Найденыш

Глава 2. Ученица

Ромейн принялись обучать всем премудростям жизни в королевском замке. Сэлли усиленно пыталась пристроить ее хоть к какому-нибудь делу, но королева все никак не могла придумать, к какому именно. Пока она ограничилась тем, что велела служанке обучать девочку правилам поведения. У Ромейн было много свободного времени, несмотря на уроки, но все же она исправно растапливала камин и даже опытная Сэлли поражалась, как быстро и умело она это делала. Искра высекалась с первого же удара, пламя почти мгновенно охватывало дрова и никогда не гасло.

Но несмотря на все это, Ромейн очень часто была предоставлена самой себе и использовала это время с пользой. Очень скоро в замке не осталось ни одного уголка, в котором бы она не побывала, девочка освоилась здесь быстрее, чем Оливетт, усиленно старавшаяся вжиться в новую роль.

Освоившись в замке, Ромейн очень скоро принялась доставлять неприятности его обитателям. Особенно сердились слуги, которым приходилось извлекать девчонку из самых разнообразных мест. Один раз она до смерти напугала поваров, когда вынырнула из огромного котла, который только что водрузили на огонь. Хранитель королевской печати выудил ее из безразмерного сундука с бумагами и за ухо привел к королеве, с трудом скрывая негодование. Последним ее подвигом было сидение на балке под самым потолком в тронном зале, откуда ее сняли с огромным трудом и долго терялись в догадках, как она туда умудрилась взобраться. На сей раз Ромейн даже не наказали, так как были безмерно удивлены.

Оливетт понимала, что девчонку следует осадить, но не делала этого. Всякий раз, как она принималась журить ее, это получалось слишком мягко и снисходительно. Сэлли ворчала, что девчонке следует всыпать, как следует, и Оливетт в принципе была с ней согласна, но когда дело доходило до порки, громко протестовала.

- Попомните мои слова, госпожа, будет только хуже, - бурчала служанка, - девчонку следует приставить к делу и запретить слоняться по замку. Вы слишком добры к ней.

- Да, пожалуй, - согласилась Оливетт, - но она еще совсем маленькая. К тому же, недавно чуть не погибла. Подумай об этом, Сэлли.

- Я понимаю, госпожа, - смягчилась Сэлли, - но это тоже не дело. Дойдет до того, что ее похождения станут известны королю.

Королева закивала, признавая, что это было бы некстати. Король Эдуард не одобрял проказ, даже самых невинных. Должно быть, он просто не понимал, для чего люди столь бездумно растрачивают свое время, когда повсюду столько важных дел. Тем более, если проказницей была маленькая девочка неизвестно откуда и какого роду-племени. В общем, найденыш. Поэтому, Оливетт строго сдвинула брови и сказала Ромейн:

- Ты не должна так гадко себя вести, Роми. Это нехорошо.

- Но что я делаю? - удивилась девочка, - разве я делаю что-нибудь плохое?

- Должно быть, да, раз на тебя все жалуются. Зачем ты засунула в доспехи на лестнице кота? Он так вопил, что насмерть перепугал всех слуг.

Вспомнив об этом, Оливетт фыркнула, не в силах сдержать смех. Она представила себе беснующегося в доспехах кота, орущего от страха дурниной. Неудивительно, что слуги подумали, будто в доспехах завелось привидение, вопящее навесь зал.

- А кто подсыпал в факелы пороха, так что они едва не взорвались? Кстати, где ты взяла порох?

- Внизу, в оружейной, - Ромейн махнула, рукой, показывая, где именно, - там его полно.

- Прелестно, - хмыкнула Оливетт, -хотелось бы знать, есть ли в замке место, где ты еще не бывала.

- Мне тоже хотелось бы это знать, - отозвалась Ромейн, - я бы туда обязательно залезла.

- Я знаю такое место, - королева сурово сдвинула брови, - там проводят порку непослушных сорванцов, вроде тебя. И если ты и впредь будешь так ужасно себя вести, я отведу тебя туда.

Но угроза Оливетт так и осталась угрозой. Впоследствии она повторяла ее не раз, но спина Ромейн оставалась целой.

Девочка продолжала бегать но всему замку, правда, ее проказы носили периодический характер. К примеру, после внушения королевы она стихала дня на три, а потом все начиналось по новой.

В один из ненастных дней, когда дождь лил как из ведра, и путь на улицу был заказан, Ромейн сидела под лестницей и сопя, с увлечением мастерила нечто из разнообразных вещиц, собранных по всем уголкам. От усердия она даже слегка высунула язык, размышляя, куда же пристроить тяжелую гирю, которую она открутила от больших часов в соседней комнате Может быть, поэтому они и перестали идти, но такие пустяки Ромейн не волновали.

Неожиданно что-то почувствовав, девочка подняла голову и встретилась взглядом с холодным прищуром серых глаз. Несколько секунд принц разглядывал ее, а потом спросил:

- Что ты делаешь?

- Мышеловку, - пояснила Ромейн, вертя в руках гирю.

- Зачем?

- Зачем нужны мышеловки? Затем, чтобы поймать маленькую мышку.

- Маленькую, - с расстановкой произнес Филипп, - хм.

- Ну, может быть, не совсем маленькую. Это уж, как повезет.

Девочка, оценивающим взглядом посмотрела на сооружение, находящееся перед ней.

- Это больше смешает на медвежий капкан, - сказал принц.



Екатерина Бэйн

Отредактировано: 03.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться