Наемники Абсолюта

Глава 43. Поход

Глава 43

– Через час мы войдём в последнюю на пути к границе деревню. Там к нам присоединятся ещё два члена отряда. Последняя ночь под крышами, а дальше… Ты ещё можешь остаться, яресса.

Жан ехал рядом с Ариной, почти касаясь её ноги. Ему страстно хотелось взять её за руку, но девушка сосредоточенно смотрела вдаль, старательно пытаясь попасть в ритм движения лошади. Впереди о чем-то спорили Велко и Хотен.

 – До Закрытого города четыре дневных перехода. Пустые земли – не самое гостеприимное место для людей – костра не разжечь, негде помыться, даже по нужде тебе придётся ходить в компании кого-то из нас. Подумай ещё раз.

Жан был счастлив, что Гельтруда рядом, но при этом до дрожи в руках боялся её гибели. Хотел, чтобы она осталась в Дубеньчиках, и одновременно не желал расставаться с нею ни на минуту. Он привык за эти дни к их беседам, постоянным пикировкам и шуткам. Ему нравилось в этой женщине все. Даже её резкие смены настроения – от бесшабашного веселья до тихой грусти не раздражали, а вызывали умиление. Он мог часами наблюдать, как она рисует, быстро чиркая карандашом в блокноте, шьёт для Страшилы очередное платье, или читает толстую книгу, одолженную у Сагрессы «О травах и зельях из них приготовленных». Когда Гельтруда выбрала Хотена, мужчина думал, что сойдёт с ума от ревности, только вмешательство Сэма спасло Жана от опрометчивых поступков. И сейчас охотник сделал последнюю попытку оградить свою пару от беды.

Арина промолчала. Думать она не о чем не могла. Второй день верхом… Там, на Земле, она раз в неделю посещала клуб верховой езды и была уверена, что конный переход выдержит легко, но, увы и ах! Все оказалось не настолько прекрасно. Жутко болели колени и бедра, поэтому девушка часто спешивалась и просто шла рядом с кобылой, благо, что они никуда не спешили. Про попу даже вспоминать не хотелось. У незадачливой наездницы создалось стойкое впечатление, что на том месте, к которому ноги крепятся, у неё наросла жёсткая драконья чешуя.

Охотники весьма веселились, глядя на её попытки помассировать ягодицы и, естественно, наперебой предлагали свои услуги. Первый день она смеялась вместе с ними и иронизировала по поводу своей «цивилизованной подготовки», но на вторые сутки притихла, считая часы до окончания этой муки под названием «верховая езда».

«Никогда больше! Ни за какие деньги! Куплю карету или найму носильщиков, княгиня я или так, погулять вышла? Только не верхом!»

Лизун, который с лёгкой руки Сэма стал Лизой, только подленько подхихикивала. Лошадей они собирались оставить в деревне, в Пустых землях их просто нечем кормить, однако, на предложение Жана вернуться, она гордо вскинула голову и пришпорила Конфетку – невысокую и не очень молодую кобылку, которую ей выделил Борода в уплату давних услуг. Для Сэма они оставили белого мерина трёхлетку со спокойным характером, и парень усиленно тренировался ездить верхом, запуганный рассказами Хоньки о падениях и ушибах. Сейчас Арина ему искренне сочувствовала. Она уже скучала и по Сэму и по Шуньке. Девочка как-то незаметно стала для Арины родной, иногда глядя на неё, она думала, что Шунька могла бы быть её дочкой. Весёлая, жизнерадостная, ласковая и озорная девчушка заняла своё место в сердце землянки.

В деревне их встретили как старых знакомых. Впрочем, почему как, охотники, судя по восторженным крикам детворы, не были здесь редкими гостями. К Велко на шею  кинулась дородная красавица с длинной толстой косой. Арина даже позавидовала ей слегка. У неё самой волосы были густые и жёсткие, и девушка всегда предпочитала короткие стрижки, но, глядя на толстенную чёрную косу ниже талии, она украдкой вздохнула. Красиво. Счастливчик тут же всучил поводья своего жеребца Хотену и, обняв довольную селянку, нагло смылся, пообещав скоро появиться. Хотен только покачал головой на это заявление.

– Хоть бы к утру явился, – прокомментировал Жан, с опаской оглядываясь по сторонам.

– Что, тоже подружку выглядываешь? – подколола его Арина.

– Нет у меня здесь никаких подружек, так, парочка знакомых девушек, – как-то слишком фальшиво ответил охотник. – Поехали побыстрее в корчму, там сдают комнаты внаём.

Арина про себя хмыкнула, но развивать тему не стала, а то решит, что ей он небезразличен. Ох, а ведь небезразличен. И взгляды его горячие обжигают, вызывая неясные смутные желания, и от прикосновений по телу пробегает дрожь и ночами мысли такие сладкие в голову приходят, что сердце начинает стучать громко и часто.

«Правильно! Гордость – это наше все!» – влезла Лиза: «Но ведь ревнуешь слегка? Ты как собака на сене. И сама не гам, и другим не дам».

Арина не стала спорить с ехидной квартиранткой, потому что уже убедилась, что на любой её аргумент у Лизы имеется контраргумент. Причём, железобетонный.

Разместились они с комфортом, в отдельных «апартаментах». Жан сразу убежал искать охотников, Хотен отправился в кузницу что-то там подправить в снаряжении, а Арина со стоном упала на кровать, заявив мужчинам, что поднять её сможет только приглашение в баню. На попытку Меча потащить её с собой она запустила в охотника сапогом и выдала длинную фразу на незнакомом языке, после чего отвернулась к стене и заснула.

Проснулась Арина от нежного прикосновения к волосам и лёгкого запаха трав и мускуса.

– Жан, что ты делаешь?

– Бужу тебя, – он наклонился и поцеловал её в лоб, потом в щёку, у Арины сильнее забилось сердце, и она поняла, что если следующий поцелуй не будет настолько невинен, она уступит.

– Прекрати. Я уже проснулась.

– Почему?

– Что, почему? – Арина сделала вид, что не поняла вопроса.

– Я ведь вижу, что нравлюсь тебе. Ты знаешь, что я хочу тебя безумно. Почему ты отталкиваешь меня? Девочка, завтра мы вступим на земли, из которых мало кто возвращается. Вполне может случиться так, что мы погибнем, так к чему ограничивать свои желания? Нужно жить здесь и сейчас, потому что потом жизни может не быть.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться