Наперегонки с прошлым. Алесе

Размер шрифта: - +

Глава 14

Я прислушивалась к скрипящим на втором этаже половицам. Видимо моя компаньонка решила познакомиться с домом, решив, что все уже спят.
Не повезло ей сегодня.

Сначала к нам Торд-Аны нагрянули. Переждать Сару, в которой проснулся интерес к происходящему, занятие не из лёгких, правильнее сказать, из невозможных. Пока подруга ответы на свои вопросы не получит, будет гостить. До упора, и даже с ночёвкой.
А раз Лие зельевар, то я и отправила её к Риде: с ассортиментом ознакомиться, условия хранения проверить, дизайн лавки оценить, упаковку посмотреть. Помощница у меня женщина хваткая, как поняла, что халявные рабочие руки нашлись, так сразу взялась за ревизию.
Счастливая Зедра порхала по дому: в этом месяце работа в лавке, ненавидимая девушкой из-за того, что приходилось писать длинные списки под диктовку Риды, её миновала. Да ещё и праздник скоро.
Ирсен слово сдержал – к полудню прибыли строители и повозки с досками. И пока Норт учил Арэна править подарком, муж подруги командовал в каретном сарае. Я туда даже не заглянула, помня, что лезть мужчинам под руку, обходится дороже себе.
Так что, озадачив всех, мы с Сарой удобно расположились в гостиной и обсудили и появление у меня компаньонки, и предстоящий день рождения Арэна.

Придя по первому пункту к выводу, что пока трепыхаться не стоит, а следует понаблюдать как развернутся события и поделив расходы на предстоящее мероприятие, мы выпили по чашечке кофе и перешли к делам более привлекательным.
Я достала из шкафчика наши корзинки и мы с наслаждением окунулись в любимые хобби.
Из иномирян о страсти Сары к вышивке не знает только тот, до кого женщина ещё не добралась в своей неуёмной жажде творить помощь. В домах остальных всегда есть пяльца, канва и наборы цветных ниток и игл.
Существуют три условия, при которых с леди Торд-Ан легко ладить: внимательно слушать и не перечить; хочешь сделать по-своему – делай молча; если Сара в гостях, следить, чтобы в её пальцах были зажаты пяльцы и иголка.
Правда последнее время подруга уж слишком увлекалась, и перешла на создание картин.
Я подвинула к её креслу последнее приобретение Ирсена: у меня на подобное просто денег не хватит – раму на колёсиках, застопорила их, и предоставила гостье развлекаться самой, считай, долг хозяйки исполнила.
Одна из картин Сары: феникс, парящий среди облаков в голубом небе, украшает стену возле кровати Арэна.
Судя по рисунку на канве – мелкие, полевые маки и ярко-синие васильки среди колосьев, этой предстоит занять место в моей спальне.
Моё увлечение не так затратно – я создаю цветы из лоскутков. Поставляющие мне обрезки ткани портнихи с удовольствием покупают потом и букетики, и гирлянды, и отдельные экземпляры для украшения платьев и шляпок.
В этот раз надолго засесть за любимое занятие не удалось. Примчавшаяся Зедра: она, как мне кажется, вообще медленно ходить не умеет, сообщила, что ревизия закончена, Рида уехала, компаньонка возмущается своей комнатой, обед готов, сарай ещё нет, все хотят есть. Вывалив на нас кучу информации девушка на минуту замолчала и, добавив, что бежит накрывать столы, исчезла.
Сара понимающе хмыкнула – среди строителей затесалась парочка молодых ребят.
Но и после обеда вожделенная для Лие экскурсия не состоялась. Пользуясь полной неосведомлённостью компаньонки в растениеводстве я наплела ей о фазах лун и их влиянии на корневую систему, и утащила в огород, заниматься привезённой Торд-Анами рассадой. Работа эта не быстрая. Так что до вечера я дотянула.
Ужин, попрощались с гостями, выпроводили строителей, выразила молчаливое неодобрение притащившему свои вещи Норту, покормили живность, поиграла с сыном. И всё это время полное игнорирование возмущённых взглядов компаньонки. Насыщенный выдался день.
И вот сейчас, стоя на пороге лаборатории я вслушивалась в осторожные шаги. Коротким жестом активировала сидящих на плафоне над дверью спальни Арэна стрекоз. Мне индифферентно, что любопытная дамочка шарится по дому, главное, чтобы она к моему сыну не сунулась.
Бесшумно отступив в комнату я закрыла дверь и, вытащив дневники Орэна, разлеглась на кушетке и, подоткнув подушку, приступила к чтению.

 

Из-за вырванных листов один из блокнотов был тоньше, и я начала с него. Страницы, подёленные на две части, содержали в правой половине заметки о событиях, а в левой замечания к ним.
Первая запись, датированная на неделю раньше нашей встречи, заставила меня улыбнуться.
«1A. Сегодня меня уделали (написано по-русски). Когда много лет назад Ирине сказала, что я зря взялся за изучение русского, я ей не поверил. Она утверждала, что этот язык несложно учить, его сложно чувствовать. Сегодня я понял это.
Заметка – Так случается, когда во главе Совета встаёт иномирянин. Целителям приходится изучать языки чужого мира. Зачем? Никто не понимает, но все учат...
Меня уделала практикантка из небольшой окраинной лечебницы. Несколько дней она караулила меня возле суда, а сегодня, встав напротив дома, принялась орать во всё горло «Песнь покинутой невесты».
Соседи вызвали стражу. Я бы отдал девчонку им, и ещё приплатил бы, чтобы подержали, пока в ум не прийдёт. Но командиром группы оказался бывший ученик, и молчаливый упрёк в его глазах заставил дать обещание этой нахалке, что я проконсультирую её на счёт пациентки, с которой она не справляется.
Заметка – Использовать этот случай. Четыре практиканта на одного лекаря много. Поднять вопрос на Совете.
1B. Наконец выбрал время и добрался до этого...
Заметка – Выбить деньги и снести к (замазано) это здание, которое и (замазано) назвать нельзя!!!
Внутри оказалось довольно чисто. Как я понял, лечебницу опекает небольшой храм: посылает сюда людей в помощь, и держит здесь на службе молодого священника.
Заметка – Ещё бы не держали! Загнать всех 5-ти курсников и поднять документы о смертности! Кладбище при лечебнице! Куда Надзор смотрит?!
Как и рассказала практикантка, пациентка похожа на загнанного, озлобленного, истощавшего крысёнка.
Понял, что означает то выражение, которое Ирине бросила мне перед тем как уйти.
Заметка – (замазано).
Стоило ознакомиться с бумагами Крысёнка, и вечер перестал быть томным.
Кажется, я влип!
Мало того, что девчонка – подсудимая по делу, на котором я консультант, так ещё кто-то явно старается, чтобы она не выжила.
Хотя, с задачей сдохнуть в ближайшее время, Крысёнок и сама справляется неплохо.
Странно, что она ещё жива...
Заметка – Ничего странного, она беременна. Заставить 4-й и 5-й курсы повторить раздел «Беременность иномирянок», да и, раз на практике не способны определить, зачёт не повредит.
1Ва. Начал курс лечения. Два дня – должны быть результаты, а их нет. Эта дура решительно настроена угробить себя.
Заметка – Выяснить, чем придурок отличается от полудурка.
Необходимо принудительное лечение, но пока добьюсь разрешения, она точно успеет умереть. Её-то не жалко, сама решила – сама сделала, но малыша-то за что.
1Л. Поговорил со священником. Тот меня поддержал – спасать, даже против воли.
Женился.
Судя по взгляду новобрачной, когда она выздоровеет, первый брак покажется мне сказкой (написано по-русски). Сведения, представленные в суде, указывают, что моя жена не просто талантлива, передо мной гений, не осознающий своих способностей.
Заметка – Всё чаще приходит мысль, что девчонку использовали. А после свалили всю вину на неё.
Перевёз домой. Нанял сиделку из иномирян. Та, ласково улыбаясь, попытки Крысёнка сопротивляться подавляет без всякой жалости. Настойки, кормление, как положено, во время.
Решила встать на ноги. Сиделка её скрутила, запеленала как младенца в одеяло, шарфом перевязала, да ещё и бантом украсила.



Мари Лесс

Отредактировано: 04.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться