Наказание для дракона

Размер шрифта: - +

Глава первая. Сущее наказание.

      - Ты сам это видел? - недоверчиво переспросил Старший.
      Младший замялся и буркнул:
      - Я этому человеку доверяю...
      - Человеку?!!! - голос Старшего сорвался на рев.
      Крошка с потолка пещеры посыпалась на головы присутствующим, пыль набивалась в глаза, некоторые даже начали чихать, а Маркус вообще выскочил наружу. Все знали о его аллергическом конъюнктивите, поэтому проводили его с молчаливой завистью - а кому охота было выслушивать эти бредни об очередном страшном пророчестве. Конец света обещали чуть ли не каждый год, а уж конец их драконьему племени и вовсе считался делом решенным.
      Между тем Старший продолжал гневно высверливать в Младшем аккуратненькую дырочку яростно полыхающим от возмущения взглядом:
      - Человеку!!!! Этому презренному двуногому, голозадому существу, которому от роду от силы веков тридцать??!! Да его интеллект примитивнее, чем у мартышки! Он еще провозгласил себя ее потомком. Я видел ее после этого позорного заявления, ее гневу мог позавидовать даже мой дед, едва не разрушивший мир в приступе ревности...
      Тут Старший хмыкнул и погрузился в воспоминания. В пещере настойчиво зашевелились драконы, им не хотелось торчать тут до следующей Черной Луны, когда он испытывал максимальный прилив сил, молодел и делался более... адекватным. Старший вынырнул из бездны полуистлевшей памяти и продолжил немного спокойнее:
      - После этого все животные поклялись больше никогда не разговаривать ни с одним человеком. Да. Многое я мог бы рассказать тебе об этом жалком и хлипком существе, которому, как ты выразился, ты доверяешь... Доверяешь больше, чем своим сородичам! Больше, чем мне!!!
      Младший, уже не один десяток раз успевший склясть себя последними словами за то, что начал всю эту заварушку, почти беззвучно прошелестел:
      - Я не это хотел сказать...
      - Что?! - еще один камнепад и в пещере будут погребена вся молодежь моложе ста семидесяти лет.
      - Я только хотел как лучше, хотел предупредить… - чуть более громко ответил Младший.
      - Как - лучше в специально отведенных для этого кустиках, - зло прошипел Старший, почти вплотную приближая свою синюю чешуйчатую морду к молодому дракону.
      Нет, на самом деле Старший был нормального перламутрового оттенка. Просто в этой пещере, облюбованной пятью Старейшинами не очень давно, было ужасно холодно, а все ящеры, как известно, холоднокровные эээ... твари, а этот к тому же был о-о-очень старым даже по драконовским меркам. Повышенный холестерин и слабая сосудистая стенка вызвали довольно серьезное нарушение кровообращения у Главы Старейшин, так что переохлаждение становилось причиной появления синюшности на его морде. Зимой он синел почти весь - зрелище было еще то, водные драконы готовы были от зависти слопать себя заживо, заглатывая с хвоста в стиле Уробороса! Это у них эталоном красоты считали чешую оттенка индиго, а похвастать им могли лишь несколько их представителей, да и то лишь в водоеме с определенным химическим составом. А тут всего-то и надо, что подмерзнуть! Но данный дракон относился к группе наземных, а потому, обычно, с наступлением холодов ему искали пещеру поменьше, чтобы можно было ее обогреть пятью-шестью младшими драконами, работавшими в две смены. А в сырую погоду у Старшего обострялся ревматизм, и тогда приходилось растирать его лапы ядовитой слюной виверн, прогревать огненным дыханием через металлическую лангету и массировать спину, выслушивая бесконечные стенания с подробным описанием как именно у него болит и где.
      - Так, с этого дня я приставляю к тебе Иерарха.
      Младший уныло опустил морду, плечики его поникли, хвост ки вовсе опал, напоминая скрученную тряпочку, оставленную за ненадобностью на полу пещеры. По общине драконов пронесся тихий ропот: основная часть просто охала и ахала, но некоторые выражались немного яснее: "Зачем же так сразу? Малыш этого не заслужил!"
      Старший разинул пасть, собираясь издать громкий рык, но потом как-то опасливо глянул на потолок, где почти прямо над ним уже наметилась большая трещина. Он сомкнул челюсти, звонко клацнув нижним правым вставным железным клыком о верхнюю железную же коронку, прищурил глаза, обвел всех присутствовавших горящим взором и негромко, но очень убедительно сказал:
      - Я запрещаю, кому бы то ни было общаться с человеком! - его морда снова приблизилась к виновнику "торжества". – Тем более наследнику рода правителей! Иерарх позаботится о том, чтобы все глупые мысли покинули твою черепную коробку навсегда! - внезапно он осекся и голос его стал тем покровительственно- властным и уверенным, каким всегда отдавал распоряжения: - Слушайся его во всем - вот тебе моя воля, внук. Чтобы стать хорошим правителем нужно сначала научиться подчиняться самому. Когда Иерарх будет тобой доволен, и ни мгновением ранее, ты сможешь вернуться в стан. Иди, собирайся. Вылет через три часа. Твоим родителям я все объясню сам.
      Младший опустил морду еще ниже - казалось, он хочет втопить свою голову в каменный пол. Все замерли и молча наблюдали за сценой его выползания из пещеры. Единственное, что он услышал у себя за спиной, было пререкание деда с другими Старейшинами:
      - Найдите мне пещеру комфортнее, где я мог бы спокойно орать в свое удовольствие! Что это за жалкая хибара! Невозможно работать в таких условиях!
      - Простите, Древнейший, это единственная пещера в радиусе одного перелета от предыдущей, которую можно прогреть. Разведчики ищут...
      - Пусть ищут лучше!!! Я не могу спать тут, посмотри на пол - все завалено камнями, на мне крошка, а в воздухе пыль, которая не уляжется еще неизвестно сколько...
      Дальше Младший не прислушивался. К тому времени он, наконец, достиг выхода из пещеры и смог глотнуть свежего вечернего воздуха. Как он казнил себя сейчас за безрассудный поступок! Теперь он понимал всю нелепость ситуации, в которой оказался. Глупо было надеяться, что его слова воспримут всерьез. Надо было дождаться родителей: мама его всегда поддерживала, а она могла повлиять на деда. Все-таки любимая дочь, единственный ребенок Владыки. Но Младший решил, что они могут задержаться в пути, а время будет потеряно. Ну, мало ли что может случиться в отпуске: отравились местной едой, подхватили драконий грипп, получили солнечный удар, нежась на солнце. Даже в этих широтах в это лето стояла несносная жара: дед был нежнейшего розового цвета от кончика хвоста до верхнего гребня на макушке и все боялись, что с ним что-то случится. А может, родители и вовсе решат заскочить с побережья на Вулканическую Гряду, скоро ведь начинается сезон извержений, наверняка будет карнавал и все-такое. В общем, тогда рассказать все срочно и напрямую деду казалось единственным верным решением. А теперь...
      Драконы чинно, но не скрывая облегченных свободных вздохов, выходили из пещеры, когда Младший уже с собранными вещами стоял под пронзительно чистым небом, наблюдая как краски дня густеют, становятся глубже, а тени припадают к земле. Солнце уже ступило на на задрожавшую под ним нить горизонта и готово было начать свое очередное путешествие за край. Младший подумал, как долго еще смогут обитатели этого мира наблюдать сие захватывающее действо? Ведь если пророчество, бездна его забери, верно, то конец этого мира близок. Опасно близок!
      Его мысли лихорадочно бегали: "Надо что-то делать! Да что делать? Я вон уже сделал! Хватит с меня и этого позора. Иерарх! О, что скажет отец, когда узнает об этом! Он мне крылья надерет, точно... Но это будет еще очень не скоро... Мама-а-а!"
      Он шмыгнул носом, но взял себя в руки. Расставаться с драконами не хотелось. Совсем. Но и показывать слабость перед всеми - особенно перед дедом = он не мог. В его жилах текла кровь поколений правителей, а в обществе драконов это был выборный статус. Правда, чаще титул все же переходил к потомкам умершего или ушедшего на покой в связи с истончением памяти Старшего. Но только потому, что ему передавал свой опыт и свои знания предыдущий Владыка. Драконы вообще были существами мудрыми, поэтому не стремились к власти, предпочитая относительно свободно проводить время, а не занимать себя решением насущных проблем стана. Так что, благополучно сбагрив это муторное занятие на макушечный гребень представителей одной драконьей ветви, они радовались, как дети. А еще они были горды тем, что выдумали порядок выборов - на всякий случай, чтобы Владыка не расслаблялся - и еще четверых помощников Старейшему для поддержания здоровой конкуренции среди представителей власти.
      Древнейший - это был официальный титул владыки драконов, наравне с которым было разрешено употреблять и обращение Старейший, а вот имя дракона терялось сразу при помазании на престол - вышел из пещеры последним. Правую лапу он держал за спиной, кое-где уже оплывшей порядочным жирком. Остальные драконы встали, образовав некое подобие полукруга между пещерой и Младшим.
      - А"ккеан дор"эль"Авиротьен-Шаадри, - обратился к собственному внуку Владыка. - Ты отправляешься в познавательное путешествие. По моей воле и для блага нашего народа, как и все, что я делаю, ты станешь слугой, - тут Старейший поперхнулся, но быстро пришел в себя. - Слугой Иерарха, назначенного мной. Тот, что будет тебя обучать, ждет тебя у Подвешенной воды. Запомни: пока ты не будешь готов, а этот момент определит только твой наставник, ты не имеешь права возвращаться! Будь достоин славы своих предков, великой ветви эль"Шаадри!
     Он сделал знак Младшему подойти. Дракон выпятил нижнюю челюсть и, размеренно размахивая хвостом как на марше, приблизился. Старейший вдруг странно моргнул, шагнул к внуку и, крепко, по-отечески его обняв, шепнул в самое ухо:
      - Будь осторожен, слышишь? Я ведь буду держать ответ за тебя перед твоими родителями. Рэнлок меня поймет, я знаю. Но вот твоя мать! Соллар бы ни за что не позволила мне сделать это, но сделать это нужно, поверь мне.
      Дед отстранился и протянул правую лапу вперед. На ней лежал медальон в форме спирали, отливающей глубоким цветом ртути.
      - Возьми, это амулет твоей прапрабабки, одной из самых сильных магичек, - он хмыкнул, потрепал внука по чешуе на плече и добавил: - Пора! Иди, а старый мудрый дракон будет ждать тебя здесь.
      Акеан развернул крылья, кивнул Старейшему и молча взмыл ввысь. Он не стал делать ни единого круга над станом, сразу взяв курс на запад к Подвешенной воде. Никто не провожал его, никто ничего ни кричал ему на прощание, ни один дракон не помахал ему вслед лапкой... А не больно-то и хотелось!

      Это был красивейший водопад из всех, когда-либо виденных Младшим. Поток его срывался с горы с таким напором, что некоторое время еще "летел" вперед параллельно земле, прежде чем инерцию пересиливало земное притяжение. От чего образовывалась летящая по воздуху толща воды, искрящиеся струи которой словно тянулись, уходя далеко за скальный выступ и лишь там с шумом тяжело обрываясь вниз. Была какая-то трогательно-прекрасная легенда, связанная с этим местом, но сейчас дракону было не до чужих историй.
      Акеан аккуратно приземлился на твердую почву у подножия водопада, где капли брызг доставали до хвоста, но это его мало заботило. Сейчас он злился. Злился на себя, на твердолобость драконов, на родителей, так не вовремя уехавших в отпуск, на деда, на человека, с которым уже успел подружиться и из-за которого вляпался в эту неприятность с пророчеством... О, опять это пророчество! Он же зарекся о нем думать! Именно оно и явилось источником всех его бед. Надо же, это даже забавно: пророчество о конце света сбылось, но лишь для одного недалекого дракончика.
      На самом деле Акеан был еще слишком молод по драконьим меркам. Ему было двести тридцать шесть лет, даже драконихи еще не принимали его всерьез. Основную часть времени «маленькие» драконы проводили в обучении искусству боя, охоты и прочих мелочей, которые должен знать каждый мало-мальски воспитанный дракон. А он был наследником династии Владык, так что его обучение было отягощено многочисленными пространными рассуждениями его деда о механизмах власти и истории его народа. Акеан за годы и годы обучения научился на этих занятиях многому. Например, спать с открытыми глазами, незаметно жевать во время занятий, читать книги, "одолженные" в тайниках Старейшин, изображая глубокую задумчивость при прослушивании бесконечно нудных лекций. С последним было особенно трудно, потому что он сильно отвлекался на сюжет и забывал временами проявлять хоть какую-то активную реакцию на слушаемое, точнее не слушаемое. А иногда, в напряженные моменты повествования, он даже испускал неуместные на лекциях вопли, но со временем напрактиковался даже бесшумно перелистывать страницы.
      Надо сказать, что сами драконы книг не писали, считая это не царским, в смысле не драконьим делом. Зато они в изобилии были написаны другими расами: эльфами, гномами, свирлами... Но самые интересные истории писали люди. Так раньше думал Младший. Сейчас он был в этом не уверен. Сейчас он вообще не хотел думать об этих двуногих. Недовольно дернув хвостом, Акеан вернулся мыслями к тому, с чего начал. Так как книги писали расы много меньших габаритов, соответственно и книги, и сами тексты в них были до смешного мелкими для довольно внушительных размеров драконов. И, хотя драконы обладали отличным зрением - по молодости, конечно - все же, чтобы читать книги им приходилось принимать облик другой расы или собственной уменьшенной копии. А это отнимало очень много сил, не говоря о том, что оно же делало дракона уязвимым. Старейшины себе этого вообще позволить не могли: род деятельности обязывал быть осмотрительнее, и Акеану это было тоже запрещено ввиду его будущего положения. Его родители в обстановке строжайшей секретности обучили его этому на всякий случай. Да и вообще, любой дракон должен уметь делать все, чтобы знать свои возможности. А они у драконов велики.
      Занятый своими мыслями, Акеан не заметил, как на землю опустила свои мягкие крылья ночь. Звуки стали острее, воздух чуть прохладнее. Теперь леденящие брызги от водопада давали о себе знать, и дракону пришлось немного отойти от бурлящего потока. Шум не мешал ему вслушиваться в шорохи окружающего мира, и среди всего прочего острый слух уловил еле различимые шаги. Повернув морду в сторону источника звука, дракон стал ждать прихода своего господина и повелителя на ближайшие несколько лет, а может и десятки... Было грустно думать о том, что он разлучен с родными. Хоть его злость еще не улеглась, рано или поздно она пройдет. Он понимал это, как понимал и то, что ему будет не просто провести столько времени один на один с Иерархом. Да и наверняка дед приготовил ему необычного наставника, это должно быть что-то запредельное. В этом можно было не сомневаться. А то, что он ему сказал на прощание, повергло Младшего в глубочайший шок. Чтобы дед попросил его быть осторожным! Дракон помотал головой, сбрасывая с себя тяжелые мысли и дурные предчувствия. Что будет, то будет, поздно что-то менять. Он сделал ошибку, теперь надо действовать согласно обстановке. Это был второй принцип драконов. Первым принципом было: никогда не делай ошибок!
      На поляну неторопливо и немного пошатываясь, вышла невысокая худощавая фигура, плотно укутанная в темный плащ и весьма специфически пахнущая. Дракон с недоумением приглядывался магическим зрением к существу, но оно упрямо и четко определяло человека. Аккеан фыркнул - фигура остановилась, медленно подняла голову и... без предупреждений перешла на убийственный ультразвук.

      Девушка пришла в сознание через двадцать минут и трех мощных опрыскиваний водой. Мокрые волосы – прысканье дракона-тот еще брандспойт, надо сказать - налипли на лицо, с плаща просто текло. Она открыла глаза и увидела над собой огромную жемчужно-серую морду. Визжать снова не было сил, да и смысла тоже: кто в своем уме побежит ночью на крики о помощи в глухой лес у нового - теперь она в этом убедилась - поселения драконов?
      "Ну и что теперь делать, бездна меня побери!?" - мысли сейчас роились в голове так, что стали осязаемыми и потому неподъемными. Голова гудела жутко. Хотя может это с похмелья…
      "Элора и девочки никогда не поверят в то, чем закончился девичник," - это светлое и своевременное умозаключение нахально выбилось из общей кучи и внезапно навеяло грусть. Чтобы отвлечься, она принялась рассматривать нового знакомца. Тем более, посмотреть было на что. Вблизи таких огромных рептилий видеть еще не доводилось, да и мало кто мог похвастаться обратным. Жемчужно-серое тело, покрытое словно резными чешуйками опиралось на четыре мощные лапы с небольшими когтями. Небольшими они были потому, что в спокойном состоянии драконы прятали основную длину в специальные мышечные мешочки, наподобие тех, что были у кошек. Об этом девушка знала из учебника по расоведению древнего, лохматых годов, издания, которым зачитывалась в личной библиотеке наставника. Там же было написано, что острота этих самых когтей меняется по настроению владельца, и что заточить их не под силу ни одному мастеру или магу, как впрочем и драконьи зубы, правда ценящиеся вовсе не за свою остроту. Зубов этого конкретного представителя пока видно не было, как и чуть раздвоенного - если верить учебнику - языка, в отличае от костяных наростов, изогнутыми гребнями покрывавших хвост и длинную шею до самой макушки, где скапливались в некое подобие венца из причудливых рогов. Крылья сейчас были сложены вдоль туловища и прижаты к бокам, словно вторая кожа. Одним словом, рассматривать получалось весьма поверхностно. А поверхностно выходило нечто вроде большого крылатого змееподобного варана. 
      "Знакомец" с таким же рвением рассматривал девушку, правда, в каком-то замешательстве. Это почему-то ее возмутило и разозлило одновременно.
      - Что уставился? Никогда прежде людей не видел? Ешь давай! - буркнула она в наглую рептилью морду, дрожа от сырости и выпитого накануне эля.
      Наглая рептилья морда встрепенулась и еще больше вытаращилась на девушку. Немая сцена продолжалась недолго. «Чтоб тебе моей ключицей поперхнуться!» - подумала она, отмечая необычайно притягательные даже в такой ситуации глаза, и протянула вслух:
      - Слууушай, а может ты из этих, из извращенцев? Ну, тех, которые сначала девушек невинных воруют, потом делают из них не невинных, а потом только едят?!
      Дракон сделал маленький шажок назад и тряхнул головой, как будто пытаясь избавиться от навязчивой жуткой иллюзии.
      "Видимо слишком развитое воображение и он это все сейчас представил. И если раньше и не делал подобного, то я, кажется, подала идею..." - подумала она немного панически. Умирать на зубах у этого холоднокровного не хотелось ни капельки, да еще сейчас, накануне свадьбы лучшей подруги... 
      Аккеан, наконец, обрел дар речи:
      - Я не буду тебя есть. И не буду это... ну, делать из тебя не невинную.
      - Это еще почему? - искренне удивилась девушка. Она еще не могла понять оскорбляться ей или радоваться.
      - Ну, я не ем такое. В смысле, таких, - увидев меняющееся от любопытства к ярости выражение лица девушки, дракон даже растерялся. - В смысле, людей. Слушай, я не хочу тебя обидеть, дело не в тебе. Просто драконы не едят людей. 
      - Это с каких это пор? - она никак не могла остановиться, хотя понимала, что сейчас как раз самое время откланяться, пожелать чешуйчатому сладких снов и спросить разрешения удалиться, раз уж она ему «не надо».
      - Насколько я знаю, никогда не ели, - задумчиво изрек дракон, странно прищурился и пожал плечиками. - Ну так что, закончим знакомство на этом? – спросил он немного устало. – Думаю, представляться нужды нет, не так ли, Высокочтимый Иерарх? И теперь уже мой Наставник.
      Несмотря на всю нелепость ситуации и свое состояние, девушка смогла ухватиться за прозвучавшее "Иерарх" и вникнуть в смысл сказанного. И хоть это казалось невозможно с тем количеством хмеля, что плескалось в ней сейчас, но она вдруг кристально ясно осознала, что дракона по какой-то причине послали на обучение к самой загадочной и независимой касте на земле. При этом сам дракон, никогда прежде не видевший собственного наставника, убежден, что это она. На несколько мгновений она задумалась, а потом как будто вихрь пронесся в ее сознании: перед ней промелькнули изображения разных стран и континентов, которые она видела на страницах отцовских альманахов и куда даже не мечтала попасть. Иные расы, хранимые королевства, ледяные музеи и знаменитые библиотеки, заокраинные земли и руины древних, поднебесные сады и пути приходящих...
      Во рту у нее пересохло, но она смогла наконец выдавить из себя более-менее нормальным голосом:
      - Нет, ты уж представься как положено. Да и мне же надо как-то тебя называть...

      Дракон вдохнул-выдохнул, подумав: "Мало ли, что взбредет в голову этим великим, может этот полностью обратился", вытянулся по струнке, поклонился и четко произнес свое полное родовое имя.
      - Позвольте и мне поинтересоваться как я могу к Вам обращаться, высокочтимый? - теперь Аккеан был уверен, что этот Иерарх был специально подобран для него. Конечно, он и должен был выглядеть как человек, ведь именно из-за своего отношения к людям дракон оказался в такой переделке. Теперь все встало на свои места. Этот Иерарх явно сменил Личину и теперь до самого своего перерождения после очередной смерти он останется в обличие человека.
      Всем было известно, что Иерархи постигли секрет перехода из одной жизни в другую с сохранением сознания и накопленных знаний. Все свои воплощения они посвящали постижению законов Кармы и обучению разнообразным премудростям, этим, кстати, зарабатывая целые состояния. Получить в учителя Иерарха было настоящей роскошью, доступной далеко не каждому вельможе Гномьих Пределов, не говоря уже о других расах. Но оно того стоило. Невозможно даже представить широту познания Иерархов, которые проживали жизни в облике различных существ и могли даже выбирать Личину при очередном рождении, чтобы расширить свои знания в определенной области.
      Однако у всего есть минусы. Минусом в обучении Иерархов была их непредсказуемость. Полная и абсолютная.
      Во-первых, учитель оставлял за собой право отказаться от ученика в любой момент, при этом деньги не возвращались, а объяснения давались лишь на усмотрение Иерарха.
      Во-вторых, Иерархи были столь мудреными мудрецами, что естественно становились странненькими, если не сказать больше. Об их причудах и периодически выкидываемых коленцах слагались интригующие и порой страшные легенды.
      В-третьих, обучение у Иерархов было весьма завуалированным, практиковался глубоко индивидуальный подход к каждому ученику. Мудрость передавалась в виде мудреных притч или же ученика заставляли приобретать знания методом так называемого «прямого познания», когда надо было переживать что-либо экстремальное, дабы обогатить жизненный опыт в принудительно добровольной форме. Учитель мог заставить знатную хрупкую эльфийку выгребать отхожие городские ямы, или, например, оставить хиленького свирла в битком набитой подозрительным людом захудалой таверне, громко попросив присмотреть за кошельком золота. В какой-то момент подобное обучение становилось опасным не только для здоровья, но и для жизни.
      Поэтому, уходя к Иерарху, никто не был уверен, что вернется назад. Зато, если уж ты проходил обучение полностью - то есть до тех пор, когда Иерарх скажет, что ему более нечему тебя учить - можно было быть уверенным, что ты достиг максимума, на который был способен. Причем, это относилось и к физической подготовке. Иерархи потому и могли себе позволить такое независимое поведение, что об их боевых искусствах ходили легенды.
      - Леда, - она прервала мысли дракона. - Можешь обращаться ко мне так.
      Аккеан учтиво поклонился:
      - Госпожа, что прикажете теперь?

      Леда усмехнулась, вдохнула полной грудью, и ей показалось, что она уловила нотки пьянящей свободы в свежем ветерке с юга. Как же все-таки ей подфартило сегодня! Наткнуться вот так на дракона, который верит, что ты его таинственный учитель, и он во всем должен тебе подчиняться! Это же как поймать золотую рыбку, только очень большую и... жемчужную. Разве можно таким подарком судьбы не воспользоваться!? Разве не мечтала она долгими вечерами над книжками о путешествиях и далеких странах? Разве не говорили ей все без умолку, что с ее нешностью и умом в их жалком городишке делать нечего? Разве...
      "Разве тебе не страшно? - вдруг спросила она саму себя. - Когда все выяснится, а выяснится это в любом случае, что сделает с тобой разъяренный дракон и его семейство?"
      На миг хмель отпустил сознание и ей захотелось, чтобы ничего этого с ней не происходило. Не пошла она на спор с подвыпившими подругами через лес, доказывая что нет драконьего стана вблизи их городка. Не потерялась в родных трех соснах и не поплелась на шум водопада, надеясь вспомнить тропинку от него до собственного дома. Не обманула дракона, представившись его новоиспеченным Иерархом.
      "Другого такого шанса не будет, трусиха! Потом что-нибудь придумаешь, обязательно придумаешь". Она успокоила саму себя и подумала, что раз уж решилась на риск, надо рисковать по крупному. И еще, надо было поторапливаться.
      - Нам надо на юг. Посмотрим мир, побудем меж разных рас. Давай, Аккеан, впереди долгий путь. И еще, оставь ты это пошлое «госпожа»!
      Дракон опустил перед ней крыло, помогая забраться на спину, убедился, что она устроилась благополучно, и взмыл в небо, подняв достаточно пыли и кусочков земли, чтобы пришедший спустя пятнадцать минут Иерарх еще смог насладиться едким облаком, чихая и матеря все, что связано с "этими безобразными чешуйчатыми".



Та что любит дождь

Отредактировано: 18.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться