд обещал весь мир к ногам и луну в придачу.  Арина почувствовала, как внизу живота что-то раскалилось и растеклось тёплыми волнами, и немного резко выдернула руку из ладони охотника. Хотен улыбнулся и  быстренько плюхнулся на  скамью рядом с нею. Его друзья сели напротив. При этом Жан бросал на  мулата настолько красноречивые взгляды, что будь на месте Хотена кто-нибудь не такой смелый, давно бы сбежал от греха подальше. Арина же наоборот была рада такому соседству и тут же  поинтересовалась:

– Хотен, скажи, где на Этаоне выращивают таких темнокожих здоровяков?

Наёмник хохотнул, явно польщённый вниманием дамы.

– Мою мать привезли с Тихты. Она была чернокожей  рабыней.

Арина помрачнела, что не укрылось от взгляда мужчины.

– Не расстраивайся яресса, отец влюбился, дал ей вольную и женился на матери. У них родились четыре сына. Я младший.

– Твой отец богатый человек?

Охотники дружно рассмеялись.

– Нет, яресса, он был простым воином. Наёмником, как и я.

– А как же тогда?..

– Как он приобрёл рабыню? Выиграл в карты, – как нечто само собой разумеющиеся, пояснил Хотен.

– Ненавижу рабство, – пробубнила под нос Арина.– А рабовладельцев ненавижу втройне.

«Угу-угу, особенно синеоких…» – тут же  съехидничал внутренний голос.

 К столу подскочил Хонька с четырьмя большими кружками пива. По-видимому, отец послал.

– Опять Закрытый город искать? – поинтересовался подросток у Велко, со стуком расставляя деревянные кружки перед мужчинами.– Яресса травница, вам подать вино или травяной настой?

– Вино,– улыбнулась травница.

– Мы видели издали разрушенные шпили Ашуштавара… Эльфийская жемчужина…Белый город… – мечтательно протянул  Хотен Меч и опрокинул в себя пиво.

Арина зачарованно наблюдала, как в горло гиганта непрерывной рекой втекает жидкость. Через полминуты он крякнул и с грохотом поставил пустую кружку на стол.

 – В прошлый раз мы не смогли войти в город, но теперь нам повезёт!

– Обалдеть! – пробормотала восторженно девушка. – И не подавился!

– Ну что, Хонька, ты готов идти с нами на поиски богатства и славы? – серьёзно обратился Жан к застывшему у стола парню.

– Да кто меня отпустит! – с досадой скривился Хонька. – Батя женить хочет, а от молодой жёнки я и сам не сбегу, – застенчиво признался он. –  На что мне богатство, коли клад под боком лежать будет?

Все заулыбались.

– Что вам покушать принести?

– Тащи всего, – Велко кинул монетку, которую подросток ловко поймал, –  и побольше! Да пива ещё принеси!

– Сэмуэль, батя спрашивал, вечерю на троих, значитца,  когда подавать?

– Неси сейчас, а то на голодный желудок много не напоёшь.

– И водки принеси, – вдруг попросила Арина.– Штоф.

Штоф тоже был её ноу-хау. Правда, в местном исполнении он приобрёл вид и форму глиняной вазы с узким горлышком, но смысл и предназначение сохранились. В местный штоф вмещалось ровно десять стопок водки. Арине вдруг захотелось напиться. Напиться до потери памяти, до забытья, напиться так, чтобы, не думая о последствиях, делать то, что хочется, чтобы хоть на вечер забыть эти ненавистные васильковые глаза, эту средневековую деревню с боящимися её крестьянами, чтобы не думать о том решении, которое ей придётся принять, о том выборе, который предстоит сделать.

«Не стоит, после будет только хуже» – дал умный совет внутренний голос. Но какой русский человек  прислушивается к умным советам?  Вот и Арину «понесло».

Жан неспешно потягивал пиво, задумчиво любуясь девушкой, увлечённо расспрашивающей  Хотена о применении топора в ближнем бою. Смуглый охотник с энтузиазмом рассказывал о любимом оружие.

« И как догадалась?» – подумал про себя Жан.

Он сразу обратил на неё внимание. Эта девчонка выделялась из толпы местных, как эльфийский конь выделяется в табуне тяжеловозов. Кроме того что её одежда бросалась в глаза, так ещё и независимый нрав читался в каждом жесте, в каждой фразе. Когда он впервые увидел её на ярмарке его словно под руку толкнули и Жан не удержался, «подкатил»,  уверенный что она не устоит. Но девчонка не отреагировала ни на его природное обаяние, ни на лёгкие чары… И это ещё больше распалило интерес. Теперь это был вызов, вызов его мужскому самолюбию. Но сейчас охотник понимал, что ему просто нравится наблюдать за Ариной. Свободная, общительная и … одинокая. Хотя и делает вид, что её все устраивает.

Арина чувствовала на себе его взгляды и ещё больше  кокетничала с Хотеном. Несмотря на юное тело, жизненный опыт никуда не делся, и она знала, чем завлечь мужчину – спроси у него о том, что ему интересно, а потом  только поддакивай, задавай наводящие вопросы и с восторгом смотри в рот, ахая в нужных местах.  Неискушённые в психологии  охотники попались на эту удочку моментально. К тому моменту, когда разносчицы заставили стол тарелками с едой, Велко и Хотен наперебой рассказывали  Арине о своих приключениях, постоянно подтрунивая друг над другом, беззлобно выставляя соперника в неприглядном свете. Чем больше веселилась троица, тем больше мрачнели Жан и Сагресса.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться