Наемники Абсолюта

Глава 52 . Дела магические

Рабы всё-таки сбежали. Сотеки дал им фору в полночи и вывел воинов замка на полевые учения. К утру все закончилось. Старика, как зачинщика побега, привели к Сотеки, остальных Артуари приказал запереть в одной из камер тюрьмы.

Тень стоял на замковом полигоне, наблюдая, как Зик с Котом фехтуют деревянными мечами, когда два воина бросили к его ногам побитого раба.

– Почему в синяках?

– Дрался при задержании, мой лорд! – отрапортовал один из воинов, с огромным фингалом под глазом.

– Вот как? – приятно удивился Сотеки. Старик тем временем поднялся с земли и встал на колени. – Воин?

– Семь лет назад был ранен и взят в плен в бою за замок Десутка . Командовал замковой стражей.

– Плохо командовал, раз в плен попал и замок отдал.

– Никак нет. Предатели среди слуг оказались, ворота открыли и казармы подожгли.

– Пойдёшь к барону молодняк обучать? – неожиданно предложил Сотеки, с любопытством рассматривая раба. Военную выправку в нем было видно издали. Да и то, как держался мужчина, понравилось Тени – с достоинством, без раболепства. Такого не сломать.

– Чего же не пойти, пойду, коли воля ваша на то будет.

– Как твоё имя, служивый?

– Я забыл своё имя, когда попал в неволю, яр. – Старик открыто посмотрел в глаза Сотеки. – А люди меня кличут Тареном.

– Что значит твоя кличка, старик?

– Тарен на языке кочевников – песчаная буря.

– Вот как… Будешь Тар, пока не заслужишь лучшего. Завтра жду тебя на этой площадке на рассвете. Посмотрим, на что ты годишься, Тар. А сегодня за то, что своим необдуманным поступком вы вынудили Кейко совершить проступок, недостойный моего ученика, вы все будете публично выпороты в назидание другим рабам. Я лично прослежу за наказанием.

– Дозвольте вопрос, яр?

– Спрашивай.

– По моим расчётам, нас не должны были хватиться до завтрака, кто нас выдал? Мальчишка?

– Нет. О ваших планах рассказал раб по имени Жанет, он вас подслушал. Кейко же утаил эту информацию, и как теперь это повлияет на его дальнейшую судьбу, даже я не берусь судить. Его хозяин убивал и за меньшие провинности.

Тень, который, считал поступок Кейко благородным, действительно пытался разговаривать с Артуари, но старший брат был непреклонен в своём желании наказать раба. Он был настолько взбешён, что под горячую руку попало всем, даже Сотеки за излишнее милосердие. Жанет красовался синяком на скуле, Торика едва успела увернуться от летящего в неё кубка, за что выслушала получасовую лекцию о правилах поведения, Кот получил к'тошем поперёк спины за показавшуюся принцу нерасторопность, и только Зик успешно избежал неприятностей, старательно не попадаясь милорду на глаза.

 

Артуари влетел в лабораторию словно взбесивший горный поток, отшвырнул в сторону снятый на ходу камзол, через голову стянул рубашку и, только почувствовав колючий холод вокруг обнажённого торса, немного успокоился.

– Что случилось, друг мой? – не поднимая головы от ступки, в которой что-то увлечённо толок, спросил барон Денск.

Артуари понюхал серую жидкость, слегка дымящуюся в реторе на рабочем столе, недовольно скривился, вылил содержимое в стоящее здесь же ведро и только после этого ответил:

– Меня вывело из себя поведение раба. Как он посмел поставить интересы жертвенного быдла превыше моих? Я ведь ему доверял.

– Ты бы хотел, чтобы он уподобился Жанету? Пресмыкался, подхалимничал и следил за своими товарищами? Таким ты хочешь видеть Кейко, милорд? Или тебя злит, что он вас не боится и готов принести себя в жертву за то, что считает справедливым? А может быть, ты понимаешь, что дитя в чем-то право, и чувствуешь свою вину?

– И ты туда же! – в сердцах бросил рэквау, натягивая на плечи рабочую мантию, заменяющую ему лабораторный халат. – Хватит с меня моралей Сотеки, избавь хоть ты от нравоучений! Неужели ты одобряешь поступок раба?

– Нет, не одобряю, но понимаю. И считаю, что лучше рядом иметь честного и достойного человека, чем толпу ненадёжных лизоблюдов. Прими мой совет – не наказывай строго Кейко. Ночи в карцере ему будет достаточно. Если же он тебя так раздражает, то я готов выкупить этого ребёнка. За любые деньги.

Артуари фыркнул и сменил тему.

– У меня практически готова болтушка из пепла сожжённого. Думаю, что сегодня ночью я проведу последний обряд вызова демона перед отъездом в столицу. Если мне удастся взять его кровь, я смогу приготовить настойку, способную оживлять мёртвых.

Он взял маленькую перьевую щётку и, присев на корточки, начал тщательно сметать пылинки с круга силы, вмонтированного в пол. Затем, ползая с бароном по полу на коленях, они тщательно вычертили октаграмму, несколько раз проверили правильность расположения каждого знака и только после этого приступили к приготовлению раствора, призванного упрощать открытие врат на Тёмную сторону. В заключение Артуари достал из маленького мешочка на шее небольшой алмаз и опустил его в колбу с пеплом сожжённого, рядом с колбой он положил чёрный клинок, покрытый вязью символов.

– Алмаз – покровитель ночных светил, он притянет сияние луны и тем самым усилит эффект напитка, – пояснил он барону Денску. – Обсидиан – слеза гор, всегда был покровителем алхимиков нашего Дома. Сегодня ночью я должен быть один, яр Матео. Секрет приготовления эликсира «Круг смерти» был дан нам взамен страшной клятвы, мне не хочется подвергать всех опасности, нарушая её.

– Самое большое достижение в алхимии твоего народа, милорд, останется для меня недосягаемым, – со вздохом констатировал Денск. – За эту тайну ты бы смог покупать королевства.

– Боюсь, что в вашем мире эта тайна и сломанной подковы не стоит. Квинтэссенция всех моих эликсиров и декоктов – настойка баярда, без неё все становится обычным пойлом.

– Мои люди расспросили всех травниц в округе,  никто никогда не видел и не слышал о такой траве. Ни рисунки, ни описания не помогли. Но я продолжу поиски. А вдруг?



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться