Найти себя

Размер шрифта: - +

Глава 7 (часть 1)

Глава 7. Дорога к замку Бродвиг

Солнце клонилось к закату, окрашивая горизонт красно-рыжими всполохами и подсвечивая высившиеся впереди невысокие холмы размытыми фиолетовыми и розовыми пятнами, словно художник-самоучка неумело расплескал на них краски. Я настороженно поглядывала в сторону Данияра, минуту назад злобно рыкнувшего: «Нет!», на предложение Корвина остановиться хоть на несколько минут, чтобы он смог снять постыдное женское тряпье, а сейчас с силой сжимающего челюсти, отчего на скулах перекатывались желваки.

- А скоро будет поселение? – Выкрикнула в спину вампира, так как поднявшийся пронизывающий до костей ветер норовил унести мои слова куда-то в поле.

- За холмами. – Просипел Данияр, немного неуклюже завалившись на шею своего коня, что заставляло меня волноваться все сильнее с каждой минутой, и даже мысли о том, что я, оказывается, являюсь воздушницей и при этом ни демона не помню и не понимаю, почему раньше не почувствовала в себе магии, отошли на второй план. Однако, на недоуменный взгляд оборотня лишь небрежно пожала плечами, не собираясь ему докладывать о странностях своего хозяина.

Пока мчались по тракту, оставляя за собой клубы пыли, я подумала, что Данияр вполне осознанно вчера днем, по прибытии в Аргору, пропустил вперед Корвина для идентификации, хотя мог спокойно провести нас обоих вместе с собой, как только что. Получается, он изначально не доверял волку, и решил лишний раз убедиться в том, что тот не солгал о своей личности. А что, вполне себе хитрый ход. И честь и гордость Корвина не пострадали из-за подозрений, и вампиру спокойней, зная, что путешествующий рядом мужчина не представляет угрозы для меня в первую очередь, так как любую клятву при желании можно обойти. Ему-то вряд ли что в этом мире способно сильно навредить. Украдкой бросила осторожный взгляд на рыжего волка, который с каким-то остервенением ежесекундно поправлял кружева на чепце, так и норовившие закрыть ему обзор на дорогу и напряженно о чем-то размышлял, хмурясь и поджимая губы. Нет, все же он определенно что-то скрывает, чует мое сердце, поэтому не стоит на него полностью полагаться, и при первой возможности необходимо попытаться разорвать нашу с ним связь, чтобы освободить его от клятвы. Он сам говорил, что магам это под силу, а я теперь одна из них (хоть в чем-то повезло). Эх, узнать бы, как это делается…

- Корвин, - Подала я голос, когда мы уже взобрались на холм и на минуту остановились, разглядывая раскинувшуюся под ногами небольшую деревеньку, подмигивающую горящими в окнах огнями и окруженную со всех сторон виноградниками, теряющимися в сгущающейся тьме. – Может, тебе стоит остаться в образе служанки? Все же двух женщин и вампира быстрее пустят на постой…

- Издеваешься, да? – Криво усмехнулся он, резко спрыгивая с коня, и одним махом разодрал на себе платье, с ненавистью отшвыривая остатки ткани, а с ними и кружевной чепец, куда-то в сторону. – Надеюсь, больше подобных умных мыслей в твоей голове не появится.

Я поспешно отвернулась от мужчины, однако успела разглядеть, как по литым мышцам груди скользят тени уходящего дня и серебристый лунный свет, наливающийся яркостью с каждой минутой. Красив, ничего не скажешь. Только вот никакой дрожи и внутреннего томления не испытывала, как при взгляде на хозяина. Тот сейчас вообще был столь отрешен и сосредоточен, что казалось, его разум находится в ином измерении. Похоже, вампиру стоило огромных усилий сдерживать свою фобию, набирающую все большую власть с наступлением темноты.

- Нас и так пустят. – Неожиданно пробормотал Данияр, старательно избегая моего взгляда, и пустил лошадь вниз по узкой тропе, ведущей в Ледяные Низинки. – Кася, за мной. Блохастый догонит, когда приведет себя в надлежащий вид. – Потом, задумавшись на мгновение, добавил, обращаясь уже к оборотню. – Ищи нас у старосты.

- Ты как? – Участливо спросила, когда мы продвигались по центральной улице, освещенной ужасно чадящими факелами, к главной деревенской площади, обращая на себя внимание немногочисленных прохожих, явно встревоженных нашим появлением. Обычно старосты выстраивали свои дома в центре площади, которая была неотъемлемой важной частью любого даже самого крошечного поселения, ведь она являлась не только местом торговли и развлечений, но и местом сбора жителей, где принимались судьбоносные решения и оглашались указы правителя Арнатогории.

- В порядке. Но лучше держись пока от меня на расстоянии.

- Тебе требуется кровь?

- Ага. – Вымученно оскалился он, окидывая меня хищным, голодным взором, от которого захотелось спрятаться за неприступной стеной. – И много света. Я бы без труда и дальше себя контролировал, но некоторые непредвиденные обстоятельства заставляют меня сейчас чувствовать себя на грани срыва.

Да, звучит очень обнадеживающе... Особенно когда вокруг сгущается темень, народ быстренько прячется в дома при нашем приближении, а Корвин задерживается, возвращая себе мужской облик. Тоже мне, защитничек... Но я старалась не выказывать страха, хотя до колик в животе хотела бежать от вампира, сверкая пятками.

Когда подъехали к крепкому бревенчатому двухэтажному дому, возвышающемуся над всей деревенькой и выстроенному в центре круглой земляной площади, освещенной по периметру десятком факелов, прибитых прямо к кривым деревянным столбам, Данияр, глухо зарычав, слетел с лошади и, мазнув по мне темными очами, где сейчас полыхало безумие, стремительно метнулся к входной двери. Но не успел он постучаться, как на пороге показался местный староста - высокий, крепкий, с широким разворотом плеч, обтянутых серой домотканой рубахой с красной вышивкой по вороту, с густой темной бородой и острым взглядом глубоко посаженных чуть раскосых глаз. Он сразу оценил сложившиеся обстоятельства и нежданных путников: перекошенное жаждой лицо Данияра, его дорогую одежду, даже взгляд на родовой перстень не преминул кинуть, меня, замершую чуть в отдалении, так как пока не рискнула спрыгнуть с лошади, в любой момент приготовившись мчаться на бешеной скорости от сумасшедшего хозяина, после чего с поклоном пропустил его в дом, не забыв и мне приветливо махнуть рукой, хотя заметно перепугался, вон, как лицо перекосило. По дому тут же прокатился зычный, с хрипотцой, властный голос:



Светлана Торубарова

Отредактировано: 08.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться