Наемники Абсолюта

Глава 50. Жестокая реальность

– Уважаемый купец мы купим у тебя для своих целей четверых рабов, и не стоит уговаривать нас на что-то большее. Этого вполне достаточно. Кстати, изделия из Пустых земель вызывают истинное восхищение. Я приобрету немного толчённого мозга изменённого и кусочек плоти демона, но яры хотели бы купить воистину сильное магическое существо. Разве у тебя нет никого из нелюди?

Купец Солей-абу-шуна задумался. У него как раз в тайной комнате были заперты два прекрасных экземпляра опоенных успокоительным зельем. Они были беспомощны в данный момент, но кто знает, как поведёт себя ашга, когда очнётся. Великаны урашхи всегда были спокойны и покладисты, но с маленькими демонами нужно было держать ухо торчком, и купец серьёзно задумался – не сбагрить ли эту головную боль сегодня?

– Благородные яры ведь знают, как опасно в наше время пленить нелюдь. Их семьи мстят за каждого своего родича с одержимостью атарака, – начал он издали набивать цену.

– Но ведь продажа такого товара карается смертью, и поэтому купец, который рискнёт полонить кого-либо из нелюди очень рискует. Не только своим состоянием, но и своей жизнью, – включился в игру опытный барон Денск.

Купец потёр руки, довольно улыбнулся и торг начался.

 

 По дороге в сторону Чёрного замка двигалась процессия. Впереди, неторопливо рысили три  благородных всадника на великолепных скакунах, чуть сзади, ведя в поводу ещё одного коня с перекинутым через седло мешком, ехал симпатичный юноша в кружевной рубахе. Следом, подпрыгивая на ухабах и противно скрипя, катилась телега, которую тащил мохноногий пегий тяжеловоз. Правил конём высокий светловолосый мужчина в рабском ошейнике. На телеге сидели и лежали скованные длинной цепью люди. Четверо. Две молодые женщины, темнокожий мужик, заросший бородой по самые глаза, и крепкий худощавый мужчина лет пятидесяти – по местным меркам старик, с медной серьгой в ухе.  Ещё два паренька сидели сзади спинами ко всем, свесив ноги с телеги, они о чем-то тихо болтали. Замыкала колонну четвёрка воинов в лёгких кожаных доспехах.

 Телега подпрыгнула на размытой дождём дороге, и подкидыш покрепче ухватился рукой за низкий бортик. Во второй руке он держал кулёк с засахаренными орехами, которые купил для него хозяин. Рядом, поджав под себя одну ногу, сидел Зик. Кейко протянул ему кулёк из большого зелёного листа, и парень с удовольствием отправил в рот очередную сладость. Подкидыш с тихим вздохом сунул за щёку предпоследний орешек, а последний – большой, зажаренный, покрытый мёдом и обсыпанный маком, аккуратно завернул в лист и спрятал за пазуху. На безмолвный вопрос Зика пояснил:

– Будет Торике гостинец с ярмарки.

Зик улыбнулся, показывая небольшие клыки, тщательно вытер липкие руки о солому, которой было застелено дощатое дно и, взлохматив растрёпанные волосы Кейко, спрыгнул на землю.

– Пройдусь немного, а то всю задницу отбил, – пояснил он. – Думаю, что Торика такого в жизни не пробовала.

Торика, рабыня милорда Артуари, была единственной женщиной в их маленькой компании. Кейко, который наконец-то решился потратить деньги, выданные ему хозяином на «мелкие расходы», накупил для всех подарков. Оказалось, что тратить деньги на кого-то намного приятнее, чем на себя. Себе подкидыш купил только гребень и, пока никто из сопровождающих его не видел, маленькое мутное зеркальце. Уж очень понравилась ему сложная вязь из переплетённых листьев, украшавшая овал зеркала.

Мальчишка обернулся, чтобы проверить, на месте ли его свёрток с покупками, а заодно бросить украдкой взгляд на слабо шевелящийся мешок, привязанный к седлу его лошади, которую вёл на поводу Жанет. Мешок перед самым отъездом притащили вооружённые до зубов обвешанные амулетами два бородатых мужика в расшитых халатах. Милорд Артуари строго приказал никому к таинственному грузу не подходить, не дотрагиваться до него и глупых вопросов не задавать. И всю дорогу подкидыш места себе не находил от любопытства. Он постоянно теребил Зика, задавая тому сто вопросов одновременно, заново переживая поездку на ярмарку, и изнемогал от желания заглянуть в таинственный мешок. Вот и сейчас он нетерпеливо поёрзал, подгрёб под себя побольше сена и опять начал гадать.

– Как ты думаешь, что там? – сто десятый раз спросил он у спутника.

– Не знаю.

– Неужели тебе не интересно? Вдруг там диковинный зверь? Грымза, например.

– На кой она нужна хозяину? – удивился Зик.

– Для исследований! Я слышал, как милорд говорил барону, что было бы любопытно провести открытие твари.

– Вскрытие.

– Ну, вскрытие, какая разница? Ты бы хотел посмотреть?

Зик вздрогнул и энергично замахал головой.

– Я был один раз в лаборатории, когда милорду Артуари срочно понадобилась моя кровь, и больше не хочу туда попадать, ни в качестве зрителя, ни в качестве участника. И тебе лучше держать желания при себе.

– А я бы хотел посмотреть, – упрямо повторил Кейко.

– Скоро посмотришь. Причём в роли главного действующего лица, – раздался сверху насмешливый голос.

Тяжеловозу вдруг что-то стукнуло в голову, он ускорил шаг, поравнявшись с Жанетом, парень услышал ответ Кейко и не смог промолчать. Подкидыш проглотил колкие слова, готовые сорваться с губ, и скорчил недругу презрительную гримасу.

– Не корчи из себя всезнайку, кра-сав-чик, – противным гнусавым голосом протянул он.

– В отличие от тебя, малявка, милорд меня берет с собой на важные встречи, поэтому знаю я побольше некоторых, – высокомерно ответил Жанет. – Например, я знаю, кто сидит в мешке.

Кейко сжал зубы, чтобы не задать мучающий его вопрос, но не выдержал.

– Кто? – выпалил он, возбуждённо сверкая глазами.

Жанет медленно поправил и без того идеальный воротник, пригладил волосы, задумчиво похлопал по шее коня.

– Говори, если тебе есть что сказать, а если нечего – то и начинать не стоило, – не выдержал Зик, не столько из-за своего любопытства, сколько из чувства солидарности с Кейко.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться