Наказание для дракона

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая. Легко украсть, трудно найти и невозможно удержать.

      Лекарша тряхнула её изо всех сил и залепила еще одну пощечину. Дэя зашипела от ярости и вперилась в Ираиль ненавидящим взглядом:
      - Я отрежу тебе руку, дрянь! Это будет первое, что я сделаю, когда выберусь из этих тряпок!! Мне все равно, что там приключится с этим драконом...
      - Тебе не выбраться отсюда без него! Нам обеим не выбраться из Вадерии, а твой брат и Леда…
      - Ош их забери! – проорала в лицо лекарше Дэя. - Чтоб вы все сгнили в этой дыре с…
      Очередная звонкая пощечина прервала ее, и Ираиль вцепилась руками в плечи девушки:
      - Это ТВОЙ дракон! Твой и твоего государства! Они похитили его у ТЕБЯ!!! Осмелились отобрать ТВОЁ!!
      Что-то перевернулось внутри Дэи и на пару минут она замолчала. Ираиль внимательно всматривалась в ее лицо. Напряжение росло, полосатая чувствовала это всем своим существом.
      Внезапно все стало кристально ясным и понятным.
      - Отобрать, - медленно и неуверенно пробормотала Дэя. - Отобрать моё?
      - Ты же помнишь, что дракон твоя собственность?
      - Да, - уже тверже ответила полосатая. - Еще бы мне не помнить! – с презрением добавила она, чуть более осмысленно посмотрев на Ираиль. 
      - И ты оставишь все как есть? Позволишь им остаться безнаказанными? – надавила лекарша.
      - Никто не смеет так обращаться со мной! – Дэя и сама не понимала, к чему именно это относилось в большей степени: краже дракона или связыванию и избиению ее особы.
      - И что же Вы будете делать с этим, госпожа?
      Дэя нахмурилась: она понимала, что здесь кроется какой-то подвох. Даже тон Ираиль сменила на уважительный, и в этом что-то было не так. Но думать сейчас еще и об этом она просто не могла. Слишком много всего навалилось на нее сразу. Кругом одни враги и надо держать ухо востро. Но пока она остается за тридевять земель от дома связанной и без дракона…
      - Они заплатят за это! – с угрозой ответила она. - Я отправлю их всех к их обожаемому владыке в Ош! 
      Глаза у нее должны были сейчас светиться от гнева, судя по выражению лица лекарши. Дэя присовокупила к и без того жутковатому зрелищу свою довольную ухмылку. 
      Ираиль поежилась и начала развязывать путы. Полосатая растерла онемевшие запястья и попыталась вспомнить, когда последний раз была без веревок. От этого заныла голова, и она оставила пустую затею.
       Она им всем еще припомнит! Потом. Сейчас эта вшивая лекарша права. Первым делом, конечно, дракон. Заполучить его назад. Потом расквитаться с бородатыми стариканами, которые тыкали в нее чем попало. Потом настанет черед этой глупой курицы с пороховой бочкой в... том, на чем она не в состоянии усидеть. А Арри и девчонка пусть остаются подыхать с голода в той прогнившей избе. Судьба остальных ее вообще не трогала – не хватало только напрягать себя мыслями об уродах!
      Дэя встала и с наслаждением потянулась. Они находились в вонючем доме у одного из полоумных стариканов. Эта кляча, Ираиль, наблюдала за ней с опаской. И правильно делала. 
      - Где они? – повелительным тоном вопросила Дэя.
      Ираиль повернулась к бородатому хрычу с перевязанной рукой и подбитым глазом.
      - В самом деле, Мастер Ло, где они? – глупо переспросила лекарша у него. 
      Он мерзко просипел:
      - Я могу только предположить. Мы никогда не знали, где они проводят свои темные обряды. Можно обыскать все пять семейств, которые подпадают под подозрение на причастность к Конклаву… Поэтому еще раз повторяю: откажись от этой затеи, дитя! Вы не сможете тягаться с Темными!
      Дэя смерила его уничижительным взглядом:
      - Говори где найти эти гадюшники, старик, или я переверну весь твой драгоценный город, не обойдя вниманием и Храм. А когда я найду дракона, ты будешь последним, сгоревшим в его дыхании из всей Вадерии, сполна насладившись красочным зрелищем и малоприятным запахом паленой плоти. Говори!
      - Каждый проходит свой путь, дитя, и заканчивает его так, как предначертано, - проскрипел чудаковатый дед, тратя ее, Дэи, время. - Никому не избежать своей судьбы. К чему столько слов? Делай то, что задумала, но получишь лишь то, что должно.
      Гнев охватил Дэю с новой силой. Она двинулась к старику, но Ираиль остановила ее:
      - Мы тратим время, госпожа. Я знаю два семейства из тех пяти, о которых говорил Мастер Ло. Начнем с них.
      Хриплый смешок прокатился по комнатке:
      - И где же вы намерены искать кого-то сейчас, в дождь!?
      Дэя ответила Ло с надменной улыбкой:
      - Тому, у кого есть дракон, не до дождя, глупый маразматик!
      Она повернулась и двинулась к выходу. За ней торопливо засеменила Ираиль. Так вдвоем они вышли в ливень. Дэя снова промокла до нитки, но ей до этого не было никакого дела. Она шла за своим драконом с холодной уверенностью, что тем, кто встанет у нее на пути, придется горько об этом пожалеть! 
      - Куда? – коротко спросила она у лекарши и та указала направление ближайшего особняка.
      - Это семья Ву. Самая состоятельная в городе. У них около пятнадцати мужчин в возрасте от ста девятнадцати до трех лет и девять женщин, одна из которых Мастер в Храме. Я всегда думала, что кто-то из них и возглавляет Конклав…
      - Избавь меня от своих жалких догадок, - отрезала Дэя. - Кто из этих двадцати четырех способен держать оружие?
      Сейчас это было куда важнее для нее. Она рассчитывала на внезапность нападения, но надо знать возможности противника.
      - Все, кроме детей до шести лет, это восемнадцать человек. Плюс магия…
      - У всех, кроме детей до шести лет? – съязвила Дэя.
      - Посвящение проводят в возрасте четырнадцати лет, госпожа, не раньше. А уж сколько тратится времени на обучение зависит от человека и его способностей.
      - И сколько же их там посвящено? Нет, обучено?
      - Думаю, меньше дюжины.
      Это лучше чем восемнадцать, но хуже, чем ни одного. Дэя снова разозлилась. 
      Почему всегда так?! Хоть бы раз просто повезло в жизни! Так нет. Нужно ставить долбаные препятствия на ее пути! Нельзя же, чтобы что-то перепало Дэе за так, за красивые глаза! Что за проклятье?!
       Она стиснула зубы, чтобы не завыть. 
      Убить их всех. Растерзать! Спалить! Развели тут свое темное наследие, расплодились и посвящаются толпами! Она их научит жизнь любить. Она им покажет!
      За очередным поворотом на них навалилась толпа разнаряженных гуляк. Дэя с яростью расталкивала всех, кто попадался под руку и совсем скоро попаданцы иссякли. Она заметила, что ее обходят сторонкой и испытала облегчение. Еще больше ее порадовали жалобные всхлипывания и возмущенные возгласы за спиной – не обошлось без травм, значит. Будут впредь уступать дорогу, идиоты упрямые! 
      Ираиль догнала ее спустя пару минут. Наверняка оказывала помощь пострадавшим – тратила драгоценное время, дура! Вдали показались малиновые шпили особняка Ву. Выглядел он очень величественно, как и описывала Ираиль. Дэя ускорила шаг:
      - Надо поторопиться. Если это не любители малинового цвета, - ядовито спросила Дэя, - как далеко до следующих подозреваемых?
      - Это они, - прошептала Ираиль и указала куда-то вперед. 
      Полосатая проследила взглядом в том направлении и припустила бегом к особняку. 
      Черное пятно подпалины расползлось от подвального окошка до самой черепичной крыши центрального стенного проема, нарушая благородный внешний вид дома Ву. 
      Похитить дракона не сложно – сложно его удержать.

      Она вытерла щеку рукавом. Глаза щипало. Во рту стоял едкий привкус. Дым уже почти развеялся. И, закопчённые с головы до ног, Ву удивленно моргали своей фамильной чертой - ярко-голубыми глазами. 
      - Б-бблагодарим, - обескуражено проговорил один из мужчин. Его черные от сажи волосы стояли торчком, но Ираиль узнала старшего сына главы семьи, Во.
      - Где дракон? – в очередной раз осведомилась Дэя, упорно добивавшаяся ответа на этот вопрос все время, пока они совместными усилиями тушили пожар. 
      - Ты уже спрашивала об этом Во Ву, - напомнила ей Ираиль.
      - Может, спросить иначе? – грозно вопросила Дэя, вставая в боевую стойку. - Фраза «Темный Конклав» вам ни о чем не говорит? 
      Голубые глаза стали еще круглее, некоторые Ву издали глухой мученический стон. Во с укоризной произнес:
      - Но мы же все уплатили. Все как положено, до самейна! У нас и расписки есть! 
      - Меня не касаются ваши внутренние разборки и договоренности, - нетерпеливо отмахнулась Дэя. - Я говорю о том, что вы должны отдать мне! А мне нужен дракон!!
      Во тоном обиженного ребенка спросил:
      - Так теперь мы еще и вам что-то должны?! Будет ли конец этим вымогательствам?!
      - Вымогательствам? – громко переспросила Дэя. - Да вы в конец обнаглели тут, на своем востоке!! Живете себе спокойно – никто вас не трогает, да еще и возмущаетесь, что за это нужно немного приуменьшить свои аппетиты!!
      - Не так уж немного, - ответил с ехидцей Во. - Суммы то не маленькие, а у нас семья, как видите, большая. Всех надо накормить, обуть, одеть…
      - Мне нужен дракон! – повторила Дэя, прерывая поток его душещипательной истории.
      - И где же мы должны его взять? – в тон ей вопросил Во. - Или вы согласитесь взять эквивалент дракона чем-то еще? Векселями, золотом, гоблинскими облигациями? 
       Ираиль слушала все это с недоумением. Не такого она ожидала. Никак не такого. Она вообще с трудом понимала, что тут происходит. И решила задать вопрос, который мучил ее давно:
      - Как загорелся подвал?
      Все уставились на нее, так как прозвучало это очень неожиданно. 
      Чумазая девчушка лет девяти-десяти указала на мальчугана в порванных штанишках:
      - Вэй хотел посмотреть, загасит ли дождь свечи, если их занести в дом. Но везде были люди, а в подвале никого, вот мы и спустились туда. 
      - И? – Ираиль напряглась.
      - Дождь их не затушил… - пожал плечами расстроенный "правдой жизни" малыш.
      Какая-то женщина - какая под этой черной размазней на лице понять было очень трудно - в отчаянии развела руками и, глядя на мальчугана, сказала:
      - Вэй, ты хоть представляешь, как напугал нас? Мы искали вас полдня! А если бы мы не успели вытащить вас с Ли? 
      Малыш вздохнул и уставился в пол. Дэя опешила:
      - Так у вас что, нет дракона?
      - У нас и так много ртов, не хватало еще дракона кормить!
      «Вовсе не так уж много он ест», - хотела возразить лекарша, но вслух спросила: 
      - Выходит, есть другие Темные, которые забрали его себе?
      - Другие? - с опаской проговорил Во. - Мы думали Конклав остался только один. Может, вы там между собой сначала разберетесь...
      - Мы? – переспросила Ираиль. - С кем? 
      - С местным Конклавом. Вы же об этих Темных говорите? Или есть еще? - упавшим голосом осведомился мужчина, ужаснувшийся открывающейся перспективе бесконечно-неизвестного количества выживших Конклавов и размером вероятных поборов.
      Ираиль, кажется, начала понимать.
      - А вы знаете, где их найти? Местных.
      - Нет, конечно, что вы! – замахал руками Во. - Я не хочу ничего знать об этом. Я доверяю Мастеру Ло и он прекрасно улаживал все сам.
      - Мастер Ло? – на всякий случай уточнила Ираиль и посмотрела на Дэю. 
      Полосатая пожала плечами – кажется, до нее еще не дошло. 
      Во кивнул и добавил:
      - Так что вам стоит спросить у него, если хотите встретиться со своими собратьями. А уж когда разберетесь между собой, определитесь дракон ли вам нужен, волколак или виверна какая-нибудь, тогда мы будем готовы вас выслушать. Нам проблемы не нужны – будем думать, где достать или как откупиться от вас всех.
      Он учтиво поклонился в довершении к вышесказанному, отчего Дэю аж перекосило. Однако Ираиль вовремя заметила это и шепнула ей в самое ухо:
      - Мастер Ло обманул нас! Он знает, кто возглавляет Конклав, а может, и где они собираются. 
      Дэя нахмурилась, глаза ее заблестели, и Ираиль поняла, что про Во Ву она уже забыла. Махнув рукой семейству на прощанье, Ираиль поспешила догонять полосатую спутницу.

      Что-то больно упиралось в бока и бедра, дышать было тяжело, веки налились свинцовой тяжестью. Аккеана штормило так, будто он был на корабле в бурю. По крайней мере, по его представлениям, именно так он бы себя чувствовал на корабле в бурю, ведь переживать подобное ему не доводилось. Видимо, пока еще, судя по приключениям, с недавних, не самых счастливых пор, разворачивающихся вокруг него в геометрической прогрессии. Сознание накатывало на него волнами и также мягко скатывалось куда-то во тьму. В очередной такой «прилив» он все же умудрился разлепить глаза и, прищурившись, уставился на одинокий фонарь, висевший под земляным потолком. Потом снова наступила тьма, а потом снова стал виден фонарь… Тупо посозерцав это безобразие, Аккеан, наконец, догадался, что это не сознание его погружается во тьму с завидной периодичностью, а он сам. Более того, не что-то упиралось в его бока, а он упирался во что-то боками. И этим «что-то» были стены прохода, по которому его пытались протиснуть. Это он понял, начав чувствовать онемевшей до этого задней частью собственной тушки настойчивые размеренные толчки. По приглушенной ругани он догадался и о том, насколько этот проход был не приспособлен для протискивания по нему целого дракона. Он ухмыльнулся, точнее попытался, но обнаружил себя не в состоянии двигать губами и раскрывать пасть. Когда очередным толчком его снова «выдвинули» в освещенный участок земляного коридора, Аккеан, скосив глаза, рассмотрел нечто наподобие намордника на собственной мордочке и немного расстроился. Он, конечно, мог снять с себя эту «глупость» одной левой, но как левая, так и правая лапы были в настоящий момент где-то в недоступной близости зажаты его собственным телом в тоннеле. 
      Когда при очередном толчке сзади правое бедро пронзила острая боль, дракон чуть не взвыл, и уже было решил внезапно перекинуться в какого-нибудь волколака, да разнести тут все к демонам. Но тут до него дошло, что по последним осознанным воспоминаниям, он был в личине человека. Потом была темнота и больше ничего. Значит, с него бессознательного стянули облик насильно.... дабы что? Получить наглядные доказательства в его «драконности» или предъявить оные «заказчику»?
      Здесь возникало слишком много вопросов, и Аккеан решил, на всякий случай, проверить магическим зрением, что там сзади, а заодно и спереди тоже. Впереди ничего подозрительного не наблюдалось, но, как показала практика, это еще ни о чем не говорило. А вот сзади те самые небольшие сгустки черноты, равномерно распределенные в слегка разреженной энергооболочке. Ло? Странно, снять личину он смог, а натянуть обратно на дракона нет? Неужели Темные со всеми своими хитростью и знанием все же довольно ограничены в возможностях? Может, и на их счет легенды врут? 
      Дракон, пользуясь случаем, снова попытался взломать доступ к памяти крови относительно Темных, но безуспешно. Может предок в чем-то напортачил и перегнул палку с этим механизмом блокировки? Очередной толчок и боль в бедре вернули его к реальности. Сколько это будет продолжаться!? Что за зверские, нечеловеческие методы транспортировки нечеловеков!! 
      Дракон тоскливо посмотрел на фонарь под потолком, когда тот вынырнул в очередной раз над его мордой. Теперь он понимал, что это вовсе не тот самый, что был в самом начале, и даже не тот, что был после. От этих мыслей почему-то стало грустно. Аккеан понял, что немного тоскует по тому, первому фонарю, который он увидел только придя в сознание. А если уж быть совсем честным, то скучал он не по освещению, а по состоянию, когда пелена блаженного неведения еще покрывала его память и мир был устроен гораздо таинственнее для одного дракона, и все в нем было не так обыденно и сложно, как теперь. Дышать было почти нечем, морду начало саднить от намордника. Все это было так нелепо и унизительно…
      Дракон мысленно махнул на все лапой и обратился… человеком
      Человеком??! План был немного иной, но дышать теперь можно полной грудью, да и намордник спал с него самостоятельно. Поднявшись во весь рост в проеме тоннеля, дракон обернулся на сгорбленного старика. Но это был не Ло…

      - Может, он вернулся в Храм? - недоуменно спросила запыхавшаяся Ираиль, осматривая совершенно пустой дом Ло.
      Дэя покачала головой:
      - У него в руках дракон, а он будет строить из себя ополоумевшего трудоголика? У него, вроде как, было что-то не так с ногой, а не с головой.
      - Может, именно из-за ноги его слуга…
      Дэя сверкнула глазами и выпалила, не дав договорить лекарше:
      - Точно! Его слуга! Он не упомянул о том, что случилось с ним, когда дракона якобы украли.
      Сама нелепость ситуации почти рассмешила Дэю, но сейчас было не до смеха. Надо было поторапливаться, а эта курица слишком медленно соображала. Не так, как бегала, надо отдать ей должное. И дыхание она держала отлично. Если бы не злосчастное фиговое дерево, которое и в этот раз вышибло дух из лекарши, налетевшей на него со всего размаху. 
      - Ты говорила, что мой подчиненный упомянул о том, что его должен встретить слуга в доме проклятого старикана, так?
      - Да, - выдохнула Ираиль, потирая видимо еще болящую от ушиба грудь. - Но я думаю, что Ло его отпустил, когда пришел домой…
      - Боги, да пораскинь же ты мозгами, Ираиль! Твой драгоценный Ло разводит тут собственный выводок Темных! Выжимает из горожан на это деньги, якобы для откупа. Выкрал для них дракона. Думаешь, его слуга такой же слепец, как ты?! Очнись же, наконец! Они сообщники! Пока старикан разыгрывал комедию перед нами, его слуга упаковывал Аккеана в подарочную бумагу и перевязывал цветной ленточкой!!
      Ираиль успокаивающе подняла руки:
      - Ты права. Я об этом не подумала. Надо обыскать дом. Не думаю, что они потащили его по улице или на второй этаж, так что займемся этим и подвалом, если он есть. Тут могут иметься потайные ходы или что-то в этом роде. Насколько я помню, Темные в большинстве своем были параноиками и в обязательном порядке обзаводились если не тайным проходом, то бункером под землей, как минимум. 
      - Об этом я и сама подумала, - буркнула Дэя, раздраженная тем, что роль командира взяла на себя Ираиль. 
      Девушки не сговариваясь устремились в дверной проем, столкнувшись плечами. Зыркнув на лекаршу так зло, как только смогла, Дэя повелительным тоном велела ей искать в другом месте и, шагнув в кухню, принялась осматривать помещение. 
      Кухонная утварь, чистая и сухая, была аккуратно расставлена, развешана и разложена в положенных ей местах. Плита была натерта до блеска. Кипельно белые полотенца были сложены стопкой на угловом столике. Никаких запахов, ни единого пятна на полу, разделочные доски сухи... Складывалось впечатление, что тут не готовили несколько дней. Это означало, что либо Ло питался благословениями Богини, либо он откушивал не здесь, либо… не той пищей, что можно приготовить на обычной кухне. От этой мысли у Дэи мурашки забегали по коже. Она отбросила глупые мысли и двинулась к кладовке. Массивная деревянная дверь не заскрипела, когда Дэя отворяла ее – ею, в отличие от кухни пользовались чаще. Выбеленные ступеньки спускались в прохладную темноту погребка. Слева на стене было встроено чугунное кольцо для факела, которого сейчас в нем не оказалось. 
      Дэя ухмыльнулась: 
      - Глупый старикашка, даже не смог наколдовать себе простейший светошар!
      Первый след! Однако это могло оказаться ловушкой, поэтому Дэя переключила рефлексы на максимум. Она опустилась на корточки и коснулась следующей ступеньки. Камень все еще сохранял еле различимый след – если бы не магия, его невозможно было бы уловить. Дэя поднялась, мягко скользнула обратно на кухню, поспешно пересекла ее и нырнула в холл, где Ираиль ползала на четвереньках, ощупывая половицы. Невозможно было отказать себе в удовольствии понаблюдать за «поползновениями» лекарши. Оперевшись на деревянный косяк, Дэя еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться. Однако Ираиль довольно скоро заметила, что что-то не так и, подняв голову, обнаружила давящуюся хохотом Дэю. Девушка хмуро встала с колен:
      - Нашла?
      - Ты сомневалась? - зло ухмыльнувшись, ответила Дэя. - Скажи, а ты думала, что они спрятали дракона в щели
      Ираиль ничего не ответила, и Дэе пришлось рассказать о находке. Лекарша кивнула и они вернулись к лестнице в кладовке. Шар послушно вспыхнул в руке Дэи. Так они начали свой спуск в прохладную темноту неизвестности.



Та что любит дождь

Отредактировано: 18.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться