Наемники Абсолюта

Глава 57. Целитель

– Яр князь-маг!

– Иду!

Сэмуил грустно улыбнулся. Яр князь-маг, придумали же! Барон не счёл нужным скрывать кто такой его новый гость и как только местные узнали, что он маг, да ещё и истинный его стали называть яр маг и почтительно, с некоторой острасткой, кланяться ещё издали, что очень напрягало Сэма, не привыкшего к подобным почестям. Вот и сейчас посетитель ещё издали начал заискивающе склонять голову. Высокий бородатый крестьянин, в забрызганной кровью серой рубахе держал на руках тельце худенького ребёнка, лет пяти не больше. Белокурые волосы малыша спеклись с одной стороны от крови. Он тряпичной куклой лежал на руках мужчины и Сэм подумал, что этому уже ничего не поможет, но ребёнок слабо застонал, сцепленные в кулачок пальцы разжались и на пол выпала какая-то блестящая безделица. Сэм наклонился и поднял перстень. Печатка. Золотой дракон на красном фоне. Красивая. Сэмуил автоматически сунул перстень в карман и повернулся к мужику.

– Ложи его на стол.                                                                                                              

– Дочка это моя. Нона. – Мужик аккуратно пожил девочку на стол и бухнулся на колени. – Спаси, яр маг! Одна она у меня, никого больше нету! Приказал ей с бабами сидеть, а она побегла меня искать, да в самую сечу и попала. Когда ироды в стену пульнули, её камнями засыпало. Я и не видел, бился с душегубами. Спасибо раб немой заметил место, а то бы и не знал, где искать.Как откопали, кровинушку мою, так она в себя и не приходила. Спаси! Все для тебя сделаю, рабом твоим стану, только помоги. – По щекам мужика потекли слезы.

– Попробую.

Сэм привычно открыл канал для приёма космической энергии, и попросил помощи у Вселенной, она отозвалась, протянула к нему водопад силы. Он всмотрелся в ауру ребёнка – глубокая рана на голове, перелом правой руки, многочисленные ушибы. Сэм положил на голову девочке ладони – одну поверх другой – и погнал золотой свет через своё тело, концентрируя его в руках. Как всегда начали покалывать кончики пальцев, энергия потоком омыла голову ребёнка и Сэмуил почувствовал, как закрывается рана, как очищаются сосуды, он нажал чуть сильнее и по ответному каналу к нему потекли детские воспоминания. Симпатичная женщина в синем платке; смеющийся крестьянин, который сейчас с надеждой взирал на мага; неуклюжий жеребёнок и вислоухий пятнистый щенок; заезжий балаган с яркими женщинами в пёстрых юбках, которые звенели во время весёлого танца  в свете костров; деревенская ярмарка и кулёчек сладостей, что ей купил отец – маленькие детские радости. Последним воспоминанием было то, как Нона подходит к стене, в которой что-то блестит. Вокруг слышны крики, лязг железа, ей очень страшно, но любопытство сильнее, что же это так искрится среди камней? Вот девочка протягивает руку и выколупывает из щели между камнями перстень и в тот же миг кусок стены падает, а дальше темнота.

Сэмуил не думая, по наитию убрал последние воспоминания из головки Ноны. Незачем ей помнить этот ужас. Девочка открыл глаза и маг быстро перенёс ладони на руку ребёнка.

– Вот и все.

 Усталости не было. Сэм ещё в Дубеньчиках заметил, что, исцеляя других, он не тратит энергию, а наоборот получает её. Словно излишки, дарованные космосом, не пропадают зря, а остаются у него в ауре. А вот с ментальной магией так не было. На неё маг тратил собственную энергию, что вызывало приступы слабости и головные боли.

– Забирай, дочку. Подойди к травнице, пусть настой от ушибов даст, да подержи дочурку в постели денёк. И вот. За этим она в стену полезла. Забирай. – Он протянул на раскрытой ладони перстень.

– Что вы, яр маг! Нет, нет, не к чему нам такое! Примите в уплату за лечение. – Мужик подхватил дочку на руки и, бормоча благодарности, попятился к двери.

Сэм пожал плечами, сунул перстень в карман и тут же забыл о нем, всматриваясь в ауру следующего пациента.

– Этому не помогу. Перенесите его к остальным.        

Сэм с сожалением отошёл от симпатичного темноволосого парня, года на два-три моложе него самого. Двое рабов подхватили несчастного с развороченным животом за руки и ноги и понесли в соседнее здание – бывшую кухонную подсобку, очищенную под лазарет, там складывали безнадёжных раненных, кому маг помочь не мог. У них оставалась одна надежда на милорда Сотеки и его волшебную настойку.

Сэм переходил от одного раненного к другому, автоматически залечивая небольшие раны и сосредотачиваясь на серьёзных ранениях.

Ощущение нереальности происходящего не покидало его с момента попадания в замок. Сначала неожиданное спасение, затем встреча со старым знакомым, волшебное излечение при помощи нескольких капель таинственного зелья, а теперь вот от него зависят жизни людей.

О нем забыли, поэтому бой он мирно проспал в небольшой комнате в донжоне, которую выделил гостеприимный барон и только, когда Сотеки вспомнил о его целительских умениях, за ним прибежала перепуганная заплаканная девушка.Никогда ещё Сэмуил не видел столько крови. Колотые, режущие, рваные раны. Распоротые животы с вывалившимися наружу кишками, отрезанные конечности, стрелы торчащие прямо из тел. Он несколько раз выбегал во двор, чтобы дохнуть свежего воздуха и не чувствовать этот тошнотворный, сладковатый, гнилостный запах крови и смерти.Из пятидесяти воинов гарнизона двенадцати помочь уже никто не смог бы. Их тела рядком лежали вдоль замковой стены за кухней вместе с телами рабов и других защитников замка. Почему-то Сэму вспомнились слова диктора, который озвучивал последствия кораблекрушения, случившегося в его родном мире несколько лет назад : «Остальные получили ранения различной степени тяжести».

Не все он мог залечить и это очень угнетало мага. Сэм тяжело вздохнул, всматриваясь в ауру очередного пациента. Следом за ним тенью следовала местная знахарка – сухонькая,подвижная старушка в сопровождении ученицы – конопатой, угловатой девушки. Они смазывали ссадины и ожоги, перевязывали незначительные раны, на которые Сэм не обращал внимания, раздавали раненым воду и успокоительные зелья. Они не разговаривали, но старушка очень внимательно следила за действиями мага. Один раз, когда Сэма едва не вырвало прямо на пациента, она вытолкнула его на улицу, а после принесла чашку горького отвара, после которого тошнота отступила и слегка притупились чувства.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться