Найденыш

Размер шрифта: - +

Глава 9

Йенди стояла перед большим, в полный рост, зеркалом и задумчиво изучала своё отражение. Неподалёку замерли две служанки, которые помогали ей облачаться к празднику. 
Не сказать, чтобы девушке совсем не нравилось то, что она видела, но… это было на удивление странное ощущение. Йенди никогда особо не задумывалась о том, как она выглядит, и не придавала этому особенного значения. Раньше она не считала, что причёска и наряд могут заставить чувствовать себя как-то по-особенному, но сейчас, пожалуй, Йенди бы с этим согласилась. 
Длинное, в пол, платье насыщенного цвета густого тёмного вина, расшитое золотыми нитями подчёркивало талию и чуть расширялось от бёдер. Узкие рукава доходили до самых запястий, делая руки изящней, а высокий ажурный ворот подчёркивал красивый изгиб шеи. Йенди показалось, что в этом наряде она сразу стала выглядеть чуть старше, и теперь была ещё больше похожа на женщину с портрета – на свою мать. 
Хорошо, что хоть с волосами девушки особенно мудрить не стали – лишь скрепили несколько прядей на затылке заколкой в виде красивой золотистой бабочки, выполненной так искусно, что казалось, будто она вот-вот взмахнёт крыльями и взлетит.
Несмотря на уговоры служанок, от прочих украшений Йенди наотрез отказалась, да и не видела в них особого смысла.    
- Вам очень идёт это платье, госпожа, - внезапно сказала одна из служанок, наверное, заметив, как нервничает девушка. 
"Только я к нему совсем не подхожу", - подумала Йенди, поймав в отражении свой напряжённый и чуть испуганный взгляд.
В какой-то момент, ей захотелось плюнуть на всё и не идти на праздник, устроенный Владыкой в её честь. Зачем ей это нужно? Уверена ли она, что хочет остаться здесь, в этом замке? К чему пытаться быть той, кем она не является – быть Эйей? 
"Опять я позволяю страху взять над собой верх" – разозлившись на собственную трусость, подумала девушка, - "Снова сомневаюсь, мечусь, как вспуганый шмышмымр" 
Йенди стиснула руки в кулаки, глубоко вдохнула, и распрямила плечи. 
Быть может, Владыка прав и она действительно похожа на свою мать большим, чем просто внешностью. Однако несмотря ни на что, она всё равно останется собой, но что мешает ей при этом стать лучше? 
В дальнюю дверь постучались, и одна из служанок отправилась её открывать.
"Пора", - догадалась Йенди, чувствуя, как внутренности будто скручиваются в тугой узел, но на сей раз, она не позволила чувствам взять над собой верх. 
- Вас ожидает лорд Эвердин, - сообщила вернувшаяся служанка.
Йенди молча кивнула в ответ, потому что сейчас вряд ли смогла бы произнести хоть слово без предательской дрожи в голосе и, собрав всю свою храбрость, направилась к Невелину, который и должен был сопроводить её на праздник.
"Я справлюсь", - убеждала себя девушка, - "Обязательно справлюсь. В конце концов, со мной случались вещи гораздо страшнее, чем появление перед толпой незнакомцев" 

Двери зала, в котором проходил Праздник, в эту ночь открылись впервые за много лет. 
Невелин и распорядитель постарались на славу, превратив огромное помещение в ещё один дивный, цветущий и благоухающий сад, окружающий площадку для танцев. То тут, то там, разноцветными светлячками летали, кружась и играя, феи, журчали небольшие рукотворные водопады, и звучало нежное пение свирелей и тамбров. 
Праздник должен был начаться с появлением Владыки, но весь Двор уже собрался здесь, взбудораженный предвкушением чего-то необычного. Чего-то, что, наконец, сможет встряхнуть привычное, сонное и однообразное существование. 
Леди и лорды Миддевера не без удовольствия обменивались слухами и домыслами по поводу грядущего празднества, и некоторые высказали предположение, что именно сегодня Владыка решит назвать имя своего преемника. Несмотря на то, что ни для кого не было секретом, кто именно должен был следующим взойти на престол, далеко не все были рады подобному выбору. Да, молодой лорд Эвердин  без всяких сомнений являлся сильным магом, но всё же, он не был Дездрогеном, чья кровь охраняла границы Миддевера от вторжения накварцев. Достанет ли ему сил, чтобы уберечь земли? Сможет ли он сохранить с таким трудом созданное равновесие? Ведь пусть порой жизнь миддеверцев в довольно ограниченном пространстве была весьма скучна и однообразна, но, по крайней мере, она была безопасна. И как воспримут нового повелителя высшие дивэ? Не потому ли ходили слухи о том, что сегодня даже они решили спуститься со своих Холмов на этот праздник? 
Внезапно, каждый, кто присутствовал в зале, почувствовал дуновение магии – древней, как само мироздание. Оборвалась весёлая переливчатая мелодия, остановили свой хоровод феи, смолкли разговоры. В распахнутые настежь двери, полупрозрачными тенями, словно сотканными из серебристого тумана вплыли наяды, за ними, лёгким весенним ветерком – лесные девы, которые рассыпали перед собой бледно-розовые, шелковистые лепестки шиповника. Чем дальше в зал вступали младшие дивэ, тем более чёткие очертания принимали их силуэты, и вот уже можно было видеть их длинные развевающиеся волосы, неестественно большие глаза и лёгкие, сотканные из лунного света платья. Следом за ними, в зал ступили хозяева Холмов: вечно юная Иола с цветными птичьими перьями, вплетёнными в кудрявые тёмно-рыжие волосы, Змей в зелёных одеждах украшенных россыпью чёрных самоцветов и Таох – повелитель ветра, принявший облик прекрасного златовласого юноши со взглядом старика. 
И вновь заиграла музыка, но на сей раз, в неё вплелись нежные голоса лесных дев и звонкие, словно капель – наяд. Высшие дивэ прошествовали мимо почтительно склонивших головы лордов и леди Миддевера, остановившись неподалёку от тронного возвышения, и Тени тут же преподнесли им позолоченные кубки с игристым розовым вином – лучшим, что хранилось в погребах замка. 
Не успел Двор толком отойти от появления хозяев Холмов, как распорядитель торжественно возвестил:
- Владыка Игерон Дездроген, правитель и защитник Миддевера!
Глядя на повелителя, сейчас никто не усомнился бы в том, что трон принадлежит ему по праву сильнейшего. Он был невероятно прекрасен, в сверкающем венце и в алых с золотым одеждах, которые подчёркивали его стать и в то же время, вызывая смутные ощущения таящейся до поры опасности. 
Придворные почтительно склонились перед своим Владыкой, а тот прошёл мимо них, едва удостоив вниманием. Зато, поднимаясь по ступеням к трону, вежливо кивнул хозяевам Холмов, словно давним друзьям, и те ответили ему в той же манере. 
Повернувшись к залу лицом, правитель властно вскинул руку, и музыка тут же стихла, а все взгляды с волнением и ожиданием обратились к нему.
- Лорды и леди Миддевера! – голос Владыки разнёсся по залу, вызывая невольную дрожь у подданных, - Наверняка вы гадаете, по какому поводу я решил устроить это торжество и я более не намерен томить вас в ожидании ответа. Много лет назад, из-за страшного предательства того, кому я доверял, погибла моя жена и пропала новорожденная дочь. 
Тяжёлая тишина, наступившая после этих слов, словно разбила царившую совсем недавно праздничную атмосферу. 
Все помнили ту страшную ночь… и те страшные дни, последовавшие за этим. Весь замок жил в страхе перед почти обезумевшим от постигшего его горя, правителем.  Понадобилось несколько лет, прежде чем кошмар забылся, но прежним Владыка так и не стал. 
Непонимающие, изумлённые переглядывания, робкие шепотки, прошелестевшие по залу, и лишь хозяева Холмов остались по-прежнему невозмутимы, и даже, казалось, забавлялись возникшей неловкостью.
Лицо Владыки было непроницаемо спокойным, но никто так и не отважился заглянуть в его глаза, боясь увидеть таящуюся в них бездну. 
Повелитель, меж тем, выдержав некоторую паузу, продолжил:
- Долгие годы, я считал, что моя дочь Эйя мертва и роду Дездрогенов суждено прерваться, но недавно, судьба снова подарила мне надежду. На семейном древе расцвела новая ветвь, означающая, что мой потомок – кровь от моей крови, вступил в свою силу, достигнув первого совершеннолетия.
Поражённые возгласы послужили ему ответом. Того, к чему подводил их сейчас Владыка, никто из собравшихся и представить себе не мог – слишком невероятным это казалось. 
- В эту ночь, на этом Празднике, я представляю вам свою дочь Эйю Дездроген, после стольких лет, наконец вернувшуюся домой! – чуть возвысив голос, произнёс Владыка, и присутствующие, не сговариваясь, обернулись к распахнутым дверям, в которые как раз входили двое. 
На несколько мгновений, всем показалось, будто бы время внезапно повернулось вспять и они вновь присутствуют на том самом торжестве, когда леди Айвен, которую многие считали выскочкой, вошла в этот самый зал в качестве невесты Владыки. Та же гордая посадка головы, тот же уверенный взгляд тёмных глаз – словно призрак, явившийся вдруг из прошлого. Молодой лорд Эвердин, который сопровождал девушку, лишь добавлял пугающего сходства, потому как и в тот памятный вечер он почти неразлучно находился рядом с леди, едва не поправ всякие приличия. 
Если у кого-то до этого и готовы были возникнуть сомнения по поводу личности новообретённой дочери Владыки, то теперь они развеялись без следа.



Виктория Ковалева

Отредактировано: 04.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться