Наказание страхом

Размер шрифта: - +

Глава 8. Свои интересы

Подперев щеку рукой, Юлия рассеянно наблюдала, как племянник накрывает на стол. Красивый ребёнок. Даже не ребёнок, а юноша уже, молодой человек. Впрочем, её это совсем не радует. Куда как спокойней было, когда он был пухленьким обаятельным крошкой, радовался копеечным игрушкам и упрашивал её пойти на выходных в зоопарк.

А теперь… С каким удовольствием она теперь пошла бы в этот зоопарк! Но её ребёночку надо уже совсем другое. Клубы, девушки и возможность небрежно демонстрировать своё превосходство, свою исключительность. Она сама виновата, это она так его воспитала. Она всегда говорила, что он самый лучший, самый талантливый, самый замечательный, других таких нет, другие и рядом не стояли! Она так хотела, чтобы её ребёночек любил только её. Её, а не своих родных родителей. Не её бестолкового брата и его пустую, легкомысленную жену, которые только и могут мотаться по ближайшему зарубежью в непрекращающихся поисках лёгких денег.

Юлия давно подозревала, что они сами уже всерьёз не рассчитывают ни на какие существенные заработки, просто им нравится такая жизнь – беспечная, беззаботная, в вечном бездумном движении. Им не были нужны ни дом, ни стабильность, ни собственный ребёнок. Если честно, последнее Юлию только радовало. Она с готовностью забрала племянника и старалась сделать всё, чтобы он как можно реже вспоминал о родителях.

Боги, как она старалась! Всё, что она делала, всё было только для него. Но как же ужасно, что вместе с детьми растут и их желания, и вот ей уже остаётся только растерянно смотреть на своего выросшего мальчика, не зная, что ещё она может для него сделать. Хорошо, что он хотя бы ни в чём её не упрекает и ничего не требует. Нежданное, незаслуженное счастье. Ведь на самом деле она должна ему так много! Хотя бы за то, что сумела отобрать его у родной семьи.

- Я так тебя люблю! - невольно вырвалось у Юлии.

- Я тоже тебя люблю, тёть, - племянник мимоходом поцеловал её в седеющий пробор в волосах. - Тебе чай зелёный или чёрный?

- Чёрный, - зевнула Юлия. - И покрепче.

- Что, трудовые будни невыносимы без допинга? - хмыкнул Артём.

- Ты же знаешь, у нас сейчас ужас что творится. Лерка как с ума сошла, вчера до часа ночи продержала меня на работе, чтобы сегодня уже открыться как ни в чём не бывало.

- Ты, конечно, всё там реанимировала, - с непонятым выражением произнёс племянник.

- Конечно, - согласилась Юлия. - Лерка за это премию обещала.

- Здорово, - с иронией восхитился он. - Слушай, может, нам это на поток поставить – я буду ночами всё громить, ты потом восстанавливать. Заработаем!

Юлия встревоженно вскинула голову:

- Кстати, она про тебя спрашивала.

- Кто, твоя горгона? По поводу?

- Она спрашивала, как развлекается современная молодёжь. По-моему, она считает, что это ты мог всё устроить, - Юлия пытливо смотрела на племянника.

- Я? - тот легкомысленно пожал плечами. - Ну и пусть думает, нам-то что. Мне она никогда не нравилась.

- Между прочим, это благодаря ей мы сейчас живём по-человечески, - совершенно не желая переубеждать Артёма, просто для порядка заметила Юлия.

- Ну да, - хмыкнул он. - Точно. А я-то думал, это благодаря тому, что ты пашешь на неё днём и ночью. Ты заметила, что я из-за твоей работы уже научился сырники жарить? Порядочный человек давно бы сделал тебя совладелицей.

- Ну ты что! - неуверенно, скорее себе, чем ему, возразила Юлия. - Она одна всё создавала, поднимала с нуля…

- Того, что она поднимала, больше вообще нет! - резко обрубил Артём. - Это были средние магазинчики для домохозяек, через пару лет их бы пришлось закрывать из-за конкуренции!

- Неправда! - в Юлии всё же проснулось чувство справедливости. - Там всё было вполне прилично, и если уж она продержалась на рынке целых двадцать лет…

- Какая разница! - со свойственной его возрасту категоричностью Артём не признавал полутонов. - Всё равно, то, что есть сейчас, сделала ты!

Юлия согласно кивнула головой и только потом, спохватившись, жалобно возразила:

- Мне за это и платят.

В душе снова вскипало раздражение. Даже школьник понимает, что её труды заслуживают большего, чем жалкая ежемесячная подачка! Однако нельзя, даже племяннику нельзя признаваться, что она тоже так считает. Как там у Тютчева? «Молчи, скрывайся и таи и чувства, и мечты свои…» Вот, особенно мечты. Особенно если ты что-то делаешь для их осуществления.

Юлия с нежностью улыбнулась.

- Нам и так повезло. Представь, что могли бы до сих пор жить в съёмной халупе.

Прекращая бессмысленный полуспор, Артём крепко обнял тётушку, поцеловал в прохладную щеку. Юлия счастливо вздохнула.

***

- Липатов Павел Арсеньевич, - докладывал начальнику старший лейтенант Кузовков. - Родился в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году, первые семь лет жизни провёл в детском доме, потом его усыновили Каролина и Арсений Липатовы. Обычная семья, она всю жизнь проработала экскурсоводом в музее, он – педиатр в районной поликлинике. В общем, всё как у всех. А потом Липатов - в смысле, Павел, приёмыш, - начал зарабатывать. Не так давно, лет пять назад. Сначала пробовал себя в качестве модельера, я видел несколько фотографий, вполне приличные вещи. Но потом, видимо, понял, что одним творчеством много не заработаешь, и сосредоточился на продажах. Набрал штат, создал торговую марку «Каролина» - видимо, назвал в честь приёмной матери. Два года назад старшие Липатовы погибли в аварии. С Меркуловой Павел завязал контакт ещё в самом начале творческого пути. В общем, если считать его фигурантом, - старлей позволил себе высказать личное мнение. - То всё хорошо сходится. Появились  возможности, недавно потерял приёмных родителей. Самое время отомстить родной мамаше.



Рада Мурашко

Отредактировано: 23.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться