Наемники Абсолюта

Глава 26. Новая жизнь Кейко

ГЛАВА 26

Рэквау

Для подкидыша, вся жизнь которого прошла в Глушках, все было вновь. Он ехал на Ночи, сидя позади Сотеки, и вертел головой во все стороны, с восторгом рассматривая дома под черепичной крышей, ужасно важных тёток в длинных пышных платьях, вымощенные досками тротуары, детишек в таких же, как у него, драных штанах и  расфуфыренных  мальчишек в цветных одеждах. Он ужасно им завидовал, не  понимая, что в одежду цветов рода в империи обычно одевали слуг. Но вот милорд Артуари, с надменным видом ехавший впереди, резко остановился у  деревянного дома с вывеской, на которой были нарисованы рубаха и сапоги. Из двери выскочил невысокий, подвижный мужичок в смешной шапке,  узких полосатых штанах, рубахе  навыпуск и чёрных блестящих сапогах. Непрерывно кланяясь, он распахнул перед спешившимся Артуари двери.

– Раб, – окликнул милорд, – следуй за мной. –  И нырнул в проем двери.

 Кейко, ужом соскользнув с Ночи, кинулся следом за хозяином, подумав, что на людях милорд никогда не называет его по имени, только обидно – раб.

– Что желает благородный яр?

 Из-за прилавка  степенно вышла высокая худая женщина с уставшим лицом и толстой косой, уложенной вокруг головы. Артуари окинул оценивающим взглядом купчиху, замечая добротную одежду, неброские, но дорогие перстни на пальцах и серьги в ушах, повёл взглядом по сторонам. На стенах висела разнообразная одежда, начиная от скромных крестьянских нарядов и заканчивая полным кожаным доспехом охотника. На полках стояло множество пар обуви, на манекенах посреди комнаты висели длинные нарядные бальные платья.

– Отлично, – принц повернулся к хозяйке всего этого великолепия. – Мне нужна одежда для раба.

Купчиха оценивающе окинула взглядом Кейко, заметила его ошейник и кивнула.

– Есть подержанная одежда как раз на него…

– Нет! Только новую.

– Что именно яр хочет  приобрести и на какую сумму?

– Два комплекта немаркой дорожной одежды. Два комплекта повседневной. Один для выхода. Белье. Сапоги и портянки. Все добротное, без изысков. Цена не имеет значения.

– Какие предпочтения в цвете, яр?

– Не принципиально.

– Все будет исполнено, яр. Иди сюда, мальчик.

Купчиха довольно улыбнулась, распознав в Артуари богатого клиента. Многие благородные своим отпрыскам столько за раз не покупали, сколько этот яр был готов выложить на раба. Женщина присмотрелась к мальчишке внимательнее – хорошенькое чистое личико с выразительными ясными глазами, и понимающе про себя хмыкнула. Конечно, это не её дело, с кем и как развлекаются благородные. Главное  – чтобы платили звонкой монетой. А хочется яру нарядить своего смазливого раба или раздеть догола – это его право. Говорят, что сам император окружил себя фаворитами из симпатичных молодых парней. Ну да брешут, наверно.

 В это время к ней боязливо подошёл Кейко, жутко стесняясь босых ног и боясь, что его заставят переодеваться прямо здесь перед милордом Артуари. Но при этом его душа ликовала, и он чуть сдерживался, чтобы не броситься целовать руки хозяина.  Столько одежды! И это все для него одного! И сапоги! Что такое белье Кейко не знал, поэтому ему было ужасно интересно на это самое белье посмотреть.

 Купчиха больно ухватила его за худое плечо и, к огромному облегчению Кейко, повела в примерочную, за занавеску.

 Артуари, через ошейник прекрасно ощущавший эмоции раба, забавлялся ситуацией. Он сидел в мягком кресле, которое притащил для него тот самый мужичок, что встретил их у двери, и пил  холодный кисло-сладкий компот, так прекрасно охлаждающий в жаркий день.

За занавеской к купчихе присоединились ещё две девушки. Она дала им короткие распоряжения и  вернулась к милорду Артуари, чтобы уточнить, не желает ли яр приобрести для раба ещё и плащ. У них как раз остался один шерстяной, маленького размера.

Девушки  принесли  гору одежды,  выбрали из неё две мягкие рубашки, серого и чёрного цвета,  кожаные   штаны, колет из светлой грубой кожи и чёрную куртку из плотной ткани. Оставив все это перед восхищенным Кейко, служанки выскользнули из примерочной. Был бы это благородный яр, девушки помогли бы ему переодеться, но прислуживать босяку в их обязанности не входило, что только порадовало мальчишку.

Подкидыш, ошарашенный  богатством, боялся даже дышать, когда  его наряженного, словно принца (это ему так казалось), вывели  на обозрение хозяина.  Артуари скривился, но кивнул головой, одобряя выбор.

 Дальше дело пошло веселее. На каждый день отобрали два комплекта  тонких светлых рубашек, к ним узкие чёрные и коричневые штаны с золотыми лампасами и  укороченные куртки с таким же, как на лампасах, галуном по обшлагам и воротнику. Что эта золотая лента называется галун, Кейко сообщила одна из служанок, помогающая ему застегнуть куртку. К этим нарядам добавился плащ из чёрной плотной ткани с большим капюшоном. И на это Артуари снисходительно кивнул. А вот одежду на выход милорд выбрал сам. Белоснежную рубашку из тончайшего мозератского шелка, отделанную кружевом, светло-серые укороченные штаны с манжетами,  широкий шитым серебром пояс и такой же серый как бриджи камзол.

Когда служанка вывела красного от смущения Кейко, Артуари расхохотался. Кейко испуганно съёжился, боясь, что сделал что-то не так. Но оказалось, что хозяина позабавил внешний вид раба – в шикарном богатом наряде и босиком. Он указал рукой на полку с обувью, и служанка подала подкидышу светлые туфли с большими серебряными пряжками и мягкие чёрные кожаные эльфийские сапоги. Кейко, который ничего кроме лаптей в своей жизни не носил, с благоговением потянулся к сапогам.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться