Наемники Абсолюта

Глава 32. Сомнительные подарки

Ещё не взявшись за выполненную в виде головы змеи ручку двери, Сотеки почувствовал, что в комнате кто-то есть. Он бесшумно достал из ножен саблю, которую после памятного боя на берегу реки носил на поясе, и осторожно толкнул дверь. Буквально через мгновение кончик сабли остановился у горла стоящего на коленях молодого мужчины в рабском ошейнике. Рядом с ним, приоткрыв в безмолвном крике рот, в такой же позе застыла ещё не старая, но измождённая женщина в сером грубом платье и таком же сером платке. Сотеки медленно убрал оружие и удивлённо поинтересовался:

– Что вы здесь делаете?

– Нас прислал управляющий в ваше распоряжение, яр, – мужчина, а следом и женщина, уткнулись лицом в пол.

Сотеки скривился.

– Встаньте. Передо мною совершенно не обязательно падать ниц, достаточно поклона. Правила простые. Ко мне обращаться милорд Сотеки или просто милорд. Не воровать, о нас не болтать и не дотрагиваться до оружия. За нарушение правил – смерть. Вопросы?

– Что нам делать сейчас, милорд Сотеки? – спросила женщина.

– Женщина, разбери и разложи вещи. Грязное – в стирку. Ты, – он ткнул пальцем в грудь мужчины, – принеси воды умыться.

– Милорд, позвольте, я покажу вашу комнату.

Сотеки обвёл взглядом помещение – большая светлая комната с узким арочным окном, выходящим в тихий двор с беседкой и парой фруктовых деревьев. Кровать под балдахином, резной столик, несколько зелёных мягких кресел, на полу ковёр с растительным орнаментом, в углу резной деревянный шкаф. На одной из стен – большой шёлковый ковёр с изображением драки между коротышками и каким-то крылатым гадом, на противоположной стене на щите закреплены обоюдоострая слегка заржавевшая секира и боевой молот. Сотеки вопросительно поднял бровь и повернулся в сторону раба:

– Что, по-твоему, я здесь не видел?

Мужчина учтиво улыбнулся, подошёл к ковру, отодвинул его в сторону и нажал на небольшую выемку в виде ладони. Стена с тихим шорохом отодвинулась, и перед Сотеки предстала великолепная ванная комната. Белый мраморный пол, небольшой чёрный бассейн, столик, заставленный всевозможными баночками, медный умывальник, сделанный в виде лепестка розы, золочёные краны и мраморная скамья-тумба с откидной крышкой посредине – местный аналог унитаза. Все освещали уже знакомые Сотеки магические шары.

Тень довольно присвистнул.

– Хозяин не экономит на заклинаниях, и в жилых помещениях для благородных всегда есть горячая вода. Кому прикажите прислуживать вам при омовении? – мужчина слегка улыбнулся.

– Я справлюсь сам. А ты пока проверь, как устроили наших лошадей. Да прикажи, чтобы конюх напоил их водой с этим снадобьем, – Сотеки достал из сумки небольшой пузырёк, – это на ведро воды.

– Милорд, я не могу приказывать конюху. Я раб, а он вольный слуга, – мужчина виновато склонил голову.

– Теперь ты МОЙ раб, а это значит что ты выше всех остальных слуг. Если кто-то будет с этим не согласен, будет иметь дело с моим кнутом. Запомни это и передай остальным. Когда вернёшься, подробно расскажешь о законах рабовладения в этом государстве.

Раб низко поклонился и выбежал за дверь. Сотеки же с довольной улыбкой на устах направился в ванну, гадая, знает ли Артуари что скрыто за гобеленом в его комнате. Если не знает, Сотеки не собирался его просвещать, пусть это будет, хоть и маленькая, но месть за тайны брата.

 

Артуари не знал. В тот момент, когда Сотеки блаженствовал под струями тёплой воды, он решал сложную задачу – если он прибьёт управляющего, сильно ли обидится барон Денск. Принц с напускным безразличием вот уже десять минут смотрел на двух рабов, стоящих посреди комнаты на коленях и гадал, чем же руководствовался толстяк управляющий, присылая ему ЭТО? Он, видимо, очень сильно хотел угодить важному гостю поэтому выбрал не просто красивых юношей, а таких приторно-сладких, что у рэквау сводило челюсть.

Как бы ни думали в этой странной империи о путешествующем с симпатичным мальчиком-рабом благородном, Артуари всегда предпочитал женщин. Поэтому он сидел в кресле, мучаясь дилеммой, убить управляющего или только покалечить, пока из задумчивости его не вывел нежный голос одного из юношей.

– Благородный яр чем-то недоволен? Я готов приложить все силы, чтобы исправить это недоразумение.

Артуари медленно перевёл тяжёлый взгляд на говорившего. Смазливый, с длинными завитыми золотистыми волосами, губками бантиком и вселенской преданностью в голубых подведённых глазах. Надеть на него платьице – и получится симпатичная девица лет восемнадцати. Эта мысль почему-то развеселила Артуари.

– Ты, – он ткнул пальцем во второго парня, – бегом приведи ко мне моего раба по имени Кейко. А ты, – Артуари повернулся к блондину, окинул его оценивающим взглядом, – жди здесь. С места не сходить, – и быстро вышел из комнаты.

Перед комнатой Сотеки он остановился, сделал два глубоких вдоха, придал лицу безмятежное выражение и толкнул дверь.

– Брат, – с порога начал он, – тебе подарили рабыню?

Сотеки, который только что вышел из ванной, переплетал у зеркала косу. Он хитро блеснул жёлтыми глазами зеркальному отражению Артуари и, подумав, ответил:

– А что мне за это будет?

– О! Я предлагаю просто поменяться. Я тебе сильного здорового молодого раба, а ты мне рабыню. Зачем тебе женщина? Ты же воин. Тебе нужен тот, кто будет таскать за тобой тяжёлое оружие, кто сможет бегать за стрелами и даже участвовать в твоих тренировках. Я готов уступить тебе одного из своих рабов. Зачем мне двое мужчин? – Артуари говорил с деланным безразличием, словно ему все равно, согласится брат или нет.

Сотеки моментально включился в игру.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться