Наемники Абсолюта

Глава 25. Мужские разборки

Сэм проснулся от ощущения чужого присутствия. Он резко сел в кровати, оглянулся на мирно спящую эльфийку, тихонько спустил ноги на пол и, осторожно ступая по холодным некрашеным доскам, подкрался к окну. На крыльце маячила  худощавая мужская фигура. Сэм потянулся щупальцами разума к голове незваного гостя. Жан. Что ему здесь нужно? Быстро натянув широкие холщовые штаны, парень резким движением открыл дверь как раз в тот момент, когда Жан поднял кулак чтобы постучать. Охотник юрко отскочил в тень и схватился за дагу.

– Что тебе надо?

Холода в  голосе  Сэма хватило бы, чтобы заморозить целое озеро. Одновременно он потянулся к мыслям Жана, но опять натолкнулся на тщательно выстроенные блоки.

– Там с Гелей плохо. Она кричит во сне. Я просто не знаю, что делать. Хотел знахарку позвать, – нервно, словно оправдываясь, ответил Жан, чувствуя себя очень неуютно под взглядом этого щуплого юноши.

– Где она?

– У себя дома. Ей стало плохо после выпитого в корчме, и я отнёс её домой. Она заснула ещё по дороге, но сейчас кричит, стонет, и я не знаю что делать. Уверен, над нею кто-то поворожил.

Сэм, не слушая охотника, быстро шёл к домику Арины.

 «Если он с нею хоть что-то сделал…хоть пальцем прикоснулся, воспользовавшись её беспомощным состоянием… Я ему сделаю трепанацию черепа без наркоза» – с ненавистью думал он.

В груди разливались жаром злость и ревность. С тех пор, как Сэм  ощутил огромную подвластную только ему Силу, он стал намного увереннее в себе. Перестал всего бояться и даже начал свысока поглядывать на окружающих. Самому парню иногда было стыдно за такое своё поведение, но все чаще он начинал думать, что люди вокруг с их тайнами, переживаниями, желаниями и проблемами открыты перед ним как книги – бери и читай. От ощущения, что небольшим усилием воли он может заставить подчиняться себе любого жителя деревни, проскальзывало лёгкое возбуждение.

Часто Сэм ловил себя на мысли,  что хочет испытать на том или ином человеке власть. Не для того, чтобы сломать  волю и превратить в послушного раба, а из  научного интереса, как он сам себе объяснял. Или попробовать внушить не принадлежащие ему чувства. Один раз ему вдруг захотелось, чтобы  деревенская красавица Такля, мать Шуньки, влюбилась в него, вызвав зависть у многочисленных ухажёров неприступной  селянки.  Пока Сэма пугали эти мысли и желания, но чем больше он постигал тайны магических манипуляций, тем сильнее ему хотелось применить их на практике. 

Но сейчас, почти бегом направляясь к домику Арины, он ощущал только волнение и страх  за беззащитную подругу.  Какими бы ни были его чувства к эльфийке, Арина навсегда осталась в его душе самым близким человеком. Сестрой, подругой, соратницей, осколком прошлой жизни. И никому он не позволит обидеть подругу, тем более, когда Сэм ощущал в себе клокочущую силу магии.

– Это просто кошмары, – убирая со лба теперь спокойно спящей  Арины влажную прядь, объяснил он маячащему на пороге Жану, – Я не вижу следов чужого вмешательства, но я не очень сведущ в этом. Нужно спросить у Сагрессы.

– Это она сделала что-то с девушкой. Я почувствовал всплеск силы. Именно после этого твоя сестра … – он замолчал, подбирая приличные слова.

– Пошла в разнос, – помог ему Сэм. – Глупости! Зачем ей вредить Гельке? Утром зайдёшь к нам за травами, напоишь болящую, когда проснётся.

Сэм наклонился  и нежно поцеловал подругу в лоб, чувствуя, как по губам холодными иголочками пробегает  отзвук её силы. Такая энергия была присуща только ей. Больше ни у кого в деревне, включая Сагрессу, не было такой ледяной, колючей  с медным привкусом крови силы. Он встал, поправил одеяло и тихой тенью выскользнул из комнаты, по пути толкнув Жана в плечо:

– Нам нужно поговорить.

Наёмник напрягся, но безропотно последовал за Сэмом к  поленнице дров.

– Если ты хочешь продолжать общаться с сестрой, я должен знать о тебе все, – без обиняков начал Сэм.

– Так я, вроде как, ничего не таю, – буркнул Жан, не собираясь всяким там соплякам позволять лезть к себе в душу.

– Ты не понял, – холодно и жёстко перебил его Сэм. – Я – ментал, маг-менталист. Мне ничего не стоит взломать память и прочесть мысли, желания, планы.  Просто я хочу избежать насилия. И лучше тебе самому снять блоки со своих мозгов.

– Как маг? А ригут?

– Что такое ригут?

– У всех магов есть ригуты.

– У меня нет, – Сэм пожал плечами, делая себе заметку разузнать, что такое этот таинственный ригут, и вдруг вспомнил шутку подруги, – Я же киборг. А у нас другая магия. Так как? У тебя может быть только два решения – уйти и больше  не появляться рядом с Гелей, что мне понравилось бы больше всего, или дать возможность покопаться в твоих мозгах. – Сэм специально сгустил краски, чтобы отвадить охотника от Арины. Открыто возмущаться он не собирался, зная независимый характер подруги, но у неё за спиной готов был рискнуть и отделаться от ненавистного кавалера. – Решай, Жан.

Жан думал недолго. Он недовольно посмотрел на парня, скривился и снял с руки браслет в виде неровного овала.

– Смотри, но только если пообещаешь, что все, что увидишь, останется между нами. Ни одна душа не будет знать об этом, пока я жив.

– Обещаю, если это незнание не навредит нам, – коротко буркнул  Сэм и вперился взглядом в чёрные глаза.

Это было больно. Это было чертовски больно, и Сэм успел пожалеть о том, что настоял на своём. Череп словно разорвался изнутри. В память бывшего студента жидкой сталью хлынули смутные, расплывчатые образы, куски мыслей, видений и воспоминаний,  и он понял, что захлёбывается в этом потоке. Тогда Сэм решил упорядочить информацию, создав несколько папок-архивов, которым присвоил названия – "Детство", "Юность", "Зрелость". Ещё некоторое время ему потребовалось, чтобы скомпоновать воспоминания Жана по периодам. Затем, закрыв первые две, он начал аккуратно "разархивировать" третью, стараясь и здесь открывать каждое значимое воспоминание в отдельном окошке. Сразу стало легче. Давление на собственный мозг уменьшилось, но все равно осталось. Через минуту, показавшуюся Сэму часами, он вынырнул из образов, мыслей, воспоминаний охотника, потряс головой и растёр по лицу тонкую струйку крови, сочащейся из носа.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться