Наемники Абсолюта

Глава 34. Этот мир безнадежно болен

Менестрель пел, дамы обменивались впечатлениями, Артуари в сопровождении виконта переместился к мужчинам, где обед перешёл в откровенную пьянку. Ближе к полуночи барон Денск тоном, не допускающим возражения, попросил дам удалиться. К удивлению рэквау, женщины безропотно разошлись по комнатам. Ещё через час, когда вино закончилось, а один из баронов спал за столом, обняв пустой кубок, хозяин предложил разойтись.

– А девочки? – пьяно возмутился кто-то.

– А мальчики? – хохотнув, добавил барон Фрай, одной рукой прижимая к себе разомлевшего от выпитого виконта, а другой, подкручивая ус. – Законы гостеприимства империи требуют удовлетворить все желания гостей! Нет рабынь – предложи жену! – И он с пьяным задором подмигнул яру Матео.

Тот усмехнулся в ответ и скрутил ладонь в хитрой комбинации с торчащим указательным пальцем.

– Кол тебе в зад, а не мою жену. Приведите рабынь!

– И рабов! – прокричал вслед хохочущий Фрай.

Рэквау, практически трезвые – в силу того, что мало пили, а больше слушали, и в силу более крепкого метаболизма – переглянулись, поражённые местными обычаями. В их мире тоже существовало рабство, рабами становились военнопленные и совершившие преступления граждане, не принадлежащие к рэквау, но относились к ним скорее как к слугам, а не как к бесправным животным. Им даже выплачивали небольшое жалование и пенсию. Артуари слегка пожал плечами и удивлённо воззрился на выстраивающихся в ряд рабов, на его губах заиграла лёгкая довольная улыбка.

 – Что ты там увидел? – Тень проследил за взглядом брата и тоже улыбнулся. – Я обожаю это дитя! – воскликнул он.

Среди опустившихся на колени рабов рядом с Зиком стоял Кейко с гордо поднятой головой и вызывающим взглядом. Управляющий подскочил к мальчишке:

– На колени перед благородными ярами, раб! – прорычал он, замахиваясь на него короткой плёткой.

Кейко вжал голову в плечи, но не пошевелился, только упрямо блеснули алым всполохом глаза.

– Не сметь! – рявкнул Витор.

 Виконт и Артуари оказались возле рабов одновременно. Артуари перехватил руку управляющего и, больно сжав запястье, заставил выронить плётку и склониться к земле.

– Ещё раз поднимешь руку на мою собственность – убью. Своего раба я сам наказываю за непослушание, – холодным, спокойным голосом произнёс он. Но от этого спокойного голоса спина толстяка покрылась мурашками. – Ты понял, человек?

Несчастный управляющий часто-часто закивал головой.

– Вот и отлично, – весело добавил рэквау. – Яры! Можно приступать к делёжке, – Артуари плотоядно облизнулся и выхватил из шеренги совсем юную, худенькую девушку. – Я себе уже выбрал!

– Яр Артуари, – обратился к нему виконт, жадно уставившись на Кейко, – продай раба. Нет? Тогда уступи на одну ночь. Я заплачу. Хочешь деньгами, хочешь услугой.

Артуари задумался. С одной стороны хорошо иметь в должниках такого человека, как виконт, а с другой... Он взглянул на бледного Кейко, панически смотрящего на хозяина, почувствовал негодование, разливающиеся от подошедшего сзади, готового к драке Сотеки.

– Яр Витор, я ещё сам не сорвал этот нежный юный цветок и поэтому не в силах пока оторвать его от себя.

– Вижу, что и тебе не чужды изысканные удовольствия, что же, я подожду. Но если он тебе надоест, дай мне знать, яр Артуари. Ты бы мог выручить за этого мальчишку хорошие деньги.

Артуари поклонился, внутренне кипя от гнева, но на лице у него оставалась неизменная улыбка.

– Тогда мы возьмём этого, – виконт ткнул пальцем в Зика.  – Ты ведь не возражаешь, друг?

Фрай похабно облизнулся.

– А разве не этого чёрного мы брали в прошлый раз? И в позапрошлый? И ещё раньше? Эй, раб, подними голову!

Зик поднял голову и Артуари увидел в его взгляде такую безнадёжную тоску, что на мгновение даже посочувствовал парню.

– А где твоя беловолосая подружка? – поинтересовался виконт у Зика, но ответил ему подскочивший управляющий.

– Жанет теперь принадлежит яру Артуари. Он был бит розгами за провинность и теперь, – он подобострастно захихикал, – весь в слезах лечит свою многострадальную спину.

– А что здесь в таком случае делает этот раб? – холодно поинтересовался Артуари, кивая на Кейко. – Насколько я помню, он тоже должен был быть наказан.

– Ваш мальчик, благородный яр, стоически перенёс порку, даже не пискнул, вот я и посчитал возможным привести его сюда…,– толстяк заискивающе посмотрел в глаза Артуари. – Не гневайтесь, яр. Я решил, что, быть может, вам захочется его позвать.

Тем временем бароны, выбрав себе рабынь, разошлись по своим покоям. Кроме Фрая и виконта на мужчин больше никто не позарился. Сотеки приглянулась пышная, улыбчивая молодая женщина. Он уже собрался уходить, когда услышал тихий просящий голос Зика.

– Милорд! Я ведь ваш раб, не хотите взять меня?

Сотеки резко развернулся и возмущённо уставился на раба. В больших серых глазах полукровки плескалось отчаянье и мольбы.

– Просто после ночи с этими ярами я не смогу прислуживать вам завтра, – прошептал он и опять опустил голову.

– Мы обещаем сильно тебя не калечить, – зареготал Фрай, – уступи его нам на сегодняшнюю ночь, яр Сотеки! Раз барон был настолько любезен, что подарил тебе полукровку, нам просто необходимо с ним как следует попрощаться. Всё-таки старый знакомый. А если в процессе прощания он слегка ... повредится, я полностью возмещу его стоимость и в придачу отдам тебе одного из своих рабов. Но если он тебе понадобится, то ты сможешь забрать его в любой момент. Да, Витор?



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться