Наперегонки с прошлым. Алесе

Размер шрифта: - +

Глава 22

— В Багдаде всё спокойно... В Багдаде всё спокойно... — Напевала я, шагая по тихому коридору и стараясь сдержать рвущиеся из самых-самых глубин нецензурные слова.

Взглянув мне в лицо достучавшаяся до меня, честно говоря, издолбившая дверь, Зедра быстро произнесла “эта пришла!” и моментально растворилась в недрах дома.
Говорят – аристократы снобы, но, как показала жизнь, среди простых людей снобов встречается не меньше.
Я прикоснулась к набитому пузырьками карману – вроде всё взяла.
Простая история – юноша полюбил девушку. Вот только он – сын экономки в большом доме, а она – свинарка с окраин.
Семья парня взвилась – не ровня! – и, надавив на отпрыска, вынудила его жениться на вышивальщице. Жениться-то он женился, но любовь-то никуда не делась, и теперь этот слабак вымещал на молодой жене свои обиды на судьбу.
Три года! Три года я лечу травмы этой дуры и пытаюсь уговорить её, если уж не может бросить мужа, так хотя бы обратиться к Та-Арану, тот живо бы привёл дебошира в чувство, но натыкаюсь на “что люди скажут”.

Она и ко мне-то ездит из опасения, что городские целители проговорятся и поползут сплетни.
Что люди скажут...
За спиной много что скажут... Кто-то будет жалеть жену – достался же “подарок”. Кто-то сочувствовать мужу – видать, глупа супруга, раз тумаками учить приходится. Но никто не вмешается.
Всё! Последний раз! Я тоже больше не хочу! В конце концов, не хочет башкой думать, пусть идёт к кому-нибудь другому.
Взгляд проехался по “выдыхающемуся” заклинанию, и я тут же вспомнила о входах в дом, которых, кстати, аж восемь штук.

Раньше – чтоб по тревоге народ не давился, сейчас убрать бы лишние, да нельзя-я-я – памятник.
Пользуемся мы лишь тремя: центральным и крайним с фасада, и угловым, ведущим в сад, правда, торцевую створку мы забили намертво. Пройтись бы надо: проверить охранки. Что-то я подзапустила безопасность.

Снова прикоснувшись к пузырькам прибавила шагу. У меня и своих забот полно!
Накрутила я себя знатно – дверь рванула так, что у невозмутимой Риды брови подскочили.
Давным-давно это помещение было кухней и столовой для комсостава. Сейчас это склад, размещённый под лестницей, лавка – толстенькой буквой “Г” с выходом на улицу и небольшой кабинет, мой.

— День добрый! — поздоровалась я с Ридой, и была удостоена короткого кивка.
Оглядевшись я в очередной раз поздравила себя с удачным выбором помощницы. Массивные, деревянные шкафы были отполированы так, что казались новыми, словно их только что расставили. Стёкла блестели, на полках и плиточном полу не пылинки.
— Где? — Спросила я.
Сидевшая на высоком стуле Рида в очередной раз кивнула в сторону закутка. Она вообще предпочитает обходиться без слов.
Я откинула часть прилавка и, пройдя вперёд, свернула направо.
И, не сдержавшись, тихо выматерилась: чистое лицо и руки – сигнал о внутренних повреждениях. Я этого гада сама прибью!
Сняв охранку с кабинета и пропустив посетительницу вперёд, прикрыла створку и, повесив “тишину”, указала рукой на ширму.
— Нет. — Молодая женщина покачала головой. — Я попрощаться пришла. И поблагодарить за всё. — Она положила на стол небольшой свёрток. — Это вам. Спасибо!
— Попрощаться? — Я опустилась в кресло за рабочим столом.
А она изменилась с нашей прошлой ... встречи. Выпрямилась, пропало затравленное выражение в светло-карих глазах, теперь они лучились счастьем. Волосы, обычно наспех скрученные в пучок, заплетены в сложную косу. Да и платье... Надо же... Решилась на светлое, чуть приталенное.
— Я ушла от мужа. Мы... Я и друг уезжаем сегодня ночью. Он получил работу. Далеко.
— Перевалы же ещё закрыты?
— Они уже чистые. Мой... друг проверил. — Молодая женщина говорила спокойно и смотрела мне в лицо. Памятник тому мужику, который смог вырвать её из кошмара! — А оставаться в городе я не могу. Пока живу в мастерской. Хозяйка разрешила. Но муж ищет. А я ребёнка жду! — Неожиданно закончила она. И широко улыбнулась.
— Доброго пути! Пусть всё сложится хорошо! — искренне пожелала я.
— Я пойду. — Молодая женщина поклонилась и вышла.

 

Я смотрела ей вслед и прикидывала – выходят они ночью; значит, до придорожной гостиницы, скорее всего, вещи туда уже снесли, там ночуют; утром на лошадях – пешком пожитки не унесёшь, через перевал; к вечеру – на постоялом, а там можно уже и порталом.
Я белая и пушистая. Не всегда!
Через три дня можно будет запустить Зедру в город с новостью, что у кое-кого жена сбежала. Это не битьё, конечно же, но нервы мужику потреплют от души, да и от насмешек никуда не скроется.
Хлопнув ладошками по коленям я поднялась. Планы планами, а у меня я сама ещё с утра не кормлена, да и сыну нужно вещи собрать. Не разреветься бы. Три недели!
Храники-насмешники!

В коридоре мои уши атаковали ликующий визг Арэна, весёлый смех вновь уезжавшего и вернувшегося Норта – скоро точно забуду как он выглядит, и топот ног и лап на втором этаже.
Какое счастье, что дом построен из каменной сосны, иначе, мои мужчины разнесли бы его по брёвнышку.
На цыпочках добравшись до кухни и соорудив себе поздний завтрак на быструю руку, я повесила “тишину” и приступила... М-м-м... Надо же как проголодалась.
— Привет! — Раздался над головой голос Сары. Я так увлеклась, что пропустила появление экрана и колибри.
Вот... Наклонилась над тарелкой, чтобы сиропом на платье не капнуть, получи! Я закашлялась. Отпив большой – большой глоток сока с трудом проглотила кусочек блинчика.
— Убить меня хочешь? Я же подавилась! Не могла подождать пока прожую?! Привет! Горит что-то? Если нет, приди попозже. Я голодная! И злая!
— Заткнись! — Сердито рявкнула подруга. — Некогда мне! У ткацкой ремонт водопровода закончили. Банк выплатил страховку, а сейчас ищет виновного. — Я открыла рот. — Если это ты, молчи! Ничего не знаю, тогда и под присягой не проболтаюсь. — Я рот закрыла. Плотно. — Местные уже сообразили. Наших предупреждаю. Там до сих пор такой флёр от заклинаний висит, что выделить конкретное не смогут. Молчи. Банк не обеднеет.
— Что это вообще было?
— Попытка захвата власти в городе. Если бы ты тогда не обратила внимание на ящики, хозяин фабрики успел бы удрать. — Сара неодобрительно покачала головой. — Пожадничал. Не хотел, чтобы готовую продукцию испортили. Ну, а потом его прижали. Вежливо попросили объяснить, почему площадь оказалась так удобно свободной.
— Он что? В мэры решил? На хрена такой баян?
Сара оглянулась и, слегка склонившись, тихо сказала: — Наш мэр... — Она сомкнула пальцы в кулак и большим ткнула в потолок. — Досадил. Во-первых, запретил вырубку, а на ней неплохо зарабатывали. Во-вторых, отказался принимать на постой солдат, сказал – некуда их селить. Ирсен тоже отказался о предложения принять их на лето. Общежития пустуют, решили туда их. Ирсен сказал “нет”. Хотели вроде учения у нас провести. Мэр предложил им в горах ночевать.
Вот чего, чего, а гор у нас выше крыши.
Я быстро представила карту, на которой наше королевство выглядит как пятнышки зелени среди скал, да ещё и по границе горы в виде подковы. Соседи нас ехидно называют королевство вверх – вниз. Ни одного длинного, ровного тракта.
А внизу этой подковы, у левой зацепной части, маленькая подковка – это мы, наш городишко, маленький, и большую часть года закрытый из-за снега на перевалах.
— В общем, наверху нашим мэром недовольны. Захотели сменить. Но... — Сара многозначительно подняла указательный палец. — Выборами не прокатит. Я здесь уже сорок лет живу, вижу. Народ привык жить без потрясений. Налоги приемлемые. — Ещё бы! Зачем драть налогами, если большую часть казны город получает от караванов к Озеру. Можно, конечно, попробовать и мимо нас пройти, да кто ж пропустит-то. Дороги все под надзором. — В городе более-менее спокойно. Вот и решили – мятеж, пострадавшие, и другая правящая семья.

— Много пострадавших? — Спросила я, надеясь, что подруга расскажет что-нибудь о Лие, к которой меня целители не пустили.
— Достаточно... Я в больнице несколько дней чуть ли не ночевала! Эдиле... — Сара брезгливо поморщилась, а я понимающе улыбнулась. Каждому попаданцу помимо силы этот мир делает небольшой подарок: у меня это Оликуе, а у Эдиле – способность чувствовать мужа на расстоянии и перемещаться к нему.



Мари Лесс

Отредактировано: 04.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться