Нам с тобой...

Размер шрифта: - +

И на Марсе будут яблони цвести.

И на Марсе будут яблони цвести.

 

 

  • Первым делом, дорогой вы наш, - взялся меня распрашивать док. - скажите какое сегодня число. Уж больно спорная это у нас тема. Календарь то мы ведем, но как понимаете на его точность особо расчитывать не приходится.

Я назвал дату и Белозерцев признался, что где-то они успели на день обогнать наш календарь. Затем предотвращая череду вопросов начал сам обстоятельно рассказывать, что и как происходило в нашей стране после 41го года. Про то как остановили наступление фашистов, о том как пядь за пядью освобождали захваченные земли и как наконец весной сорок пятого был взят Берлин и подписана капитуляция. О фактах ужасных зверств врага на захваченных территориях. О концентрационных лагерях, массовых казнях и изготовлении предметов роскоши из останков жертв. О том что историки до сих пор не пришли к единому мнению о количестве жертв той страшной войны. О том как вели себя союзнички непосредственно во время войны и после ее окончания при дележке репараций. Впрочем и о вкладе союзников в борьбе с фашистами тоже рассказал — лендлиз, сопровождение конвоев в северных морях. О подвигах мирного населения, в глубоком тылу работавших на износ для обеспечения армии всем необходимым. Когда разговор зашел о блокаде Ленинграда, я заметил как посерели лица у Ермолаева и Белозерцева. Пришла мысль что для меня этот расказ о достойном уважения и вечной памяти подвиге дедов, а для сидящих рядом людей это события их современников, соседей, и даже родственников и близких. И что я даже представить себе не могу что они сейчас чувствуют.

Подведя итог рассказу о страшной войне я искренне извинился за скупость и краткость рассказа, и пообещал, если будет возможность достать книги, мемуары, документальные и художественные фильмы, мысленно прикинув что нужно будет внимательно подобрать материал, так чтоб не затесалась современная псевдо-интерпритация фактов.

  • Так вы все таки сможете открыть проход обратно? - встрепенулся от печальных мыслей Док.

  • Мне кажется да. - я задумался и припомнил то ощущение которое испытывал после перехода стоя у камня. - Может не сегодня и не завтра, но мне показалось что переход откроется. Не могу объяснить как, но чувствую портал будет.

  • Чудесно, чудесно. - пробормотал доктор. - Знали бы вы, сколько времени мы провели там пытаясь разобраться как вернуться домой. Что-ж, поживем - увидим. Продолжайте прошу вас.

Я продолжил. События современной истории в памяти возникали довольно хаотично, потому дальнейший рассказ был довольно сумбурный. Парад Победы, востановление разрушенных городов и хозяйства, сотни тысяч пленных немцев на работах. От строительства городов, мысль перескочила на комсомольские стройки, БАМ, города на крайнем севере и дальнем востоке. Как по путевкам и направлениям люди уезжали во все уголки страны и практически на пустом месте возводили дома, инфраструктуру, производство, при этом долгие годы проживая рядом в бараках. Вспомнил про ядерное оружие и пришлось снова вернуться назад и рассказывать о его появлении, о ударе Американцев по мирным Хиросиме и Нагасаке. О том как появление такого оружия в нашей и еще нескольких странах стало сдерживающим фактором, ну или ошибочно им считается. Пришлось надолго углубиться в тему гонки вооружений, железного занавеса и напряженных отношений в мире в конце прошлого века. Рассказывал о мирном применении атома, электростанции, двигателя атомоходов позволяющие по несколько лет работать автономно. Вспомнил и ошибки, страшную трагедию на ЧАЭС и не столь давнюю аварию в Японии. И снова назад к шестидесятым, первые шаги в освоении космоса, гонка изобретений, первый спутник, первый пилотируемый полет, первый выход в космос. Упомянул и про американцев высадившихся на луну, не став добавлять о сомнениях по этому факту которые до сих пор обсуждают на научных, псевдонаучных и диванных форумах. О современных совместных программах и МКС.

Слушали меня не перебивая, лишь в конце каждого этапа или блока задавали уточняющие вопросы. День уже давно перевалил за середину, еще раз забегала Настасья и я понял почему в распахнутое окно слегка тянуло дымом. На застланном скатертью столе появился сверкающий самовар, заварник с черным ароматным чаем, глиняные плошки с кусковым сахаром, с медом, вязанка сушек, сушеные яблоки. Мне персонально выделили стеклянный стакан в бронзовом подстаканнике и маленькую чайную ложечку, остальные довольствовались глиняными кружками и деревянными ложками без всяких росписей, какими красуются сувенирные экземпляры в магазинах. От долгого рассказа очень хотелось пить и я с удовольствием выхлебал две чашки, полакомился угощением. Только так и не сообразив что делать с довольно крупными кусками сахара оставил его нетронутым.

По моим соображением, до заката оставалось не более двух часов и я перешел к оттягиваемому этапу. Скупо, исключительно по фактам и стараясь ничем не выражать своего отношения к происходившему стал перечислять события последовавшие после распада СССР. Дележка ресурсов, крах социальных, культурных, образовательных программ. Необдуманные экономические и законодательные реформы. Разгул бандитизма. Внутренние вооруженные конфликты. Взяточничество и коррупция абсолютно во всех сферах. Позорно брошенная практически на самообеспечение одна из самых сильных армий мира. То как в считанные годы рассыпалась прахом, разворовывалась и распродавалась индустриальная отрасль. Как теперь долго, натужно и зачастую больше на бумаге все восстанавливается. Как теперь уже и решения принимаются правильные с верхов, но инерция и недоверие тормозит инициативу. Периодически приходилось себя останавливать от уж чрезмерного сгущения красок и добавить в палитру чего-то хорошего. Но именно такие факты вспоминались с трудом. Да, кратно улучшилось качество медицины, особенно в платной сфере. Да, всем доступна связь практически с любого уголка страны, впрочем это сейчас во всем мире так. Да, можно в любой момент поехать за границу отдохнуть, море, пальмы, коктейли, только стоит озаботиться покупкой конвертируемой валюты. Да, ассортимент товаров в магазинах удовлетворит любые потребности, есть все, только производится почти все не у нас. Все «но» я старался умалчивать или сглаживать. Рассказывая, в чем-то позорный этап истории наблюдал за реакцией слушателей. И может мне показалось, а может от не совсем точного изложения, но воспринимали они эту часть спокойно. Больше эмоций, потрясений, переживаний выражали когда слушали о ходе Великой Отечественной Войны. Удивление, гордость, узнавая о космических полетах и уточняя достижения советских космонавтов. А тут лишь хмурились. После того как я закончил рассказ, на несколько минут повисло молчание. В окно с улицы доносились звуки гармошки, кажется со стороны местной столовой.



Денис Шалдыбин

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться