Наказание

Размер шрифта: - +

Глава 1

 Одиноко. Во времена жёлто-оранжевой листвы, холодных ветров и пробирающего насквозь затяжного дождя, а темнеть начинало раньше привычного, хотелось уйти куда-то, где будет уют и тепло. Ничего так не помогало собраться с мыслями как кружка тёплого напитка в компании мурлычущего друга на стопке важных документов или клавиатуре.

 Я вдыхаю. Глубоко, будто собираясь разом скинуть с себя что-то давно накопившееся в груди. Холод обжигал, и, когда в лёгких не осталось больше места, я медленно выдохнул - моя попытка расслабиться и взять себя в руки лишь частично увенчалась успехом. Огорчённый, смотрю на наручные часы и ухмыляюсь. Прошёл уже час. Целый час в парке, где я бесцельно брожу и размышляю, хотя первоначальной целью было отвлечение от работы и городской суеты. Мой взгляд устремляется вдаль, где сквозь деревья можно было различить дорогу, а за ней, буквально в двух ста метрах - рукой подать до моей квартиры. Скоро назад, а я так и ничего не придумал.

- Молодой человек, - меня окликнула женщина на скамейке, заставляя обернуться. - Не подскажете, который час?

- Семь двадцать.

 Выглядела ли моя улыбка наигранно? Возможно. С каждой минутой, отсчитанной на циферблате простеньких наручных часов, моё тело желало всё больше тепла и уюта, и вскоре я едва ли получал удовольствие от прогулки. К сожалению, совет друга не помог: вместо свободы, освобождения от накопившихся вопросов и стресса мою голову заполонили не только проблемы, но и острое желание сиюминутно дойти до квартиры и заварить горячий чай с лимоном. Обязательно горячий. Обязательно с лимоном.

 Моё возвращение после подобных размышлений было немного отсрочено лишь походом за тем самым лимоном в магазин. Мелочь, а настроение у меня от этой покупки поднялось больше, чем после прогулки. С порога меня ждал голодный кот. Терпеливости пушистого и толстого комка шерсти можно было позавидовать. Я снимаю обувь и упираюсь о стенку узкой прихожей, и сдаюсь без боя. Нужно накормить, иначе он превратится в исчадие Ада и начнёт драть мои ноги. Кот, почуяв успех своей компании, рысцою побежал на кухню: он считал своим долгом крокричать писклявым и протяжным "мяу" у холодильника и потереться о ноги так, чтобы я едва устоял.

- Да сейчас, сейчас.

 Мой раздраженный тон заткнул кота лишь на секунду. Помучившись морально, кормлю животину и схватываю себе булочку, пока греется чайник. Эх, этот день должен был расслабить, а не создавать больше проблем. Будто читая мои мысли, телефон в кармане завибрировал:

 "Ну что? Как прогулка? Позвони мне, как освободишься."

 Кот промурлыкал и потерся о ногу, отвлекая от чтения SMS. Друг знал о моих трудностях в осенний период и советовал расслабиться, побывать на свежем воздухе, позаниматься тем, что мне действительно нравится. Да-да, это был именно он. Макс. Так получилось, что в школе мы друг друга едва знали, зато теперь были лучшими друзьями, пережившими приличное количество различных передряг. Уж чего-чего, а их у нас оказалось за эти десять лет не мало. Именно Макс старался вытащить меня на какие-то мероприятия, лишь бы дома не сидел, тянул в очередное приключение и, даже если дело начинало пахнуть керосином, не забывал про ответственность и понимал, что виноват в сложившейся ситуации, в принципе, он. В нынешних реалиях это стоит не мало.

 Однако звонить ему сейчас, после малопродуктивной прогулки, с ещё не заварившимся чаем и в парадной одежде мне особо не хотелось. Наевшийся кот шумел в моей комнате – я вздохнул. Бублик, а именно так и звали животное, бесцеремонно взгромоздил свою тушу на стол и опрокинул неугодные ему предметы на пол. У меня глаз дёрнулся, стоило только в комнату зайти.

- Ах ты…

 Мы друг друга ненавидели. Конечно, не все двадцать четыре часа в сутках и семь дней в неделю, но причины были часто. Редкий случай – это хлебобулочное и я на диване под звук перестрелки в телевизоре лежали со временным перемирием. Обычно же мы оба просто старались друг друга не замечать. Даже сейчас: Бублик лежит на столе, я же сажусь перед ним, пододвигаюсь и беру серую папку. На первой прикреплённой странице находилась распечатанная копия моего резюме. В голове всплывает воспоминание.

 «Оводов Матвей Алексеевич. Двадцать пять лет. Пол мужской. Лаборант.» В тексте было достаточно информации обо мне, начиная от того, что я холостяк, до нелюбви к паутине. Внешность моя была неяркая: среднего роста, худоват в силу образа жизни, тёмные волосы, каштановые, как у матери, и серые, отцовские глаза. На момент написания я едва ли знал о правильности этого документа. Да и оставил его тут, в папке, на память. Для себя. Всё равно пришлось переделывать. Я работал уже около трёх лет лаборантом на производстве. Чистота, порядок, точность и ответственность – мне нравилось. Не было ещё особых причин пожалеть о своём выборе, поэтому я продолжал делать то, что должен: обучаться и, собственно, работать. От родителей я съехал лишь год назад, совсем недавно по моим меркам. Сейчас же для моего дальнейшего благополучного существования в снятой квартире требовалось вовремя платить и откладывать деньги на будущее. Туманное, но все же моё будущее. Это и было основной причиной моей осенней хандры. Было ещё много мелочей-проблем, но в купе они давили на меня с, и лишь силой воли мне удавалось открыть глаза и продолжать двигаться.

 Бублик засопел. Всё же милое оно создание, когда спит. Жаль, что пакостное. Я убрал папку в шкаф, не забыв доложить небольшой лист, лежавший на столе отдельно. Справка. После сдачи крови давалось два оплачиваемых дня. Думаю, однажды мне они пригодятся. Пока ещё не предстало нужного случая, хотя и дома работы предостаточно, поэтому я собираюсь ждать. Обращаю свой взгляд на часы, что висели над столом: без семи минут девять. Это я перегулял. Завтра на работу, а у меня ещё ничего не готово. Голодом ходить это целое испытание, здоровье и силы мне ещё нужны, и я отрываюсь от насиженного места, направляясь на кухню вновь. Кот лишь недовольно фыркнул, глубже зарывая свой розовый нос в лапы.



Ангела Иссель

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться