Наказание для дракона

Размер шрифта: - +

Глава третья. Утро не щадит никого.

   Дракон проснулся очень рано. Небо было еще мрачным, и предрассветные звезды уже не справлялись с самым темным часом суток. Костер, питавшийся магией, горел ровно, и его свет отбрасывал сказочные блики на них с Ледой. Аккеан потянулся, разминая затекшие мышцы, и вылез из мешка. Девушка еще спала, убаюканная гипнотическим шумом волн. Он заглянул в ее расслабленное лицо и улыбнулся про себя: "Очень интересный Иерарх, выбрал ипостась человека, к тому же слабого у них пола. Ведет себя так, что волей-неволей приходится обо всем заботиться самому, да еще следить за ним, за ней: то чтобы не упала спящая во время полета, то чтобы не замерзла. Еду ей поймай, ужин приготовь, одежду найди, сказочку расскажи, спать уложи. Можно подумать, что нянька тут я!"
      Он фыркнул - тоже про себя - и посмотрел в сторону моря: "Наверняка это у нее такая система обучения. Сначала выяснить на что я способен, что знаю сам, а потом уже открывать что-то новое и воспитывать то, чего мне не хватает. Или как там у них считается правильным, воспитывать то, что заложено природой и ни каплей больше. «Не проси груш у яблони». Мы можем делать только то, для чего мы созданы. Цель воспитания на манер Иерархов - это лишь вопрос развития в себе изначальных положительных качеств и борьбы с отрицательными. Это может быть даже интересно, посмотрим!"
      Он еще раз потянулся, уже в ипостаси дракона, и пошел купаться. Мысли о конце света к этому моменту покинули его голову, и даже тот факт, что в теперешнем положении он находится только из-за того самого злополучного пророчества, почему-то не задевал Аккеана. Он, как и большинство молодежи, наконец-то оказавшись свободными от родительской опеки, просто наслаждался каждым мгновением жизни без нареканий и упреков. Что там будет еще не известно, но у него есть упоительное сейчас, так надо ли печалиться?
      Естественно, такая беспечность на незнакомой территории - а Аккеан не удосужился проинспектировать весь остров, удовлетворившись лишь поиском добычи для ужина - не могла обернуться ничем хорошим. Когда, спустя час с небольшим, дракон выбрался из прохладной морской воды, ни Иерарха, ни ее вещей на берегу не было. Однако был небольшой, но внушительно приодетый в доспех рыцарский отряд. Лошади шарахнулись и дико заржали в тот самый момент, когда Аккеан вышел на песчаный пляж, чем собственно отряд и привлек его внимание. Последовавшее за этим громыхание падающих с животных рыцарей не перекрывали даже витиеватые ругательства жертв напуганных коней и дружные нервные смешки счастливчиков, умудрившихся остаться в седлах взбрыкивавших непарнокопытных.
      Дракон хмыкнул - войско вздрогнуло. Напряжение с одной стороны и недоумение с другой наростали в схожей прогресии. Наконец, немного помявшись, вперед выступил один из рыцарей и попытался заговорить с Аккеаном. Попытался - потому что с опущенным забралом он смог лишь выдать нечленораздельный гул, вперемешку с монотонным неразборчивым бубнением. Услышав за спиной характерный звук подавляемого смеха, рыцарь потянулся к забралу, но, к его разочарованию, в одной руке у него было тяжеленое копье, а другой он умудрялся удерживать поводья и воинственно обнаженный меч. Немного помедлив и определив, что все-таки меч ему в данной ситуации нужнее (тем более, что копьем он все равно управлялся из рук вон плохо), он с шипящими проклятиями откинул копье в песок у ног нервно присевшего на полусогнутые скакуна, и уже свободной рукой поднял забрало. Когда он наконец начал говорить, дракон еле сдерживался, чтобы не рассмеяться ему в лицо. Паренек (а иначе этого юнца назвать не поворачивался драконий язык) был абсолютно белым, в смысле ему было так страшно, что все краски покинули его, и лицо совершенно слилось по цвету с волосами блондина - волосы Аккеан рассмотрел магическим зрением, просто стало любопытно. Оставались "цветными" на этой "девственно-белой" поверхности лишь глаза, нелепо вытаращенные на явно первого - и, как это часто оказывается, вероятно последнего - в их жизни дракона. 
      - Змей, - обратился звенящим фальцетом к Аккеану паренек. - Мы, доблестные рыцари под командованием сэра Арри, то есть под моим командованием, выдвигаем тебе обвинение в нарушении спокойствия благословенных земель нашего правителя - моего отца. А именно: во вторжении на территорию этого мирного государства без соответствующего высочайшего дозволения нашего владыки Дарри Огненного Третьего или иных лиц, обладающих таковою властью. А также в умыкании безвинной прекрасной девы, что само по себе противоречит не только законам наших благословенных земель, но и рыцарской морали вообще. Поэтому ты должен покинуть наши земли сейчас же и никогда более не нарушать покой этого государства. Или же тебе предоставляется право раскаяться и присоединиться к войску нашего владыки в качестве могучего воина, чтобы доказать свою преданность государю и верность рыцарским традициям. В любом другом случае мы будем вынуждены убить тебя, Змей! Все ли тебе понятно разъяснено?
      Аккеан подумал, что ему мог бы понравиться этот парень, если бы они сейчас не были по "разные стороны баррикад". Ведь, во-первых, Арри был отчаянно смелым: лез сейчас в прямом смысле в пасть дракона, отлично осознавая всю опасность ситуации, но продолжая делать это сумасшедшее нечто. Во-вторых, он не напал со своим войском без предупреждения, хоть дракон - противник явно превосходящий по силе, и любая хитрость в тактике при таких условиях не считалась бы зазорной. Он не только вышел сам в открытую, но и объяснил дракону, в чем тот провинился, ознакомив с правами и вариантами! Тут дракон ухмыльнулся и лошадь паренька сделала несколько нервных шагов назад. В-третьих, дал шанс уйти без последствий, да еще и предложил присоединиться к войску. Это вообще поразило дракона в самое сердце. О том, что когда-то драконы поступали на службу к тому или иному правителю, в том числе и человеческим, помнили лишь расы-долгожители. Для человека же даже сказания о тех временах канули в Лету. Поэтому Аккеан не мог понять как пареньку в голову пробралась эта идея?
      Дракон мотнул головой и зашипел, вспомнив про Леду. От резкого низкого звука лошадки, оставшиеся после первой паники под седоками, решительно последовали за уже убежавшими сородичами, при этом часть наездников скрылась из виду вместе со скакунами, то ли случайно, не сумев вынуть вовремя ноги из стремени, то ли от греха подальше. Арри оказался сидячим на прибрежном песке прямо около отброшенного немного раньше копья. Сейчас он более всего походил на мешковатую забавную куклу, приклеенную пятой точкой к земле. Все его попытки встать выглядели комично и неуклюже, ведь как настоящий рыцарь, он был одет в сплошной стальной доспех, который впрочем, в настоящей борьбе с драконом в лучшем случае просто стал бы одноразовым духовым шкафом. Спустя несколько минут к нему подоспели двое рыцарей, подняли на ноги и, наскоро поправив на нем железяки, тут же бросились врассыпную, потому как Аккеан резко выбросил свою морду вперед, почти на всю длину вытянув шею. Теперь он оказался почти вплотную к Арри и прошипел прямо в лицо пареньку:
      - Где девушка?
      - М-ммы ее спрятали от тебя, з-змей, - пролепетал Арри, бледнея еще больше, хотя казалось больше уже просто некуда. - Она избавлена от кошмара, и мы н-нне отдадим ее в твои лапы!
      - Где она? - рыкнул Аккеан еще яростней. - Что вы с ней сделали?
      - Она спит, она в порядке, она в башне... - затараторил рыцарь, странно заморгав, словно увидел во взгляде дракона то, чего совсем не ожидал.
      - Спит? - подозрительно протянул дракон, - Не замечал за ней такого сомнамбулизма... 
      "Хотя я ее мало знаю, не думаю, что она спит столь крепким сном, что ничего не почувствовала, когда ее уносили с пляжа и перевозили в какую-то башню!"- размышлял про себя Аккеан.
      Арри немного насупился и с ноткой обиды ответил:
      - Она была не в себе из-за тебя, змей! Пиналась, выкручивалась и... покусала двоих моих рыцарей... Колдун предупредил, что после перенесенного стресса она может вести себя неадекватно, поэтому дал нам заранее сонного порошка, так что мы ее усыпили и спрятали в замковой башне...
      - Это далеко? - без обиняков спросил Аккеан: времени у них было мало, надо доказать Иерарху свою состоятельность и сделать это до того, как она займется своим спасением сама. В том, что это очередная проверка, он уже не сомневался.
      - Ну, это на юго-западе... - растерянно ответил паренек, шокированный поведением дракона еще больше.
      Дракон тяжко вздохнул, подставил крыло Арри и довольно угрожающе произнес:
      - Расскажешь по пути. И так, на всякий случай, чтобы у тебя не было сомнений в необходимости этого: Леда - не "невинная дева, похищенная злобным драконом". И откуда только пошли эти пошлые сказки?! Она мой Иерарх - слыхал о таких?
      Судя по тому, как вскинулся Арри и каким отчаяньем вдруг наполнились его глаза, он знал об Иерархах достаточно, чтобы понять, что если они опоздают к моменту ее "пробуждения", от замка не останется камня на камне. Паренек довольно проворно вспрыгнул на дракона и примостился у края крыла, вытянувшись по спине и одной рукой уцепившись за шею. 
      "И чего им всем так необходимо хвататься за мою шею? Надо заканчивать с этим благотворительным перевозом на себе всех подряд, пока я не заработал смещение в позвоночнике! И вообще, я не вьючный верблюд!" Аккеан злился на то, что не позавтракал, на то, что латы Арри больно врезались в мышцы, на то, что теперь выглядит олухом, позволившим украсть прямо из-под носа собственного Иерарха...
      - Возьми левее, ближе вон к той храмовой постройке, - сориентировал дракона рыцарь. Аккеан отвлекся от угрызений совести и переключил свое внимание на паренька. Тем более что тот уже где-то по дороге скинул шлем и обе латные перчатки, а его глаза были так широко раскрыты, что казалось он хочет впитать в себя весь видимый сейчас мир. Радость новых впечатлений и открытий горела в глазах Арри. И внезапно, глядя на него, Аккеан вдруг увидел себя.
      Дракон сморгнул и, переведя дыхание, спросил:
      - Скажи-ка, откуда взялось это предложение, чтобы дракон служил у твоего отца? Соседи докучают?
      Паренек сник и ответил упавшим голосом:
      - И это тоже. Соседнее островное государство подвержено постоянным затоплениям и страдает от Высокой Волны, их земли не столь урожайны, а перебираться на Огненную Землю слишком опасно. Мы помогаем им как можем: в годы наводнений пересылаем гуманитарную помощь, экспортируем продукты с минимальной наценкой... Но, пустить их на свою благословенную землю, значит подвергнуть собственную правящую династию риску военного переворота. Поэтому все войсковые учения демонстративно проводим на южном побережье. Только мощь наших рыцарей сдерживает их. 
      - Есть что-то еще, так? Не думал, что кто-то из живущих ныне людей знает, что это возможно вообще - дракон в армии!
      - Я читал об этом, - упрямо перебил Аккеана Арри. - Это было давно, но все же было! Я много читаю, - чуть тише и с какой-то досадой продолжил он. - Больше, чем хотелось бы моему отцу, - горечь просочилась в его голос, и он невесело усмехнулся. - Мама говорит я пошел в ее отца-мечтателя, путешественника и искателя приключений на свои седины. Мы так и не знаем, жив он или мертв, и если мертв, то где его могила. Из последней экспедиции в Края Зарницы никто не вернулся назад. Никаких известий уже много лет, бабушка умерла, так и не дождавшись...
      Паренек сделал небольшую паузу, потом продолжил менее уверенно:
      - Мои братья и сестры не унаследовали от него ничего. Они пошли в отца и статью и повадками. Они сильные, ловкие, смелые, им все по плечу. Они достойные сыновья и дочери Дарри Третьего, а я - сплошное разочарование рода, - Аккеан поборол желание поежится от этих слов и тона, которым они были сазаны. -  Меня не привлекает военное ремесло, я предпочитаю проводить время в библиотеках с ветхими забытыми книгами, а не в пыли и крови ристалищ. Но мне порядком надоело снисходительное отношение родственников, которые воспринимают меня калечным. Я хотел изменить все это, хотел, чтобы они зауважали меня. Но они понимают только язык силы, поэтому, когда мне донесли, что на остров приземлился дракон, я решил воспользоваться этим. Я читал, что драконы почти не путешествуют в одиночку. Даже разведчики летают парами. Единственный вариант остаться одному для дракона - это стать изгнанником из стана. 
      Аккеан подумал, что это не единственный вариант, но поправлять парня, конечно, не стал, но в который раз удивился его осведомленности.
      - А именно такие изгнанники и поступали на службу в армию королей древности. Если бы мне удалось тебя убедить, отец гордился бы мной, а братья стали бы воспринимать как равного, - голос Арри совсем затих и продолжил он уже шепотом, скорее для самого себя. - А теперь я не только не сделал то, о чем мечтал, но и поставил под угрозу весь замок, ведя дракона прямо в сердце нашего государства...
      Дракон хмыкнул и ненадолго задумался. Теперь он уже и сам мог чувствовать расположение замка по отпечатку заклятий в башне колдуна. Правда, эти заклятия как-то не особо впечатлили Аккаена, поэтому он откинул прочь страх за Леду - накладывание Печати Подчинения явно не входило в реестр возможностей этого мага. Сейчас его мысли занимал Арри. Паренек ему нравился все больше, и драконье сердце сочувственно сжималось при каждом взгляде на него, а мысли лихорадочно выискивали варианты помощи этому блондинистому несчастью. 
      - Ладно, давай так, - наконец, изрек Аккеан. - Мы сейчас разыграем кое-что для твоего семейства, разбудим Иерарха и ты сам все ей объяснишь. Ну а потом мы что-нибудь придумаем, чтобы я довольно скоро покинул ваши благословенные земли под уважительным предлогом.
      Арри чуть не свалился с дракона, победно вскинув обе руки вверх и издав радостный вопль, от которого у дракона сжались барабанные перепонки. В тот самый момент Аккеан понял, что в очередной раз пошел на поводу у своей необъяснимой привязанности к людям, и одновременно с этим к нему пришло ясное понимание, что об этом своем решении ему еще придется очень сильно пожалеть!



Та что любит дождь

Отредактировано: 18.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться