Напарники: Игры Богов

Размер шрифта: - +

Часть 1. Мир Зуга. Глава 1 Рил

Часть I Мир Зуга

Глава 1 Рил

Долго не могла открыть глаза: такое ощущение, что ресницы склеились между собой. Поднять руку и протереть не получалось. Чувствовалась слабость, сил совсем не было. Наконец смогла разлепить сначала один глаз, от яркого света потекли слезы, что позволило открыть второй. Вместе со зрением вернулись слух и обоняние. Воняло сыростью, гнилью и еще чем-то. Звук стекла и металла раздражал слух, а вот звук шагов заставил широко открыть глаза и полностью проснуться. Ко мне направлялся некто в сером балахоне с подобием шприца в руках.

«Кхехк… Кто вы? — хотела закричать, но вместо этого из горла вырвалось сиплое карканье. — Где я? Что вы хотите делать? Не подходи ко мне!» — продолжала хрипеть, увидев, как он собирается сделать мне укол.

Дернулась, чтобы остановить его, но с ужасом поняла, что связана по рукам и ногам. Между тем он приложил устройство к моей руке — острая боль моментально пронзила руку, распространилась выше к плечу, а после — по всему телу. Слезы хлынули из глаз, я орала как никогда ранее, надрывая связки. Судороги были настолько сильными, что казалось: даже кости трещат. Наконец меня накрыла спасительная тьма.

***

— Стойте! Здесь Зуги! – закричал парень идущий со мной в паре запирая решётку, тем самым отрезая путь на улицу.

Только подошедшие ребята резко развернулись и побежали в обратную сторону. Я только собиралась подойти ближе к тому, кто только что запер меня, как оказалось в ловушке с какими-то непонятными зугами, но вопросы застряли в горле. Кожа парня начала бугриться, как будто пузыри под кожей, а через мгновенье, лопнув, покрыли все тело кричавшего в агонии густой вонючей серо-бурой пеной. Он пронзительно закричал и начал метаться по маленькому коридору и в итоге толкнул меня так, что я улетела спиной в стенку, от чего вышибло воздух из легких. За то время, пока пыталась сделать вдох, парень буквально сгнил на моих глазах. Даже не пытаясь понять, что произошло и что мне делать, рванула в спасительный люк, что был открыт чуть правее от меня.

Спускалась долго; не разбирая дороги, неслась подальше от произошедшего на сей раз по привычным мне каменным лестничным пролетам. Как не упала на этх темных лестница не поняла. Наконец, когда начала задыхаться, остановилась, пытаясь отдышаться. Прислонилась к стене закрыв глаза, в памяти сразу встала картинка бурой жижи, оставшейся на полу вместо парня, меня вывернуло наизнанку.

— Какого черта я еще не проснулась и что за кошмар мне снится?! — причитала, вытирая рот дрожащей рукой.

Через некоторое время пришла в себя. Обнаружила, что оказалась в темноте и без оружия; не помню, когда и где успела потерять выданный кусок металлолома, но сейчас сильно пожалела о пропаже последнего. Осмотрелась по сторонам: идти вверх не стоит, впереди темный узкий длинный коридор, далеко тускло светит лампочка. Все остальные должны спуститься вниз, так что лучше поискать их — с ними не так страшно. Опираясь рукой о стену, я начала спуск по лестнице осторожно и неспешно, чтобы не упасть. Чем ниже я спускалась, тем тьма становилась плотнее — почти осязаемой.

«Слишком тихо, сомневаюсь, что они спустились так глубоко. А внизу, как было сказано Сораном, клетки с „псами“ — вот с кем с кем, а с ними встречаться совсем не хочется». — С такими мыслями решила развернуться обратно для того чтобы найти коридор, в котором был свет.

Пока поднималась, в темноте каменного коридора память подкинула новую информацию о смерти парнишки.

«Зуги — индивидуальный ядовитый биомеханизм всех перворожденных вампиров. Каждый зуг обычно имеет индивидуальный набор ядовитых веществ, но внутри рода, как и на низшей ступени иерархии, он может повторяться. Это оружие вампиры чаще используют для убийства себе подобных. В момент атаки способен принимать одну форму местной фауны, чаще насекомых. В зависимости от особенностей выбранной формы зуга можно подобрать противоядие. Чем необычнее выбранный вид при атаке, тем сложнее определить набор антидотов. В состоянии покоя преобразуется в металлическое кольцо, которое носят на пальце».

«Странный сон, зачем мне вообще знать такие подробности. Вообще не помню, чтобы я смотрела кошмары перед сном, наоборот, посмотрела пару серий „Маши и медведь“ вместе с дочкой. Надоело! Хочу проснуться!» — но не успела я додумать, как рука, опиравшаяся на стену, угодила в пустоту, и я по инерции провалилась.

Летела недолго, больно приземлилась на руку, ударилась коленкой и бедром. Кряхтя и постанывая, смогла принять сидячее положение. Рука, как и бедро, сильно ныла, но перелома не было. Поднявшись на ноги, начала обследовать помещение, в котором оказалась, не опираясь руками о стену, чтобы не провалиться опять. Каменный мешок — по-другому каморку полтора на полтора не назовешь. Абсолютно гладкие стены, без малейших изъянов — это выяснилось предположительно на второй час моего пребывания там. Звать на помощь было страшно: пусть во сне, но съеденной быть еще страшнее. Часа через четыре захотела есть, спать и по нужде, но из доступного был только сон, поэтому, устроившись в углу, постаралась уснуть на каменном полу, подогнув под себя ноги.

Через некоторое время открыв глаза, сначала не поняла, почему так темно, а попытавшись повернуться на другой бок, повалилась на пол: тело затекло от неудобной позы.

«Второй раз мне снится, что я просыпаюсь во сне — странно, — рассуждала я, пока разминала ноги от судорог. — Черт! В туалет безумно хочется! Да плевать — пусть сожрут, зато проснусь и схожу в туалет».

«Спасите! Помогите! Я здесь, внизу! — орала изо всех сил. — Мама! Сорин! Помогите!»



Blackcurrant

Отредактировано: 17.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: