Найденыш

Размер шрифта: - +

Глава 34

 

Густой туман стелился по земле, ластился к босым ногам, словно требующее ласки живое существо. 
Йенди сделала первый шаг, с трудом различая в смутном, чуть зеленоватом мареве контуры деревьев. Встрепенувшись, вспорхнула с ближайшей ветки ночная птица и с криком, в котором звучало злорадное торжество, унеслась прочь. Девушка невольно проследила за ней взглядом, и заворожено замерла, увидев в беззвездном небе огромную круглую луну, окаймлённую кроваво-красным цветом. По телу пробежала ледяная дрожь и Йенди с трудом нашла в себе силы, чтобы отвернуться от этого удивительного, но пугающего зрелища. 
Она сделала следующий шаг, и заметила, что туман поредел, стал более прозрачным, открывая взгляду алые бутоны цветов, рассыпанные по мягкой, болотистой земле в неисчислимом множестве. Кровоцветы… 
Сердце словно кольнуло длинной острой иглой, и в груди вспыхнула жгучая боль. Йенди застонала, обхватила себя руками и рухнула на колени, чувствуя, как по щекам катятся горячие слёзы. 
- Люди… никогда не жди от них добра, особенно, если они сведущи в магии.
Сначала, Йенди показалось, что она ослышалась. Этот голос – знакомый, родной, всё такой же ворчливый, каким она его и запомнила. 
Вздрогнув, девушка заозиралась по сторонам, и наконец, увидела ту, с кем уже и не чаяла встретиться.
Старшая тётушка  сидела неподалёку на рыжей болотной кочке и сочувственно смотрела на Йенди единственным глазом. В зелёные космы её был вплетён кровоцвет, а шею, словно жуткое ожерелье, обвивала блестящая чёрная змея. 
- Тётушка, - жалобно позвала кикимору Йенди, - за что он так со мной, тётушка? 
- Сама виновата, - неожиданно строго и сердито ответила старшая кикимора, хлопнув себя узкой ладонью по острой коленке, - Не послушалась чутья, выбрала лёгкую дорожку, позволила смутить свой разум – вот тебе и расплата. Мы воспитывали тебя как дивэ, а ты поступила как человек. Глупый человек, позволивший заманить себя в ловушку. 
- Я ему верила… - едва слышно прошептала девушка, понуро опустив голову.
- Ой, ли? – саркастично поинтересовалась тётушка и припечатала: - Ты хотела ему верить, слепо следуя за ним к краю пропасти, но верила ли на самом деле? Поддалась его чарам и позабыла об осторожности, очарованная новым, незнакомым для тебя прежде чувством! 
- Я видела, как он иногда смотрел на меня, - сама не зная зачем, возразила Йенди, словно желала оправдать саму себя, или… его? – Глаза не могут лгать, тётушка! 
- Смотре-е-ел! – со злым ехидством протянула кикимора, - Разве ж я с этим спорю? В конце концов, он – мужчина, а для мужчины увлечься молодой красивой девицей – обычное дело. Мавки мои, в былые времена, таких на болото немерено приманивали, и все они "смотрели".  Использовал он тебя, дитя, а что уж там у него на душе творилось – то уже и не важно. 
Йенди закусила губу и обиженно шмыгнула носом.
- Почему же ты не предупредила меня раньше? Почему позволила совершить ошибку?
Кикимора рассерженно цыкнула зубом и призналась:
- Не могла я магово заклятье, что он на тебя повесил, обойти,  да и опасно это – с судьбой шутить.  Сейчас времени нам с тобой не так много отпущено - чую, не смогу я больше к тебе явиться, так что, придётся тебе дитя своим умом жить и только на себя полагаться. Будь храброй, Йенди-найдёныш, не дай себя сломить, даже когда будет казаться, что никакой надежды нет. Совсем скоро…
Дослушать кикимору Йенди не успела – мир внезапно завращался, выгнулся причудливо и лопнул, словно пузырь с воздухом в болотной воде.
Девушка сделала глубокий, жадный вздох, распахнула глаза и села, чувствуя, как мелко дрожит её взмокшее насквозь тело.   
- С пробуждением.
Йенди вскинула испуганный взгляд на стоящего неподалёку от неё мужчину: высокий, с коротко подстриженными волосами, в которых серебрились тонкие нити седины, острым носом с узкими ноздрями, и тонкими, искривлёнными в подобии любезной улыбки губами. 
Бегло осмотревшись, девушка осознала, что они находятся в небольшом,  довольно тёмном помещении без единого окна, всё убранство которого составлял низенький топчан, да деревянное ведро в дальнем углу.  
- Не слишком уютно, согласен, - понаблюдав за ней, с лёгким сожалением в голосе произнес мужчина, - но теперь это твой новый дом, так что, придётся привыкать. 
"Лефтер!" – поняла Йенди, чувствуя, как внутри закипает волна ярости, - "Тот, кому меня продал предатель-маг! 
В тёмных глазах девушки полыхнул опасный зелёный огонь,  верхняя губа приподнялась, словно в зверином оскале, волосы, будто живые чёрные змеи взметнулись над головой.
Йенди молниеносно метнулась к своему пленителю, желая вцепиться ему в горло, разорвать когтями в клочья, испробовать вкус его крови, обрушить на него всю силу собственной ненависти. Но она не успела – невидимая удавка захлестнула шею, и девушка рухнула на колени, царапая ногтями пережатое спазмом горло. Из глаз брызнули слёзы. Йенди хрипела и пыталась протолкнуть в лёгкие хоть немного воздуха, в то время как маг бесстрастно наблюдал за её мучениями. Запястье обожгло знакомой болью.
"Нет! Только не это!" – мелькнуло в голове осознание. 
Наконец, всё закончилось – урок был усвоен. 
Датте выполнил своё обещание – снял свою метку, но только для того, чтобы освободить место для новой.  
Йенди вскинула на мага взгляд, полный отчаяния и злости, а когда она задала вопрос, то голос её звучал хрипло и надтреснуто:
- Зачем я вам?
Лефтер заложил руки за спину и чуть склонил голову набок, разглядывая девушку с холодным любопытством:
- Видишь ли, я почти всю свою жизнь посвятил изучению нечисти, или, как их называли раньше: "малого народца". Обладатели удивительной магии, столь отличающейся от привычной, человеческой, или эльфийской – эти создания способны существовать на границе двух миров, подчинять себе силы природы и, даже времени. Увы, мои современники воспринимают представителей этого вида как нечто враждебное, обладающее зачатками разума, но не способное к социальному общению. А зря… Сколько нового можно было бы от них перенять! Изучить, какими удивительными свойствами обладает их магия и кровь! Только представь себе, какие возможности открываются перед тем, кто сумеет познать и подчинить себе эту древнюю, как само мироздание магию! Долгие годы мои коллеги-скептики убеждали, что подобное невозможно – человеку не под силу преодолеть предел отпущенных ему возможностей, но я тщательно изучил древние летописи, легенды и сказания, в которых давались намёки на то, что когда-то очень давно люди и эльфы уже использовали уникальный дар малого народца в своих целях, добившись небывалого процветания. К сожалению, с какого-то момента всё пошло не так – малый народец отвернулся от людей, и вскоре превратился в ту самую нечисть, истреблением которой занимаются боевые маги. 
Лефтер говорил с таким жаром и убеждённостью, что Йенди становилась страшно, когда она смотрела в его горящие диким, безумным блеском глаза. Мужчина, меж тем продолжил, кажется, даже не интересуясь тем, слушает ли его пленница, или нет:
- Когда Датте прислал мне весть о том, что нашёл в Скверных топях существо, внешне похожее на человека, но обладающее явными способностями и повадками малого народца, я не просто заинтересовался – осознал, какая невероятная удача плывёт ко мне в руки! Рэвен, нужно отдать ему должное, всегда умел быстро просчитывать собственную выгоду, и наверняка сразу понял, что именно сможет попросить у меня, если доставит свою находку в столицу. Тщеславие моего бывшего ученика и его жажда стать лучшим из лучших, сыграли мне на руку: я уступил ему своё место в совете и отдал то, чем он желал обладать ещё со времен обучения в Академии.  Дневник Фириса Панграта – одного из величайших боевых магов прошлого, в котором тот записывал  не только собственные наблюдения, но и редкие заклятия, какие сейчас не встретишь в обычных учебниках. Наверняка, Датте считает, что провернул выгодную сделку, - Лефтер усмехнулся и покачал головой, - и, разумеется, я не стану его в этом переубеждать. Совет и так отнимал у меня слишком много времени, а дневник Панграта, за долгие годы, я успел изучить едва ли не дословно, так что, по сути, эта сделка мне ничего не стоила. 
Из взгляда мага исчезла рассеянность, и он вновь обратился к сжавшейся на полу Йенди. 
- С твоей помощью, девочка, я разгадаю секрет магии "малого народца", и будь уверенна – если для этого мне придётся вывернуть тебя наизнанку и посмотреть, что там внутри – я без всякого сомнения и сожаления сделаю это. Так что, подчиняться мне добровольно и оказывать всяческое содействие - в твоих же интересах, дорогая.   
Йенди ощутила, как ужас и нарастающая паника тисками сдавили грудную клетку, ледяными иглами впиваясь в самое сердце. С трудом найдя в себе силы на то, чтобы произнести хоть слово, девушка прошептала:
- Но ведь… ведь я человек! 
Лефтер издал сухой смешок и, покачав головой, произнёс:
- Так ли это? Возможно, ты и была рождена человеком, а если точнее – магом, так как я чувствую в тебе дар, но видимо, долгое пребывание рядом с малым народцем повлияло на тебя – изменило твою суть, и теперь, назвать тебя человеческим существом можно лишь весьма условно. Ты – уникальный экземпляр, дорогая: разумный, способный идти на контакт, отвечать на вопросы… В тебе удивительным образом сплелись две совершенно разные магии, и я намерен выяснить, как именно это произошло, и как достичь подобного искусственным путём. 
Мужчина замолчал, моргнул несколько раз, словно очнувшись от собственных мыслей, и уже более сдержанным тоном произнёс:
-   Советую тебе хорошенько отдохнуть – я не намерен затягивать с началом изучения. Принесу тебе ужин – ты должна подкрепиться и восстановить силы. Я надеюсь, мы друг друга поняли?
Йенди упрямо поджала губы, пообещав себе не съесть ни крошки. Лучше заморить себя голодом назло Лефтеру, чем покорно принять ту участь, что он для неё уготовил. 
Видимо, что-то прочитав в её глазах, маг криво усмехнулся и сказал: 
- Не забывай про печать подчинения, дорогая. Пока что, я даю тебе относительную свободу воли, но стоит мне пожелать – и ты послушно исполнишь любую мою волю. Будешь спать, есть и даже испражняться лишь по моему приказу. Ты ведь не хочешь этого, верно? 
Йенди испуганно покачала головой, ярко представив себе, что может стать не только заложницей этого дома, но и собственного тела. 
Когда дверь за магом закрылась, девушка вскочила на ноги и в исступлённом отчаянии заметалась по комнате. Страх, помноженный на безысходность, ярость, жгучая боль от первого в её жизни предательства – всё это обрушилось на неё, сминая последние барьеры. 
Крик – дикий, нечеловеческий исторгся из её горла, не принося облегчения. Она бросилась на тяжёлую деревянную дверь, впиваясь в неё отросшими когтями, стучала по створке кулаками, сбивая их в кровь, рычала, словно обезумевшее, загнанное животное, пока, наконец, обессилено не опустилась на холодный пол, прижавшись спиной к холодной каменной стене. 
Взгляд её потускнел, затянулся пеленой безразличия, словно внутри неё всё выгорело, оставив после себя лишь постепенно остывающее пепелище. И только где-то в глубине души теплился крохотный огонёк надежды, и Йенди, помня о словах тётушки, не могла позволить себе погасить его.



Виктория Ковалева

Отредактировано: 04.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться